16+

Почему в Петербурге закрываются книжные магазины «Буква»

31/05/2012

Почему в Петербурге закрываются книжные магазины «Буква»

В Петербурге начали закрываться магазины одной из крупнейших российских сетей «Буква». Эксперты связывают это с началом передела в индустрии книгопроизводства. Чем этот передел обернется для книжного рынка – разбирался Online812.


                     Как пропадают магазины

Как минимум три книжных магазина сети «Буква» уже закрыты. От «Буквы» на Невском остались лишь пыльные витрины и незаметная надпись от руки «закрыто». В «Букве» на Гороховой улице вывешен на дверь плакат: «Магазин закрыт. ВСЕ».

«Буква» у Финляндского вокзала просто исчезла без следа – на ее месте уже открылась другая торговая точка.

Прежде издательская группа «АСТ» владела сетью  из четырехсот магазинов «Буква» по всей России, 25 из них находились в Петербурге и Ленобласти. Сколько их осталось сейчас – неизвестно. В пресс-службе «АСТ» отказываются от комментариев. В отделе маркетинга сети «Буква» тоже молчат.

– Этого вам сейчас никто не скажет! – заявили Online812 в администрации книжной сети. И кажется, они говорили искренне. Хотя на официальном сайте издательской группы «АСТ» все закрытые магазины указаны как действующие.

По мнению петербургских экспертов, закрытия магазинов «Буквы», через которую распространяются книги издательства «АСТ»,  связаны с грядущим поглощением «АСТа» издательством «Эксмо» – другим  мощным игроком рынка. Недавно в СМИ распространилась информация о том, что «Эксмо» сделало акционерам «АСТ» предложение о покупке их бизнеса. Называлась сумма предполагаемой сделки – 400 миллионов долларов.

Официально, ни одно из издательств эту информацию не подтвердило. Существуют полярные мнения о том, что на самом деле творится на книжном рынке. По одной из версий, происходит «рейдерский захват» одного издательства  («АСТ») другим («Эксмо»). По другой – все обстоит наоборот: то есть «АСТ», оказавшееся в трудном финансовом положении, просит помощи у «Эксмо». Писатели, читатели и оставшиеся в стороне от сделки издатели замерли в тревожном ожидании.

– Для рынка это не шаблонная ситуация, – говорит основатель и гендиректор сети «Буквоед» (принадлежащей «Эксмо») Денис Котов. – Что будет, пока непонятно вообще. Как только «Эксмо» подтвердит хоть что-нибудь, тогда имеет смысл хоть что-то прогнозировать. А сейчас  есть большой диапазон вариантов: от полного развала всей системы до сохранения ее в каком-то виде под чьим-то управлением. Сумма сделки в 400 миллионов – явно придумана. Весь годовой оборот «АСТа» -  около 200 миллионов долларов. Если бы мне предложили два годовых оборота за эффективно работающую розничную систему – это был бы прорыв в стоимости предприятий книжного рынка! Потому что в реальной экономике двух годовых оборотов не платят ни за кого. Такое может быть только в интернет-экономике.  А в реальной экономике все считается от ЕБИДТы*, а какая  будущая ЕБИДТа у «АСТ»? Очень спорная. Переговоры АСТ ведет не первый год, а ситуация там пожарная. И они достаточно суетливо подыскивают вариант решения сложной для них ситуации. Я думаю, они ведут переговоры с разными людьми, в разных направлениях. Но выбирать им особенно не приходится. Потому что, по большому счету, кроме «Эксмо» спасти ситуацию особо некому.

По мнению петербургского писателя Ильи Стогова, «гиперслияние» двух ведущих российских издательств было ожидаемо. 

– Больших книгопроизводящих и книготорговых предприятий в мире -  приблизительно пять-шесть. Это огромные транснациональные корпорации. Маленькие в этом мире не выживают. То есть ларек с шавермой обречен, когда в городе есть «Макдональдс». То же происходит с книгоиздательством в стране, – полагает он.

Главный редактор петербургского издательства «Амфора» Вадим Назаров объясняет, что в результате слияния сделки в России появится очень крупный игрок на книжном рынке – может быть, самый большой в Восточной Европе.

По ком плачет свалка истории

Все эксперты уверены, что столь масштабная сделка не может не отразиться на рынке в целом. Изменятся ассортимент книг, условия продажи в розницу, «набор» популярных авторов и их гонорары.  Что произойдет с книжками в Петербурге, прогнозировать сложно – вероятно, то же самое, что и во всей России. По мнению экспертов, петербургского книжного рынка вообще не существует.

