16+

«Давно пора стереть нарисованный над головами учителей ореол святости»

28/05/2012

ГЛЕБ СТАШКОВ

На неделе депутаты Заксобрания выбирали почетных граждан Петербурга. Басилашвили выбрали, а Сокурова – нет. Вместо него выбрали учительницу Листову. (Почетных граждан положено выбирать по две штуки в год.)


               Я не люблю режиссера Сокурова. Причем настаиваю: именно не люблю, а не «не понимаю», потому что понимать там особо нечего. 

С другой стороны, я никогда ничего не слышал об учительнице Листовой. Вполне допускаю, что она талантливый педагог и замечательный человек.
Подчеркиваю: этот текст не о личностях, а о «сословиях».

Ясно, что депутаты не хотели выбирать ни Басилашвили, ни Сокурова. Но в шестой раз прокатывать Басилашвили как-то «неэлекторально». Потому что Басилашвили не только завсегдатай оппозиционных тусовок, но и Самохвалов, Бузыкин, очаровательный зек из «Вокзала для двоих» и т.д. Простой народ может, в конце концов, обидеться. А за Сокурова простой народ не обидится, поскольку – в отличие от меня – не уделил и пятнадцати минут его творчеству.  

И все-таки выбрать вместо Сокурова какого-нибудь начальника ГУПа не совсем прилично. А вот учителя – совсем даже наоборот.

Во-первых, к учителям наше депутатское большинство не может не испытывать чувства глубочайшей благодарности. Ведь именно учителя и директора школ составляют костяк избирательных комиссий. Именно благодаря их махинациям депутатское большинство стало большинством. Отплатить им повышением зарплаты – это чересчур, а выразить признательность этаким символическом жестом – это можно.

Во-вторых, учителя и врачи у нас – почти святые. Удивительное дело. Обычно люди не любят «сословия», но готовы признавать отдельные исключения. С учителями и врачами – ровно наоборот. Чуть ли не все мои знакомые, у которых дети ходят в школу, жалуются, что учителя учат плохо, за все требуют деньги. Про врачей (бесплатных) я даже не говорю.

Но как только разговор переходит от частного к общему, сословие учителей и врачей превращается в касту неприкасаемых. В России это высшая каста – те, кого нельзя ругать.
Я могу сказать: врачи безобразно лечат, относятся к пациентам не то что без участия, а просто как к скотине. И все скажут: правильно, тут и обсуждать нечего. Но если я скажу: не нужно повышать врачам зарплату, потому что нелепо повышать зарплату тем, кто плохо работает, – на меня обрушатся гром и молнии.

– Ты идиот, – скажут мне, – учителя и врачи плохо работают, потому что мало получают.
Но в предреволюционной России земские учителя и врачи тоже мало получали. К тому же земский учитель всегда находился на подозрении у полиции как потенциальный агитатор и пропагандист. До 1905 года земский учитель не мог пригласить к себе в гости, скажем, на именины коллег из другого уезда. Потому что сборище расценили бы как антиправительственное, и учителям грозила высылка. Земского врача во время любой эпидемии могли пришибить благодарные крестьяне, уверенные, что эпидемии случаются из-за врачей, которые травят русский народ.

На истфаке я пять лет занимался историей земств. И ни разу мне не встречалось, чтобы земского врача обвинили в том, что он берет с крестьян поборы за прием. Или что земский учитель за взятку рекомендует дать талантливому крестьянскому пареньку стипендию на обучение в городском училище. А земства тогда были оппозиционными, и ревизовали их, мягко говоря, с пристрастием.

Земские учителя и врачи были – прошу прощения за пафос – символами бескорыстного служения народу. 

Если нынешним учителям мало платят, почему они с таким упорством держатся за свое место? Нормальный человек согласится заниматься фальсификациями на выборах за «нищенскую зарплату»?  Значит, или доходы (а не зарплата) не такие уж нищенские. Или просто больше некуда податься. Я бы не хотел, чтобы моих детей учили те, которым «просто некуда больше податься».

Мне повезло: последние два года я учился в замечательной школе с замечательными учителями, которым готов поклониться в пояс. Но перед этим я восемь лет учился в купчинских школах. И ответственно заявляю, что 2/3 учителей в них были профнепригодны. А я учился еще в советские времена. Сейчас, полагаю, все гораздо хуже.     

Давно пора стереть нарисованный над головами учителей ореол святости и посмотреть правде в глаза. Их сословие прогнило ничуть не меньше, чем милиция/полиция или санэпидемслужба. И уважения заслуживает ничуть не большего.
А вот еще есть пенсионеры... Ладно, об этом в другой раз.                     

ранее:

Почему депутатов пугает продажа алкоголя: требуем честного объяснения

Чему Ксения Собчак должна научить молодых оппозиционеров
Что будет с подростками, когда их запретят сексуально пропагандировать
Петербургские магазины – как школа жизни
Почему жены министров такие богатые
Надо ли теперь искать клады в Петербурге с удвоенной энергией?











Lentainform