16+

Герман Греф — о том, почему власть не должна принадлежать народу

25/06/2012

Герман Греф — о том, почему власть не должна принадлежать народу

Странное выступление Германа Грефа на ПЭФ вызвало недовольство среди блогеров, ведь глава Сбербанка заявил, что ему становится страшно от перспективы передачи власти в руки народа.


                    Греф заявил, что «ему стало страшно», так как участники дискуссии на Петербургском экономическом форуме фактически предлагают передать власть населению, тогда как эту проблему пытались решать тысячелетия, и пока бесперспективно. После чего неожиданно ударился в историко-религиозный экскурс. Вспомнил сначала буддизм, который зародился после того, как представитель богатейшей семьи пошел в народ, решил сделать его счастливым, и у него не получилось, зато получился буддизм: «Он не нашел ответа, как сделать людей счастливыми. Все люди хотят этого, но невозможно реализовать все их желания. В результате буддизм заключается в отказе от желаний».

А до реализации марксистской экономической системы, способной сделать всех людей счастливыми, еще далеко (то есть Греф фактически не исключил вероятности, что Маркс был прав?! – довольно необычное заявление для либерала – авт.).

После буддизма и Маркса Греф перешел к Конфуцию, отметив, что начинал он как демократ, а закончил созданием учения о разделении общества на страты. Даосы, продолжал Греф, держали учение в тайне столетиями, потому что понимали – если народу даровать знание, кто он есть и что ему нужно, манипулировать им станет тяжело. Наконец, Каббала долгие годы оставалась тайным учением, так как власть предержащие не желали снять пелену с глаз народа и сделать людей самодостаточными.

Далее распалившийся Греф «пнул» СМИ, «которые как бы независимые», но все равно заняты, считает он, «сохранением страт». То есть, по мысли Грефа, любое благое начинание рано или поздно заканчивается недемократическими попытками консервировать существующее положение вещей. Каким же образом получится передать власть толпе, и не закончится ли это трагедией?

Набиуллина не согласилась с Германом Оскаровичем. Она считает, что нет ничего страшного, если власть делегирует полномочия населению, но страшно – если передает их толпе. Толпа, полагает помощник президента, не бывает разумной. А причину в желании того же креативного класса влиять на управление государством она видит в том, что «наше общество стало более образованным, логично-мыслящим, и уже не поддается манипуляции «старыми моделями управления».

Заметив, что в первых рядах сидят губернаторы, Греф решил рассказать «притчу из реальной жизни» об этих самых «старых моделях управления», не называя имен. Один из молодых современных губернаторов, начал «притчу» глава Сбербанка, прибыв в свою вотчину в первый раз и ужаснувшись, решил все исправить. Отремонтировал дороги, фасады домов. Однако по итогам первого года его правления рейтинг губернатора упал на 10%. Губернатор пожаловался Грефу, «что не понимает такого народа», мол, что им еще надо-то?! Тогда Греф попросил Ослона провести опрос в регионе, и оказалось, что пять приоритетов населения и пять приоритетов в работе губернатора вообще не совпадали! Населению требовалась чистая вода, хорошее отопление, ЖКХ в первую очередь. Изменив приоритеты, к концу следующего года губернатор добился роста своего рейтинга на 20%.

Греф считает, что мораль этой басни проста: если бы изначально руководитель контактировал с теми, кем он управляет, многих проблем и недопонимания удалось бы избежать. Однако любой политик боится того же интернета, удивился он. Особенно его «маскарада», когда анонимы жестко оценивают политиков. Главное желание власти в итоге – отключить интернет, но, даже отключив интернет, «вы не сможете отключить реальное положение вещей», предупредил модератор дискуссии. Ее участники (кроме Набиуллиной, разумеется) тем временем задумались над тем фактом, что, встречаясь с рабочими на заводах, Путин выслушивает требования населения, и эти требования никогда не пересекаются с требованиями интернет-сообщества и спичами самого президента на международных форумах: «Ни разу мы не слышали, что простой рабочий потребовал конкурентной среды, правосудия или инвестиционного климата».

Власть, решили российские участники дискуссии, заговорила об этом после того, как об этом заговорил интернет. При этом та же власть вынуждена выполнять чисто электоральные задачи с опорой на большинство населения, которое традиционно зависит от бюджета. Средний класс в итоге не зависит от государства. И у среднего же «креативного класса» нет лидеров – именно поэтому вопрос Путина о митингующих («А с кем там вести переговоры?») не имеет смысла. Как не имеет смысла и его желание, чтобы оппозиция предложила программу («Мудрая власть должна сама предлагать программу»).                          

business-gazeta.ru, фото lenta.ru











Lentainform