16+

Почему поляки хотят поставить в Варшаве памятник Герцену

04/07/2012

Почему поляки хотят поставить в Варшаве памятник Герцену

В этом году Россия отмечает или, скорее, должна была бы отмечать 200-летие со дня рождения Александра Герцена. Эта юбилейная годовщина проходит тихо и практически незаметно. Удивляться здесь нечему: Герцен – это «западник», приверженец введения в царской империи либеральных порядков по образцу западных. Именно он издававшимся в Лондоне журналом «Колокол» будил подданных на бунт против царя.


                 Сейчас об этом вспоминать не любят. Даже декабристы, которые в 1825 году попытались поднять вооруженное восстание против самодержавия, не являются для соотечественников однозначными героями. О россиянах, которые засматриваются на западные образцы, здесь, вторя президенту Путину, говорят, что они «шакалят у иностранных посольств», кормящих их за подрыв государственных фундаментов. Главным злодеем современной России пропаганда выставляет Бориса Березовского, тоже политического эмигранта, сидящего в Лондоне и пытающегося играть оттуда роль Герцена. Прежнему кремлевскому олигарху и политическому интригану – очень далеко до мыслителя XIX века, но ассоциации появляются.

В России нет потребности в Герцене, который принадлежит к крупнейшим моральным авторитетам своего народа. Однако, о великом россиянине в год его 200-летия напомнил недавно Институт философии Российской академии наук, который организовал научную конференцию «Александр Герцен и исторические судьбы России».

О том, как воспринимают Герцена поляки, говорил в своем докладе главный редактор Gazeta Wyborcza Адам Михник (Adam Michnik). Но к польской теме постоянно возвращались все выступавшие. Для российского философа судьба польского народа, стремящегося к свободе, но остававшегося под управлением царей, была позором России и ее огромной моральной проблемой. Без свободных поляков, как твердил он, не будет и свободных русских.

Когда в 1863 году вспыхнуло Январское восстание, в среде российской интеллигенции, читающей и слушающей Герцена, усилились антипольские настроения и патриотическая решимость. Однако лондонский эмигрант твердо стоял на стороне польских повстанцев и призывал российских офицеров и солдат переходить на сторону поляков. А тех, кто это сделал, он воспевал, как великих героев.

Традиционный читатель отвернулся от «Колокола», тираж издания уменьшился наполовину. Но Герцен своей позиции не изменил.

А мы, поляки, не лелеем его образ в своих благодарных воспоминаниях. В Варшаве нет даже улицы Герцена (она есть в Познани и во Вроцлаве). Нет у нас и памятника великому мыслителю. Хорошо, что есть хотя бы общественный комитет, который собирает подписи людей, поддерживающих инициативу возведения такого монумента. И ее следует поддержать. Потому что долги нужно отдавать. А долги благодарности – в первую очередь.                 

Вацлав РАДЗИВИНОВИЧ ("Gazeta Wyborcza", Польша), inosmi.ru, фото mme51.tstu.ru





3D графика на заказ







Lentainform