– Его не существует уже несколько лет, – говорит писатель Стогов. -  До 2008 года петербургские издательства занимали где-то 0,7% от всего того, что издается в стране. Кризис почти убил эту отрасль. Сейчас у нас печатается примерно треть процента – на уровне статистической погрешности.

– Весь петербургский рынок инкорпорирован в федеральные сети, – поясняет издатель Назаров.

Часть экспертов полагают, что в результате слияния появится структура, ориентированная в основном на большие проекты.

– Донцовой было хорошо, а станет еще лучше. Дмитрию Глуховскому было хорошо -  будет еще лучше. Гарри Поттер издавался тиражом в миллион, и отпускная цена была 10 долларов, а теперь будет тираж – полтора миллиона с отпускной ценой 20 долларов. А все то, что называлось литературой, умными книжки – у них и раньше шансов было мало, а теперь они вообще будут обречены, – говорит Илья Стогов. -  Безусловно, сократится ассортимент книг вообще. Потому что раньше, когда приходил автор с каким-нибудь сомнительным проектом,  например, в «АСТ» и предлагал издавать, извините за выражение, современную русскую прозу, в «АСТе» думали: «Вдруг мы откажем, а он пойдет в «Эксмо», и они на нем наживутся? Надо брать!» И брали. А теперь, поскольку идти-то больше некуда, таких авторов просто пенделем  отправят за ворота, – говорит Стогов.

– Между «Эксмо» и «АСТ» всегда шла борьба за авторов. И авторы пользовались тем, что есть такой биполярный издательский мир,  и постоянно добивались повышения гонорарных ставок. Теперь у них не будет такой возможности, – полагает Назаров.

Говорят, что для того, чтобы новый писатель появился на рынке, в рекламную кампанию нужно вложить от 100 тысяч долларов.

– Ни у какого молодого автора таких денег нет, и никто ему их не даст. Наоборот, в стране было слишком много писателей. Покупается сегодня тот, чья книжка стоит в магазине у входа  на столике. Там стоят несколько книжек, они обновляются раз в неделю – то есть приблизительно 50 книжек в год там может поменяться. Из них приблизительно – половина иностранные. Так вот, нам на страну нужно 20 – 30 отечественных писателей. Больше не продастся. А у нас сегодня в ротации человек двести. Их же сокращать надо, прореживать! У всех же тиражи падают. Это как с воздушным шаром: если он начинает падать, нужно кого-нибудь одного, а лучше нескольких, выбросить за борт. Тогда у оставшихся в корзине проявляется шанс хоть какое-то время еще полетать. Это у нас и произойдет. На всю страну останется 25 – 30 крепких трендовых авторов. Останется тот, кого покупают, – «голубые фишки». Это люди, которые, например, пишут для домохозяек. Домохозяйки, между прочим,  – это две трети читающего рынка. Те, кто обслуживает их нужды, – это серьезные, большие русские писатели: Юлия Шилова, Татьяна Устинова. Они, безусловно, останутся. Еще часть рынка занимают охранники. У них тоже есть деньги, чтобы покупать книжки, и время, чтобы их читать. То есть серьезные большие писатели, вроде Бушкова и авторов сериала «Обожженные зоной», тоже останутся. Кроме того, книги читает молодежь. Поэтому останутся авторы из конюшни Дмитрия Глуховского. Все остальные – на свалку истории! То есть вся эта гнилозубая  интеллигенция, получающая литературные премии, отправится туда, где ей и место, – иронизирует Стогов.

Виноваты читатели

Количество книжных магазинов в Петербурге может сократится. По мнению Дениса Котова, часть розницы издательства «АСТ» может быть потеряна. Что, собственно, уже и происходит в Петербурге.

Вадим Назаров считает, что большинство «Букв» отойдет к «Буквоеду»

– И тогда всем станет ясно, почему магазин «Буквоед» назывался именно так, – смеется он. – Но у меня такое чувство, что все это – уже не важно. Рынок уже переходит на другой носитель, и марка издателя больше не имеет значения.  Издатели по-прежнему вкладывают деньги, предпринимают огромные усилия для получения лицензий, изготовления переводов, а книги все равно все читают бесплатно. Люди почти не покупают книги, а воруют их, бесплатно скачивая на свои читалки откуда попало. Читатели предали своих издателей. И это будет иметь последствия. Ситуация с «АСТ» -  уже последствия этого.

* EBITDA – прибыль до вычета амортизации, уплаты процентов и налогов.                     

Мария ГОРДЯКОВА, фото oksana17.wordpress.com











Lentainform