16+

Зачем на самом деле нужно ходить в музеи

09/06/2012

ИРИНА БОНДАРЕНКО

Когда езжу в Америку, много хожу по музеям. Любуюсь импрессионистами, Рембрандтом и поделками индейцев. Но все это – для отвода глаз. На самом деле, меня больше интересуют булки с корицей и белой ванильной глазурью. Каждая булка размером с тыкву, и теплая глазурь, стекая, оставляет длинные сахарные подтеки на груди – это если есть, откинувшись. А если наклонившись, только на подбородке.


              Я от этих булок прихожу в полную невменяемость. Но у меня твердое правило: один вход в музей – одна булка. Выход из музея – еще одна булка. Даже если музей очень большой. Поэтому интересней и выгоднее ежедневно ходить в два маленьких. Посещая такое количество музеев, я стала неплохо разбираться в искусстве.

Ходить в музеи стало привычкой, в других городах хожу даже без булок. Но правду сказать, в некоторых музеях нашего брата дурят. Прошлой осенью была в Париже, отправилась в Орсе. Этой осенью опять была в Париже, опять пошла в Орсе. Прошла в дальний конец зала, где, я это точно помню, был эскалатор на второй и третий этажи к импрессионистам. Эскалатора нет. Лифта нет тоже. Поднимаю голову – мать честная, более того, нет второго и третьего этажа. Отвинтили! Прямо с Тулуз-Лотреком…

Пошла к дежурному по музею. Начала издалека: «У вас есть эскалаторы?» И он, нагло глядя мне в глаза, отвечает: «Нет!» – «А лифты?» – «Нет!» От такого бесстыдного вранья у меня даже глаз задергался: «Как нет, когда я год назад лично на них поднималась? Где импрессионисты? Где Тулуз-Лотрек?!» Он засуетился: «Мадам, не волнуйтесь, у нас была перестановка! Импрессионисты теперь внизу, а верхние этажи, эскалаторы и лифты мы убрали».

Люблю людей с размахом! Если перестановка – так этажи срубить, лифты замуровать, эскалаторы подарить метрополитену. Это тебе не диван со шкафом по комнате гонять взад-вперед, подсовывая под ножки половину сырой картофелины…

Однажды именно так волокли пианино. Грузчики ушли, я села за инструмент и вонзилась в клавиши этюдом Черни, который почему-то помню наизусть с седьмого класса.

Клавиши не пошевелились. Сделала сильнее замах – эффект был прежним. Бросилась на нее всем телом – клавиатура стояла, как влитая…

Тут раздался звонок в дверь. На пороге стояли грузчики: «Извините, мы шапочки забыли», – сказали они, откинули верхнюю крышку пианино и достали оттуда свои вязаные грузчицкие менингитки. Я метнулась к инструменту, который ответил привычным звуком освобожденных молоточков.

Я к чему клоню – мир крайне разнообразен. Голова у человека небольшая, с 55-го по 63-й размер, а сколько в ней замечательных мыслей. В моей уживаются импрессионисты с лифтами, грузчики с шапками, а сырая картошка с горячими булками.                    

ранее:

«Если в тебя стреляют – умирай честно»
«Фиолетовый бархатный бант на башке? Это наступила старость»
Финны придумали наказание для тех, кто не может выучить их язык
«Трудно припарковаться под углом 45 градусов»
Как первый раз стать мужчиной
«Вспомнив о вечности, я пошла в магазин»








Lentainform