16+

Как петербургские профессора стали шпионами

05/07/2012

Как петербургские профессора стали шпионами

16 марта 2010 года были арестованы профессора Балтийского государственного технического университета (быв. Военмех) Святослав Бобышев (род. 1953) и Евгений Афанасьев (род. 1952). Оба работали на кафедре стартовых и технических комплексов ракет и летательных аппаратов. Их сначала обвинили в шпионаже, потом в разглашении гостайны.


                 В приговоре от 20 июня 2012 г. вина определена так: совершение государственной измены в форме выдачи государственной тайны представителям иностранного государства в ущерб внешней безопасности РФ. Афанасьев получил 12,5 лет лишения свободы, Бобышев – 12 лет.

Приговор составлен так, что действия профессоров выглядят как умышленно совершенная государственная измена. В приговоре указано, что Бобышев и Афанасьев «в соответствии с договором, заключенным между БГТУ и ОАО «Корпорация «Московский институт теплотехники»» (МИТ), с 1999 по 2009 год совместно участвовали в научно-исследовательских работах, являвшихся составной частью опытно-конструкторской работы по созданию корабельного ракетного комплекса стратегического назначения «Булава-30» и «проводили исследования в соответствии с техническим заданием МИТ с использованием полученных в ходе испытаний этого корабельного ракетного комплекса телеметрических данных, составляющих государственную тайну, и составили отчеты по результатам проведенных работ».

Хотя на самом деле написанная ими глава относится к физике полета ракеты вообще и «составной частью опытно-конструкторской работы» по созданию «Булавы-30»» стала уже потом. При этом суд не допустил к участию в процессе экспертов, способных оценить степень секретности той главы будущего отчета, которую создали подсудимые профессора.

На суде Афанасьев сообщил, что «в 2006 – 2008 годах он и Бобышев выполняли научную работу по несекретному техническому заданию Московского института теплотехники, по итогам которой составили отчеты. В этой работе были использованы 9 графиков, составленных по информации, полученной в результате броскового испытания макета, повторяющего по массе и габаритам ракету морского базирования «Булаву», и содержащих данные телеметрической информации, которые ему в рабочем порядке, без какого-либо оформления, передал сотрудник МИТа Матвеев. На графиках не стоял гриф «секретно», и о том, что они составляют государственную тайну, он узнал только в ходе расследования дела. Указанные отчеты были размещены на его ноутбуке, с которым он выехал в Китай в 2009 году».

Такие простые объяснения не устроили ни ФСБ, ни суд.

Затем в приговоре указано, что в Харбине Бобышев и Афанасьев «познакомились с сотрудниками иностранного отдела Харбинского политехнического университета (ХПУ) Ван Линь, My Цзилинь и Ван Янь, являвшимися представителями Харбинского разведывательного центра Разведывательного управления штаба Шеньянского военного округа Национальной Освободительной Армии Китая (ХРЦ РУ ШШBO НОАК).

Во время командировки в КНР с 11 по 20 сентября 2006 года в Пекине Афанасьев и Бобышев согласились с предложением My Цзилинь передать за денежное вознаграждение сведения, в том числе составляющие государственную тайну, в отношении «Булавы-30» и получили от него список вопросов, интересующих китайскую сторону.

Желая получить материальную выгоду и действуя умышленно в ущерб внешней безопасности РФ, 30 мая 2009 года Афанасьев совместно с Бобышевым вывезли через аэропорт Пулково в КНР принадлежащий Афанасьеву ноутбук и флеш-карту Бобышева, содержащие результаты проведенных ими исследований, в которых имелись сведения составляющие государственную тайну.

В Пекине в точно неустановленные время и месте 5 – 6 июня 2009 года Афанасьев в присутствии Бобышева передал эти сведения представителям ХРЦ РУ ШШВО HOAK My Цзилинь и Ван Линь, перекопировав на электронный носитель (флеш-карту) последней со своего ноутбука электронные файлы, содержащие результаты проведенных ими исследований.

За переданные сведения Афанасьев и Бобышев получили от Ван Линь и My Цзилинь примерно 7000 долларов США, в то время как их передача может нанести ущерб внешней безопасности РФ…».

Звучит все зловеще, но на самом деле самые простые факты извращены. Скажем, кто же теперь не ездит с ноутбуком? Тем более для чтения лекций.

Приговор – это гигантский документ объемом более 70 тыс. знаков. В нем есть и показания свидетелей из БГТУ, и результаты осмотра личных вещей подсудимых и изучения их мобильных телефонов, и доказательства знакомства с вышепоименованными китайцами, чего подсудимые и не отрицали, и показания таинственных сотрудников ФСБ: «Допрошенный в качестве свидетеля сотрудник ФСБ, данные о личности которого установлены судом и содержатся в материалах дела, но не приводятся в настоящем приговоре, показал, что в 2007 году в поле зрения оперативного подразделения Управления ФСБ попали граждане РФ профессоры кафедры А-4 Балтийского государственного технического университета «Военмех» им. Д. Ф. Устинова Афанасьев и Бобышев, которые поддерживали тесные контакты с китайскими гражданами Ван Линь (Вера) и My Цзилинь (Мао) – кадровыми сотрудниками Харбинского разведывательного центра регионального управления штаба Шеньянского военного округа НОАК. В связи с этим за ними было установлено наблюдение, прослушивание, контроль технических каналов связи, был проведен негласный осмотр рабочего кабинета Афанасьева и Бобышева и негласное обследование их багажа при вылете из Санкт-Петербурга в Пекин (КНР) летом 2009 года. В багаже находились ноутбук, CD-диск и флеш-карта Transend, информация с которых была скопирована и изучена. Ее анализ показал, что на ноутбуке и флеш-карте содержатся сведения научно-технического характера, в том числе составляющие государственную тайну».

