16+

Почему прокуратура заинтересовалась петергофскими фонтанами

25/05/2012

Почему прокуратура заинтересовалась петергофскими фонтанами

На сайте Генеральной прокуратуры появилось сенсационное сообщение о том, что в Петергофе часть объектов водоподводящей системы фонтанов, оставаясь фактически бесхозной, пришла в неисправное состояние.


               О том, что водоподводящая система фонтанов (ВПСФ) Петергофа находится в катастрофическом состоянии, известно давно. ВООПИиК Петродворцового района активно рассылал письма во все инстанции (включая президента) с 2006 года, но решить проблему кардинально не удавалось никак. Естественный процесс деградации вел к тому, что водоподводящая система фонтанов – уникальный гидротехнический памятник, вписанный в природную среду, – вот-вот перестанет существовать. В Минкульте поговаривали уже о строительстве насосной станции для перекачки воды из Финского залива в фонтаны Петергофа.

И вдруг тревогу забила прокуратура, да еще и Генеральная. Чайка взмахнул крылами…

Итог шестилетней борьбы 

В 2006 году удалось добиться только одного: в хозяйственное ведение и на баланс Санкт-Петербургскому природоохранному ГУП «Экострой» от «Водоканала» было передано 24  гидротехнических сооружения (в основном шлюзы). Это малая часть, по остальным же гидротехническим сооружениям, особенно расположенным в Ленинградской области, владельца либо не было (здесь «Экострой» не работал и не работает), либо он неизвестен. Т.е. добиться от российской власти главного – признать, что ГМЗ «Петергоф» находится в двух субъектах федерации – в Петербурге и Ленобласти (где на гигантской территории расположена система водосбора для фонтанов Верхнего и Нижнего парков), и при этом является учреждением федерального подчинения, которое должно распоряжаться землями и сооружениями сразу в двух субъектах федерации, – этого добиться никак не удавалось. И руководство ГМЗ «Петергоф» – сначала Вадим Знаменов, потом с 2009 года Елена Кальницкая ни разу не обнародовали факты, свидетельствующие о катастрофическом состоянии водоподводящей системы, чтобы добиться радикальных изменений – прежде всего, контроля ГМЗ надо всей территорией водосбора. Наоборот, на первом плане всегда были реляции об успехах. Заиленные и грязные пруды, брошенная Брандовская ветвь водосбора, сбросы из коттеджей, которые начали расти вокруг каналов, КАД – ничего не волновало.

Когда появилась моя статья на эту тему, проблема стояла предельно остро и не решалась никак. И именно об этом после общения с защитниками Петергофа и ВПСФ от разрушения я и написал.

Прошло еще два года. В начале апреля 2012 года член ВООПИиК Петергофа Сергей Алексеев передал депутату ЗакСа от Петергофа Ирине Комоловой соответствующие документы, а она, в свою очередь, направила заявление в Генпрокуратуру.

И вдруг 5 мая 2012 г. на сайте Генеральной прокуратуры появилось фактически сенсационное сообщение о том, что по поручению заместителя Генерального прокурора РФ Александра Гуцана прокуратура Ленинградской области провела проверку по обращению депутата Законодательного собрания СПб о соблюдении законодательства об охране памятников культурного наследия ГМЗ «Петергоф». И в итоге проверки выяснилось (цитирую), что «часть объектов комплекса, оставаясь фактически бесхозными, пришла в неисправное состояние. Более того, их дальнейшее разрушение оказывает негативное влияние на окружающую среду».

Таким образом после 6 лет непрерывной атаки активистов ВООПИиК, пытавшихся обратить внимание государства на деградацию водоподводящей системы, прокуратура все же заметила, что некая проблема есть.

