16+

Почему в Петербурге так сложно провести хороший театральный фестиваль

25/05/2012

ЛИЛИЯ ШИТЕНБУРГ

В недавнем отчете о результатах деятельности правительства Петербурга за 2011 год несколько слов было сказано и о театре. Вот что сказал Георгий Полтавченко: «Мы решили учредить новый Всероссийский театральный фестиваль с коротким, но очень емким названием «Верю!»».


                      «Восклицательный знак в конце обязателен, – продолжил Полтавченко. – Рассчитываем провести его в конце года и собрать со всей России действительно лучшие спектакли, которые задевают зрителя за живое, а не ставятся для получения премий за лучший свет или лучшие костюмы».

Тут важно буквально каждое слово. Тем более что ничего иного о театре губернатором сказано не было – кроме, разумеется, проникновенных слов о традициях Гоголя и Достоевского, которым надлежит следовать. Но это всем надлежит, а вот конкретно о театральном деле, где именно сейчас под неусыпным руководством Комитета по культуре творится много интересного, хотелось бы поподробнее.

Театральный фестиваль – это прекрасно. Тем более фестиваль «действительно лучших спектаклей». То есть, конечно, нельзя сказать, что это осчастливит сразу всех и решит многие проблемы, накопившиеся в театральном Петербурге, вроде отсутствия свободных площадок для молодых режиссеров (предыдущая власть расщедрилась на подвал) или заботы театров-скитальцев, но, в конце концов, все это проблемы будничные какие-то, скучные, а хочется-то праздника! Восклицательный знак в конце обязателен!

В этом случае вдвойне интересно, кто будет этот праздник готовить. «Действительно лучшие спектакли» должен кто-то находить, отбирать, договариваться о гастролях, площадках и т.д. Совершенно очевидно, что стилистическая тонкость – не просто лучшие, а «действительно лучшие» – в губернаторском послании возникла для некоего содержательного противопоставления намеченного фестиваля «Верю!» каким-то иным фестивалям. Тем более важна ирония по поводу «получения премий за лучший свет или лучшие костюмы». Размах анонсированного мероприятия (а если размаха нет – зачем о скромном локальном проекте, каковые в городе уже имеются, особо упоминать в послании к ЗакСу?) намекает на то, что соперничать «Верю!» собирается не с «Арлекином» (хотя этот всероссийский фестиваль лучших спектаклей для детей уже успел испытать исключительные сложности с финансированием) – а непосредственно с «Золотой маской».

Творческая конкуренция – это превосходно. Нюанс в том, что для того, чтобы соперничать с «Маской», необходимо иметь ресурсы, сопоставимые с «Маской». А это не только финансы – это еще и команда профессиональных экспертов-отборщиков (которые – сменяясь – ведут свою работу круглый год, очень плотно), и команда профессионалов-организаторов. Георгий Полтавченко, очевидно, не будучи завзятым театралом, может быть не в курсе, а вот тем, кто его информирует, не лишним было бы узнать, что театры двух столиц и российскую провинцию «Маска» прочесывает на диво частым гребнем, ничуть не пренебрегая ни Омском, ни Барнаулом, ни Лысьвой. Никакого снобизма. То есть в лонг-лист премии попадает практически все мало-мальски стоящее внимания. И только потом жюри хватается за голову. Потому что, как ни печально, художественный уровень спектаклей ведущих столичных театров и провинциальных коллективов все-таки мало сопоставим.

Но это – исходя из профессиональных критериев. Тех самых, которые позволяют – в числе многого-многого другого – оценить работу художника по костюмам или свету. Не случайно Полтавченко уточнил: «действительно лучшие спектакли» – те, что «задевают зрителя за живое». Остается только надеяться, что команде организаторов фестиваля «Верю!» указанный критерий будет так же понятен, как понятен он губернатору. И главное – что «живое» в представлении заказчиков и организаторов фестиваля будет совпадать. Потому что – рискую сильно удивить апологетов «зрительского успеха» – то, что необыкновенно воодушевляет одних, оставляет совершенно равнодушными, а то и раздраженными других. Спектакль, который одинаково восхитил бы всех, – Священный Грааль театрального искусства. Мечтаю его увидеть. А местным, извиняюсь, тамплиерам предстоит набрать целую программу таковых по всей России. Но может быть именно потому фестиваль и называется «Верю!» – ведь тем, кто его затеял, предстоят поиски сакральных объектов. Восклицательный знак в конце и впрямь обязателен.

И вновь все упирается в вопрос о том, кому же будет высочайше поручено проводить главный театральный фестиваль в городе. В этой связи в числе возможных кандидатов упоминался театр-фестиваль «Балтийский дом» – с его опытом проведения фестивалей вообще и всероссийских в частности. Однако не стоит забывать, что по-настоящему масштабным и успешным среди проектов «Балтдома» является как раз одноименный международный фестиваль, а не «Встречи в России» или «Дуэль» – в частности потому, что очень трудно искать великий театральный спектакль в провинции, особенно когда его там нет. К тому же в «Балтийском доме» на данный момент отрицают свою причастность к новому губернаторскому проекту, утверждая, что конкретных предложений к ним не поступало.

В любом случае, мы скоро узнаем, кто и каким образом будет готовить это «Верю!». Срок, намеченный губернатором, определен: фестиваль должен стартовать в конце года, а значит, времени на его подготовку совсем немного. Важно только, чтобы столь масштабный проект не растерял по дороге своих амбиций, превратившись в скромное провинциальное мероприятие с большой помпой или некое подобие гала-фестиваля спектаклей Русской антрепризы имени Миронова, коль скоро Рудольф Фурманов стал советником губернатора по культуре. Впрочем, в этом случае фестивалю «Верю!» пришлось бы сменить название – на столь же исключительно «короткое и очень емкое». Но иное. Восклицательный знак в конце не повредит в любом случае.                 

ранее:

Как режиссеру Бутусову сделали предложение, от которого нельзя отказаться
Станут ли петербургские театры лучше, после создания городского худсовета
Удалась ли Парфенову передача с Познером?
«После первых серий нового фильма Гай Германики, захотелось дойти до помойки»
Причем здесь вытрезвители? А потому что Путин принародно не пьет











Lentainform