16+

Как живется российским людям в Ленобласти

16/05/2012

Как живется российским людям в Ленобласти

Мнения опрошенных нами граждан разнятся. Кому-то в сельской местности выживать тяжело, кто-то считает, что не все так плохо, как многие думают, а кто-то и вовсе, как Некрасов уверен, что на этот вопрос ответить невозможно.


                Вера САМСОНОВА, жительница села Курковицы:
– Не скажу, что все плохо. У нас в селе, согласно президентской программе, новый медпункт открыт, в нем принимает опытный фельдшер, а если что, кладбище рядом – так оно расширилось.

Отец АЛЕКСЕЙ, священник Гатчинского Павловского собора:
– Непросто… Очень трудно добиться от властей области поддержки в деле восстановления храма в селе Никольское, который является к тому же памятником архитектуры. Еще болит  душа за неблагополучие прихожан – провести газ в дома им не по карману, оформить участок как наследство или прибрести новый из-за чиновничьих проволочек  – для них целая эпопея… А как больно смотреть на заросшие поля, запущенные мемориалы воинских захоронений! А эти пустые поселки городского типа! Остается только уповать на Божью помощь, на которую уповали в России во все трудные времена.

Екатерина ТОИСТЕВА, модельер, пошивочное ателье «Ателье-стиль»:
– Мои родители, которых я навещаю каждую неделю, живут в поселке Паша. Отец работает путевым обходчиком, свою работу любит. Тем более он весь день – на природе, и, бывает, домой приносит белые грибы, а однажды принес лисенка… А мама сидит дома, воспитывает трех девочек, которых несколько лет назад взяла из Волховского приюта. Еще любит вязать, заниматься огородом, печь пироги… Жить можно. Только хорошо бы, чтоб продукты в области были бы не дороже, чем в Питере и чтоб в поисках работы люди из Паши не уезжали.

Надежда ПЕТРОВА, жительница города Лодейное Поле:  

– Мы живем надеждой – надеемся, что в Ленобласти таким многодетным семьям, как наша, – у нас пятеро детей, – наконец-то повысят детские пособия до уровня петербургских пособий и, как в Питере, для многодетных семей сделают льготы на оплату  ж/д билетов – поездка на электричке от нас до Питера и обратно обходится в 900 рублей, а мой муж в месяц зарабатывает на шабашке, – другой работы не найти, – около 10 тысяч.

Галина СКАТОВА, продавец меда на Кузнечном рынке:

– А вы проедьте на машине от Новой Ладоги до Тихвина, и вам все станет ясно: дорога так разбита, что сорок километров будете ехать часа четыре.

Наталья МЕНЬКОВА, дачница, поселок Синявино:
– Нормально. Сегодня трудно только больным, инвалидам, калекам, а тем, кто здоров, жить можно – солнце, дождь урожаи дают, даже в засуху бывает богатый урожай. А если работы нет, пошабашить можно. К шабашке многие приспособились, шабашники – народ свободный и зарабатывают хорошо – недавно мне двое пареньков доску из магазина донесли до дома – доска стоила 260 рублей, а они за работу взяли 350.

Надежда ГОРЮНОВА, продавец творога на Кузнечном рынке:
– Раньше у нас в деревне Кикерино был совхоз «Кикерино» с 2,5 тысячи голов дойного скота, а теперь вместо него АО, где только бычки. Вот я со своей непрожиточной пенсией и держу 4 коровы,  хотя сама творог не ем. Корова пьет много воды, все местные колонки текут, пришлось заказать у себя в огороде пробуравить за 100 тысяч рублей скважину. Опять же коров пасти негде – все поля заросли, а корма дорогие.

Юрий ГРИГОРЬЕВ, продавец картошки на Кузнечном рынке:

– У меня неоконченное высшее юридическое образование. Какое-то время я поработал в сельской милиции, в прокураторе, а когда увидел, что там творится, решил уйти из этих органов, и теперь мы с матерью выращиваем у себя в огороде на продажу картошку.

Николай СТАРИЦЫН, пенсионер, деревня Иваново: 

– Некрасов тоже задавался подобным вопросом и так и не смог найти ответ, кому на Руси жить хорошо. И сегодня бы не нашел.                        

Подготовила Эмилия КУНДЫШЕВА











Lentainform