Как говорится, лучше поздно, чем никогда.  Сразу же проснулось и Министерство культуры, уже готовое выделить средства на историко-культурную экспертизу, и директор ГМЗ Елена Кальницкая, до этого жаловавшаяся мне в одном из телефонных разговоров на активистов петергофского ВООПИиК: дескать, они все время чего-то требуют…

Теперь же Кальницкая на своей пресс-конференции 11 мая повторила именно то, что активисты ВООПИиК Петергофа твердили шесть лет и что было написано в моей статье, – в частности, о передаче ГМЗ всей территории водосбора и ликвидации антропогенной нагрузки. Необходимо сделать так, чтобы в километре от Старо-Петергофского канала «к системе никто не подступался». Кальницкая вспомнила эпизод, когда из фонтанов Петергофа начала бить белая вода – на строительстве кольцевой автодороги (КАД) в воды, просочившиеся под землю, попала известь, окрасившая воду в белый цвет (это произошло в начале сентября 2010 г.). «Мы тогда поняли, насколько система уязвима, учитывая наличие автодороги и стремительно увеличивающуюся антропогенную нагрузку на близлежащие территории».

Забавно, что ВООПИиК Петергофа понял это гораздо раньше, и в своей статье я ссылался на проведенные одним из членов ВООПИиК исследования объема сточных вод, попадающих с КАД в месте ее пересечения с руслом реки Шинкарки – важнейшей частью ВПФС, главным историческим поставщиком воды. Место – Ломоносовский район Ленобласти, примерно в 19 км от ж/д станции Бронка. Исходя из средних норм осадков для июля – сентября, получается, что на длине КАД в 1 км за каждый месяц с июля по сентябрь слив воды с КАД в Шинкарку составляет 4000 куб.м., это очень много.

Тогда Елена Кальницкая, являющаяся гендиректором ГМЗ с 2009 г., никак не отреагировала на мою статью. Зато теперь она охотно рассуждает на эти темы, делая открытие за открытием: «Кальницкая заявила, что спасти систему, которая протянулась на 56 км по двум субъектам РФ – Ленинградской области и Санкт-Петербургу, может только специальное постановление правительства России, аналогичное постановлению по озеру Байкал, которое придаст водоподводящей системе реальный охранный статус». Выглядит эта активность по сигналу из прокуратуры несколько забавно.

Прокуратура: пар и свисток

Впрочем, в чем прокуратура увидела юридическую сторону проблемы, пока осталось неясным. Дело в том, что сайте Генпрокуратуры в сообщении от 5 мая 2012 г. сказано буквально следующее:  

«Установлено, что с 2008 года в соответствии с распоряжением Правительства РФ объекты водопроводящей системы Петергофа, расположенные в Ломоносовском районе Ленинградской области должны быть оформлены в собственность РФ, Санкт-Петербурга, а также в их общую долевую собственность.

Однако в 2009 году КУГИ Санкт-Петербурга отказался от права собственности на объекты водоподводящей системы Петергофа… В то же время ФГУК «Государственный музей-заповедник «Петергоф»… не имеет возможности в сложившейся ситуации взять на обслуживание указанные объекты. В результате этого часть объектов комплекса, оставаясь фактически бесхозными, пришла в неисправное состояние. Более того, их дальнейшее разрушение оказывает негативное влияние на окружающую среду.

В связи с выявленными фактами, материалы проверки в части бездействия территориального управления Росимущества в городе Санкт-Петербурге направлены в городскую прокуратуру для принятия решения о применении мер прокурорского реагирования».

Упомянутое распоряжение правительства РФ – это документ от 31.12.2008 № 2057-р. В документе есть перечень объектов культурного наследия федерального значения, которые до 27 декабря 1991 г. являлись недвижимыми памятниками истории и культуры государственного значения и в отношении которых должно быть оформлено право собственности РФ.

А пункте 107 указанного перечня названы многие (на самом деле не все) объекты ВПСФ. В том числе два объекта, находящиеся в Ломоносовском районе Ленинградской области, и один объект, расположенный в Петродворцовом районе Петербурга и в Ломоносовском районе области (шесть шлюзов Шинкарского канала).

