16+

«Законом у нас может стать даже запрет геям держать дома попугаев»

05/06/2012

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Поправки к закону о митингах множатся, и каждая следующая открывает новые бездны. В первом варианте предлагалось заплатить полтора миллиона за то, что к тебе на митинг пришло больше людей, чем ты ожидал, что в принципе лишает смысла всякую митинговую активность.


             В новом варианте предлагается уже штрафовать «лицо, фактически выполнявшее организационно-распорядительные функции по организации или проведению не являющегося публичным мероприятием массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах».

То есть теперь для штрафа уже достаточно написать в Твиттере, что поезд «Красная стрела» отбывает с Московского вокзала в 23.55. Что, вкупе с вынесенным активисту «Другой России» в Чебоксарах приговором к 15 суткам за чих в адрес портрета Путина, создало в сети знакомую атмосферу абсурдного веселья.

А между тем никакого абсурда во этом нет. За принятием этих законов стоит железная логика. Сначала два юриста долго рассказывали нам о верховенстве права и ужасах беззакония 90-х, потом либеральная общественность десять лет повторяла мантру, что все происходящее должно оставаться в рамках закона. А теперь вот интернет ужасается абсурду предложенных поправок.

Причина же одна – нежелание задуматься об источнике права. Ведь эти законы откуда-то берутся, да? И сейчас совершенно ясно, что придумывает их правящая партия. Отсюда начинает проясняться важность выборов: ведь если бы правящая партия не имела большинства в Думе, вся эта ерунда не была бы даже написана. Но выборы же фальсифицируются, так?

Из чего вырисовывается важность контроля за демократическими процедурами, а заодно и необходимость независимости властей, одна из которых должна принимать законы, другая – их исполнять, а третья – следить за исполнением и разрешать споры. Иначе законом может стать все, в том числе запрет геям держать дома попугаев.

Выясняется, что проблема – не в особом злодействе Путина, а в тотальном нежелании всех и каждого смотреть дальше собственного носа. Ни всемирной истории, ни литературы в российском пространстве не существует. То есть существует, но только в виде непродуманных фетишей.

Скажем, массовой реакцией на приговор другороссу за чих в направлении правящего портрета стало воспоминание о трактирщике Паливце, которого у Гашека якобы посадили за то, что мухи в его заведении изгадили портрет императора Франца-Иосифа. Да, был такой случай, только суть его в другом.

Трактирщика Паливца посадили за то, что он, будучи столь же законопослушным, как и российская либеральная общественность, убрал этот портрет от греха подальше на чердак, чем и вызвал подозрения в неблагонадежности. То есть от Гашека прочитано пять страниц. А от Богумила Грабала, например, ни одной. Как минимум Павел Дуров, основатель сети «ВКонтакте», явно его не читал.

На это указал Олег Кашин, разобравший поступок Дурова в отдельной колонке. Тот вместе со своим вице-президентом стал выкидывать из окна на Невский пятитысячные купюры, чтобы посмотреть, что из этого выйдет. Вышло, ясное дело, озверение петербуржцев и гостей города на тему пятитысячных купюр.

Проблема в этой истории, заключает Кашин, не в том, что Дуров аморально бросал деньги в толпу, а что он, похоже, не знает, что до него это делали многие – от американских гангстеров до незаметного пражского официанта, героя романа Грабала «Я обслуживал английского короля». И результат всегда был один: люди зверели. Повторный эксперимент не требовался.

Мне остается только добавить, что одним из самых известных любителей закона в прошлом веке был рейхсфюрер Гитлер. В Рейхе все – от конфискации попугаев из еврейских домов до депортации в Освенцим – делалось абсолютно легально.                  

ранее:


Зачем белоленточники объезжают торговые точки с проверкой сертификатов
«Зачистки у «Жан-Жаков» теперь будут происходить регулярно»
«Идиотизм не имеет национальности и вероисповедания»
«Прошло два года. Ненависть к нашей школе вышла на новые рубежи»
Может ли интеллигенция выжить без церкви?
Что кот Дорофей показал нам своим исчезновением








Lentainform