16+

Когда придумали миф о том, что Сталин наивно не поверил Рихарду Зорге

28/06/2012

Когда придумали миф о том, что Сталин наивно не поверил Рихарду Зорге

Одним из самых известных мифов Великой Отечественной войны, запущенным еще в 1960-е годы, является утверждение, будто советская разведка заблаговременно предупреждала руководство о сроках германского нападения, но наивный Сталин им не верил. Одним из главных персонажей этого эпохального мифа является Рихард Зорге – резидент советской разведки в Японии, действовавший под псевдонимом Рамзай.


                     Согласно легенде, Зорге сообщил в центр точную дату начала войны – «нападение произойдет на широком фронте на рассвете 22 июня». Однако к его информации в Москве так и не прислушались. К счастью, теперь, когда с целого ряда документов снят гриф секретности, мы можем попытаться оценить, насколько эти утверждения соответствуют действительности. Что на самом деле передавал в Москву легендарный Рамзай.

Возьмем ранние сообщения советского резидента:

11 марта 1941 года: «Новый германский ВАТ (военный атташе. – Д. О.) считает, что по окончании теперешней войны должна начаться ожесточенная борьба Германии против Советского Союза…»

6 мая 1941 года: «Возможность возникновения войны в любой момент весьма велика потому, что Гитлер и его генералы уверены, что война с СССР нисколько не помешает ведению войны против Англии... Решение о начале войны против СССР будет принято только Гитлером либо уже в мае, либо после войны с Англией».


Как видно, в первом сообщении идет явно ложная информация о том, что нападение Германии на СССР состоится после окончания войны с Англией («по окончании теперешней войны»). Во втором сообщении проводится та же мысль, но не столь уверенно («либо в мае, либо после войны с Англией»).

В конце мая – начале июня от Рамзая поступает еще несколько сообщений.

21 мая 1941 года: «Новые германские представители, прибывшие сюда из Берлина, заявляют, что война между Германией и СССР может начаться в конце мая, так как они получили приказ вернуться в Берлин к этому времени. Но они также заявили, что в этом году опасность может и миновать…»

30 мая 1941 года: «Берлин информировал Отт (немецкий посол в Токио. – Д. О.), что немецкое выступление против СССР начнется во второй половине июня. Отт на 95% уверен, что война начнется».

1 июня 1941 года: «Ожидание начала германо-советской войны около 15 июня базируется исключительно на информации, которую подполковник Шолл привез с собой из Берлина, откуда он выехал 6 мая в Бангкок. В Бангкоке он займет пост военного атташе».

Опять называются довольно абстрактные и в основном неверные сроки – конец мая, около 15 июня, вторая половина июня. И ценность даже такой информации полностью дезавуируется оговорками: «в этом году опасность может и миновать», «Отт на 95% уверен, что война начнется» (на 95%, но не на 100). Не прибавляло убедительности сообщениям Рамзая и то, что его уверенность «базируется исключительно на информации, которую подполковник Шолл привез с собой из Берлина». То есть, проще говоря, это частное мнение одного из немецких офицеров, занимающего не самое высокое место в немецкой военной иерархии.

Война стоит уже на пороге, но Зорге по-прежнему не может сообщить ничего конкретного о сроках ее начала.  Вот его сообщение от 17 июня 1941 года: «Германский курьер сказал военному атташе, что он убежден, что война против СССР задерживается, вероятно, до конца июня. Военный атташе не знает – будет война или нет». 

Появляется новая ложная дата – конец июня,  опять присутствует все та же неуверенность: «военный атташе не знает – будет война или нет».

Наконец, последняя шифровка Рамзая, отправленная им до начала Великой Отечественной войны. 20 июня 1941 года: «Германский посол в Токио Отт сказал мне, что война между Германией и СССР неизбежна. Германское военное превосходство дает возможность разгрома последней большой европейской армии…»

То, что война с Германией рано или поздно неизбежна, понимали в Кремле не хуже самого Зорге. Но на главный вопрос – когда? – Зорге так и не смог ответить что-либо внятное.

Из приведенных шифрограмм разведчика видно, что никакой точной и конкретной информации о грядущей войне Зорге в центр не сообщал. Его донесения – это в основном пересказ слухов, ходивших в немецкой военной среде и носивших взаимоисключающий характер. Понятно, что для того, чтобы принимать серьезные решения, советскому политическому руководству было мало подобного рода «гадания на кофейной гуще».

Хорошо, а как же быть со знаменитой шифровкой, которую Зорге будто бы прислал за неделю до начала войны: «Нападение произойдет на широком фронте на рассвете 22 июня»? Это обыкновенная выдумка, появившаяся еще в хрущевские времена. Ничего подобного Зорге не сообщал.

Вообще, теория об «умных разведчиках и глупом Сталине» возникла лишь благодаря некорректной работе с источниками: из многочисленных донесений разведки выбираются только те, которые в дальнейшем подтвердились. После чего начинаются ритуальные пляски на тему «разведка же предупреждала!». При этом не упоминается тот факт, что помимо информации, впоследствии оказавшейся верной, те же самые агенты присылали десятки противоположных сообщений.

Так, писатели и публицисты охотно цитируют шифрограммы наших разведчиков, в которых говорится о возможном начале войны «в двадцатых числах июня». При этом забывают упомянуть, что до этого в Москву поступали многочисленные донесения о возможном начале войны «в конце апреля», «в середине мая», «в начале июня», «осенью 1941 года», «после окончания войны с Англией» и т.д.

Так, когда речь заходит о Зорге, активно цитируется его знаменитое донесение от 15 сентября 1941 года: «По данным источника Инвеста, японское правительство решило в текущем году не выступать против СССР... Инвест сказал, что после 15.9 СССР может быть совсем свободен». Это сообщение, как считается, оказало серьезное влияние на ход войны: полученная  информация позволила Сталину начать переброску войск с Дальнего Востока на советско-германский фронт.

Но гораздо менее известно, например, вот такое сообщение Зорге от 11 августа 1941 года: «Прошу Вас быть тщательно бдительными потому, что японцы начнут войну без каких-либо объявлений в период между первой и последней неделей августа месяца».

Как известно, никакой войны с Японией в августе 1941 года не случилось. 

Справка

Рихард Зорге родился недалеко от Баку в семье немецкого инженера, занимавшегося нефтедобычей в фирме Нобеля. Мать Зорге была русской. Двоюродный дед Зорге был секретарем Карла Маркса. В 1898 году семья Зорге уехала из России в Германию. В 1914 году Зорге добровольцем вступил в немецкую армию, участвовал в боях на Западном фронте, в 1916 ранен, награжден Железным крестом 2-й степени, комиссован.

Затем изучал экономику в университетах Берлина, Киля и Гамбурга, с 1919 года член Компартии Германии. В 1924 году приехал в СССР, работал в советских учреждениях. В 1929-м перешел на работу в Разведупр РККА.

С 1930 года работал в Шанхае. В 1933-м прибыл в Японию в качестве корреспондента немецких газет «Бёрзен курьер» и «Франкфуртер цайтунг». В октябре 1941 года Зорге был арестован японской полицией и в сентябре 1943-го приговорен к смертной казни через повешение на рояльной струне. В ноябре 1944-го Зорге казнили. Советский Союз в течение 20 лет не признавал Зорге своим агентом. Только в 1964 году Р. Зорге рассекретили и присвоили звание Героя Советского Союза.                         

Денис ОРЛОВ, фото descopera.ro











Lentainform