В распоряжении есть и перечень объектов, которые переходили в долевую собственность РФ и СПб, но в нем было только два пункта – ансамбль ул. Зодчего Росси и дом 41 по наб. Фонтанки.

Поэтому замечание о том, что КУГИ Петербурга отказался в 2009 г. от права собственности на эти объекты, непонятно – распоряжением № 2057-р они стали собственностью РФ, и на каком основании на них мог претендовать СПб – неизвестно. И почему, например, музей федерального подчинения ГМЗ «Петергоф» не мог взять на обслуживание объекты ВПСФ, изъятые у СПб и области и перешедшие в собственность РФ, – тоже непонятно. И при чем тут территориальное управление Росимущества в СПб – неясно.

В общем, все непонятно. Возникает впечатление, что в прокуратуре Ленобласти не смогли прочитать и понять распоряжение № 2057-р. А написали нечто скороспелое и невнятное. Зато бездоказательно указано, что во всем виноват Петербург и городские органы, а ГМЗ «Петергоф» – белый, пушистый и невинный. Хотя никто не мешал правительству РФ в лице Министерства культуры на основе распоряжения № 2057-р инициировать принятие еще в 2009 г. постановления, которым ГМЗ «Петергоф» обязали бы распоряжаться всей ВПСФ, и финансировать соответствующие мероприятия.

Так что тут вина не Петербурга, а исключительно Минкульта и ГМЗ, не желавших воспользоваться предоставленными возможностями и лоббировать постановление правительства о расширении ГМЗ, прирородоохранной зоне и спасению ВПСФ.

С учетом странного текста пресс-релиза на сайте Генпрокуратуры возникают опасения, что мы имеем дело с простой демагогией, а пар может уйти в свисток.

По секретным данным из Петергофа

Все беспорядки, которые были обнаружены в октябре 2010 г. и отразились в статье, – все на месте. Пока что ВПСФ продолжает деградировать. И вот свежайшие примеры.

В Луговом парке в 1845 – 1848 гг. А. Штакеншнейдер построил Розовый, или Озерковый павильон. Здание располагалось на дамбе, почти окруженной тремя водоемами: Сампсоновским бассейном, Большим круглым и Мельничным прудами, соединенными между собой. Сад, разбитый вокруг павильона, поражал изяществом цветочных газонов, мостиков, террас у прудов, богатством скульптурного украшения. В годы Великой Отечественной войны Розовый павильон был разрушен и сейчас находится в руинированном состоянии, но сохранился мраморный мостик, некогда украшенный галереей из каменных столбов. Еще 9 мая 2012 года мостик существовал, но уже 12 мая был разворочен экскаватором или бульдозером и превратился в кучу камней.


Почему прокуратура заинтересовалась петергофскими фонтанами

Справа видны руины Розового павильона, на заднем плане – Мельничный пруд. В лучшие времена на мосту стояло 16 опор из сердобольского гранита, сверху располагалась пергола  и вазы с цветами. До нашего времени дошел только сам мост, но в процессе работ по реставрации прудов и соединяющих их протоков в мае 2012 г. мост был уничтожен экскаватором.


Почему прокуратура заинтересовалась петергофскими фонтанами


Почему прокуратура заинтересовалась петергофскими фонтанами

Таким был Розовый павильон в XIX веке

Здесь ведутся работы по чистке прудов, и результатом стало уничтожение исторического объекта – мраморного мостика. Событие примечательное тем, что большие деньги перечисляются на реставрацию, которую надо делать вручную, но в реальности приезжает бульдозер, позволяющий деньги экономить, и после него остаются руины, как после Великой Отечественной войны. А куда деваются сэкономленные деньги – понятно и так. Кстати, на Мельничном пруду работы велись с октября 2011 г., проводились в декабре и  январе (завершить работы должны по плану в мае 2012 г.). По снегу, не разбирая дороги, ездил грузовой транспорт, тяжелая техника, на газонах остались глубокие, незарастающие колеи.


