16+

Можно ли провести качественный кинофестиваль «зрительского кино»

01/06/2012

АЛЕКСЕЙ ГУСЕВ

«Настоящий международный фестиваль качественного зрительского кино» пообещал провести уже в этом году Георгий Полтавченко. В своем послании депутатам он наметил ряд событий, которые должны «работать на продвижение подлинных петербургских ценностей, ценностей великой русской культуры». В их числе - обновленный Петербургский кинофорум.


            «Мы перенесли Петербургский международный кинофорум на вторую половину сентября и договорились изменить его формат. Важнейшей частью кинофорума станет настоящий международный фестиваль качественного зрительского кино. Так называемые истории для всех – для широкой публики, для семьи, для страны. Когда-то в этом жанре у нас снимались кинороманы «Война и мир», «Анна Каренина», «Тихий Дон»».

Помнится, Альфред Шнитке когда-то написал пьесу под названием «Вальс-Раздолье». Так вот это она.

Начиная от жанра «истории для всех» (любопытно узнать жанровые законы) – и заканчивая «Анной Карениной», историей для семьи. Плюс таинственный эпитет «настоящий» в применении к международному фестивалю (а не какой?). Впрочем, не до придирок. Тут на самом деле два больших сюжета.

Один – про «измененный формат» кинофорума: это сюжет политический. «Мы договорились изменить формат», – сказал губернатор. Вопрос  в том, с кем же, собственно, договорились-то. Те, кто придумал кинофорум два года назад и превратил его в прошлом году в большое событие городской жизни, в списках больше не значатся. Зачинатели кинофорума сложили с себя полномочия. Поэтому изменение формата должно было называться «мы не договорились». Или – «мы взяли управление в свои руки».

Второй сюжет, напротив, если и имеет политический окрас, то только на правах оттенка. «Фестиваль зрительского кино» – без сомнения, новое слово в мировой фестивальной номенклатуре. Если у фестивального движения и может быть какая-то практическая цель (хотя в оригинале фестиваль – это просто «праздник», то есть триумф бесцельности), то лишь в обеспечении авторитетом тех фильмов, что сами по себе, своими силами до широкого зрителя могут и не добраться.

Выбор зрителя, мало сведущего в нюансах текущего кинопроцесса, всегда совершается под залог чьего-нибудь авторитета – будь то звезда, которая сочла не зазорным сняться в фильме, или большое количество нулей в сумме, на которую продюсеры решились раскошелиться, или даже зрительская масса, уже успевшая обеспечить солидные кассовые сборы. Потому-то все эти сертификаты качества, выданные на доверии (соответственно: к Артисту, к Бизнесмену, к Ближнему), выносятся на афиши – и лавровая веточка, обозначающая участие в фестивалях, служит точно таким же сертификатом. Доверие к Эксперту. «Фильм был включен в фестивальную программу теми, кто в этом смыслит, – значит, стоит посмотреть»: такова простейшая культуртрегерская логика фестивалей.

Чудная лексическая особенность нынешних блюстителей и ревнителей: зрительское кино – это хорошо, а коммерческое кино – это плохо, хотя кто бы объяснил разницу. С чего фильму иметь хорошие кассовые сборы, если он не является «зрительским кино» (причем, как и было сказано, «качественным»)? Можно – хотя бы в качестве эксперимента, назло традициям – провести «фестиваль зрительского кино»; можно предпочесть предпочтения зрителей предпочтениям экспертов, – это, в конце концов, дело вкуса и частной позиции. Проблема лишь в том, что, в отличие от экспертных предпочтений, зрительские измеримы. Если в программу обычного фестиваля попадет негодный фильм, это вина конкретных отборщиков, и их можно уволить, заменив лучшими. А массового зрителя в некомпетентности не обвинишь.

Примечательны и примеры, приведенные губернатором. Ни «Анна Каренина», ни «Тихий Дон» в списке лидеров советского проката не значатся. Возглавляет его мексиканская мелодрама «Есения», а из отечественной продукции – боевик «Пираты XX века». О «Войне и мире» в свое время исчерпывающе высказался Сергей Параджанов: ««Война и мир» уже делается государственной трагедией, – затрачены удивительные деньги, а результата никакого. Я не видел в Советском Союзе (я хожу, ищу) человека, который дважды посмотрел бы хоть одну серию, даже ошибочно. Понимаете, третью и четвертую серии вообще никто не посещал».

Можно сделать скидку на экстравагантность гения, можно вспомнить, что по телевизору «Войну и мир» – у себя-то дома да бесплатно – смотрели регулярно, – однако даже с этими поправками факт остается фактом: фильмы, упомянутые в губернаторском отчете, были лишь запланированы как зрительские. Стали же таковыми боевик «Пираты XX века», фильм-катастрофа «Экипаж», комедии Гайдая и фантастический триллер «Человек-амфибия». Добавим к этому иностранных лидеров советского проката: в первую десятку, помимо «Есении», входят два вестерна, три индийских фильма и египетская мелодрама «Белое платье».

Обычно составление фестивального конкурса – занятие муторное и хлопотливое, для целой команды профессиональных отборщиков и на целый год; но для фестиваля, объявленного с трибуны, фильмы можно набрать минут за десять – посмотрев в интернете новейший список лидеров проката. Потому что именно он и соответствует заявленной программе. Итак, на близящемся фестивале неизбежно должны быть показаны: «Мстители», «Гарри Поттер и Дары смерти», «Пираты Карибского моря: На странных берегах», «Миссия невыполнима: Протокол Фантом» и «Кунг-фу Панда-2».

Не знаю уж, что представлялось воображению тех, кто планировал «фестиваль зрительского кино», – но подозреваю, что совсем не это. Возможно, тихие простые светлые истории про трудности любви и брака. Возможно, широкомасштабные патриотические эпопеи. А возможно, вдумчивые, тонкие, но вместе с тем лишенные следов режиссерского вмешательства экранизации классики. В общем, все то, что зрительским кино на данный момент, согласно статистике, не является.

Над этим фактом можно всплакнуть, можно погневаться, можно разразиться саркастической филиппикой. Можно противопоставить ему благие намерения. Можно к чему-нибудь воззвать. Это все можно. Вот отменить факт нельзя. Какое кино зрительское, решает зритель. Не тот, каким он должен был бы быть или каким является в начальственных мечтаниях, – подлинный, нынешний, фактический. Объективно данный в статистических сводках.

«- Если я прикажу какому-нибудь генералу порхать бабочкой с цветка на цветок, или сочинить трагедию, или обернуться морской чайкой, и генерал не выполнит приказа, кто будет в этом виноват — он или я?
– Вы, ваше величество, – ни минуты не колеблясь, ответил Маленький принц».                       

ранее:


Cтоит ли идти в кино на «Ворона» Джеймса МакТига?
Стоит ли идти в кино на «Голодные игры»
Фильм «Шапито-шоу»: под многозначительностью скрывается трэш
«Фауст» ясен и нервозен, как текст, сплошь состоящий из коротких фраз»
Стоит ли идти на «Резню» Романа Поланского?
«Главная проблема фильма «Высоцкий» не в том, что он плох, а то, что он глуп»








Lentainform