Почему прокуратура заинтересовалась петергофскими фонтанами

 

«Остались от мостика рожки да ножки»


Почему прокуратура заинтересовалась петергофскими фонтанами

Дома стоят менее чем в 20 м от Мельничного пруда, в который сбрасывают всё, что сопровождает жизнедеятельность человека.

В 2011 г. упомянутым выше «Экостроем» реставрировались пруды Церковный и Бабигонский. Работы сделаны плохо: нагонная волна будет подмывать крутые берега, которые надо было сделать пологими. Они же имеют откосы под углом 45 градусов.

Дорога через дер. Санино на Марьино. Интенсивное движение, поток машин, грязь с дороги сливается в водоподводящую систему, потом поступает в водометы фонтанов.

На берегу каналов ВПСФ на расстоянии иногда в 25 м от берега располагаются фермы и коттеджи. Все продукты от их жизнедеятельности попадают в ВПСФ. Если ехать от Санина в Петергоф, то севернее дороги в 200 – 500 м уже находятся целые новые поселения.

От Царской мельницы к Розовому павильону ведет вытянутый с юга на север Мельничный пруд. У мельницы берега пруда укреплены крупными камнями тщательно, а ближе к Розовому павильону все набросано небрежно – сильным ливнем камни смоет в воду, а берег будет разрушаться. Все делается халтурно, нет хозяина. Для наблюдения за ВПСФ предусмотрено только 5 постов наблюдения, это капля в море.

Красный пруд был выкопан в 1739 году для питания водой «Шахматной горы», римских фонтанов и фонтанов Монплезира. Впоследствии к нему подключили фонтан «Пирамида». Пруд не чистят, по берегам растет камыш, дно заилилось, на берегу валяется мусор, шина от колеса. А это не дальний район, как Брандовка или Глядино, это возле дворца.

И так далее до бесконечности – рассказчиков приходилось останавливать принудительно. И изо всех рассказов следует одно: в ГМЗ нет хозяина, всевидящего и энергичного. Так что поневоле встает вопрос о том, не следует ли за сменой министра культуры РФ поменять и ген. директора ГМЗ «Петергоф».

Справка

Первое распоряжение об устройстве водовода для Большого каскада и нескольких фонтанов датировано 1715 годом. Вода в петергофские фонтаны течет с Ропшинских высот, длина всех водотоков – 56 км. И все это работает без насосов, самотеком. В этом и состоит уникальность водоподводящей системы как памятника истории и культуры – отсутствие насосных станций. Все сделано, благодаря остроумию инженерной мысли, за счет естественного перепада высот между Ропшинской возвышенностью и Верхним и Нижним парками Петергофа.

Сейчас в водоподводящая система фонтанов входят 40 водных элементов: 18 прудов, 12 каналов и 10 ручьев и рек. Общий полезный объем накопительных прудов составляет 480 тыс. куб. м (сегодня этот объем заилен в среднем на 50%). Общая площадь зеркала водных объектов 824 тыс. кв. м.

В ВПСФ входят 140 гидротехнических сооружений (мостов, дамб, шлюзов-регуляторов, труб-переездов), а также эксплуатационная дорога длиной 27,4 км. Все водные объекты ВПСФ (пруды, каналы) являются федеральной собственностью, но ни у кого не состоят на балансе и обслуживании.  В 2006 году в хозяйственное ведение и на баланс Санкт-Петербургского природоохранного ГУП «Экострой» было передано только 24  гидротехнических сооружения (в основном шлюзы).

Если всерьез не заняться ВПФС, сначала уменьшат время работы фонтанов. Если сейчас они включены с 10 до 18 час., то будут, скажем, с 10 до 14. Потом не каждый день, а, положим, три дня в неделю. Все закончится установкой насосной станции, запиткой системы водой из Финского залива и ликвидацией уникального памятника культуры.                          

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ









Lentainform