Все это идеально годится для шпионского сериала. Но возникает вопрос: если с 2007 года профессорам не доверяли, зачем еще три года пускали в Китай в шпионское логово? Почему допустили измену, не приняв мер по изоляции Бобышева и Афанасьева? Не было ли в этом преступного умысла уже со стороны ФСБ?

А вот еще совсем простое соображение: Если бы Бобышев и Афанасьев на самом деле хотели продать Китаю секреты, то они не потащили бы с собой ни ноутбук, ни флешку с некими материалами, а просто перегнали бы файлы по электронной почте, тем более, что следствие обнаружило в вещах Афанасьева визитку Ван Янь (это женщина), а в записной книжке Афанасьева еще и содержится запись адреса ее электронной почты: verabeauty@163.com. А сами бы поехали налегке, только с учебником алгебры для 7-го класса.

А уж сумма в 7000 долларов за продажу столь ценных секретов в 1 млрд руб. – это просто смешно. Странно, что подсудимых в придачу не обвинили еще и в том, что они совместно с ХРЦ РУ ШШВО HOAK хотели убить всех членов тандема. В 1937 г. на закуску всегда добавляли подготовку к убийству тов. Сталина.

Комментарий

Юрий Вдовин, зам. руководителя правозащитной организации «Гражданский контроль», внимательно наблюдавший за процессом по делу профессоров-шпионов:

- Вас что-то не устраивает в этом процессе?
– Бобышев и Афанасьев по договору с 2002 по 2009 г. ездили в Китай читать в Харбинском университете лекции по стартовым ракетным установкам, в которых, как утверждают специалисты, за последние 20 лет ничего нового не появилось. Кроме того, «Булава» – самая опасная ракета в мире, потому что неизвестно, где она упадет и где взорвется. 

- Лекции были подконтрольны нашим чекистам?
– Безусловно. При выезде из России в Китай они каждое слово, которое произнесут в Китае, оговаривали и согласовывали. Параллельно с этим учебным процессом в 2006 г. Московский  институт теплотехники (МИТ), который разрабатывает «Булаву», обратился к ним двоим с предложением заключить договор на выполнение расчетных работ по газодинамическим процессам при выходе ракеты после подводного старта из подводного положения в надводное. Договор абсолютно несекретный. Они в МИТ не приносили допуски на знакомство с секретными материалами…

- То есть это физика полета ракеты вообще, а не конкретной «Булавы»?
– Это наука. Она может быть пристегнута к «Булаве», но в равной степени может быть применена для любой ракеты.

- Так профессора свою работу по договору с МИТ выполнили и сдали заказчику?
– Да, их в МИТ не допускали ни к чему секретному, они туда даже допуски не сдавали. В МИТ научно-исследовательская работа закончилась написанием отчета. И на него поставили гриф «секретно». В этот отчет и были включены результаты работы Бобышева и Афанасьева, на весь отчет поставили гриф «секретно», после чего получилось, что и несекретная изначально часть общей работы тоже приобрела гриф «секретно». Но Бобышеву и Афанасьеву не давали секретный отчет, его содержание им известно не было. Они и знать не знали, что их глава оказалась засекреченной в составе целого отчета по НИР.

-  Бобышев и Афанасьев работали конкретно с параметрами ракеты «Булава»?
– Им для научной главы дали какие-то параметры, начальные условия, какие-то постоянные, которые надо вставить в уравнения…

- О секретности речь шла?
– С ними никто не оговаривал, что это секретно, и подписку о неразглашении с них не брали. Теперь задним число это все оказалось секретно. У судьи Егоровой был такой аргумент по рассказам адвокатов: вы же знаете, что МИТ делает не сноповязалки. Главное их преступление состоит в том, что эта глава по физике старта ракеты из воды была у них в компьютере и на флэш-картах.

И вот эта работа в компьютере пересекает российско-китайскую границу. Сотрудники ФСБ на выезде посмотрели эту главу и обнаружили ее, но не остановили Бобышева и Афанасьева, они приехали в Китай, отчитали там свои лекции, в том числе какую-то расширенную лекцию, за что получили гонорар – 7 тыс. долларов. Получилась продажа родины за 7 тыс. долларов. А поскольку в каких-то материалах они пользовались услугами сотрудников кафедры, они еще им дали часть денег.

- Так это были секретные материалы?
– Нет! Нет! Но им инкриминируют как передачу секретных материалов, причем как продажу. Все строилось на догадках о том, что некие переводчики и сотрудники в Китае, с которыми они имели дело, – якобы сотрудники китайской военной разведки. Все предложения адвокатов пригласить специалистов в этой области, чтобы оценить, что в отчете секретно, а что нет, были судом отвергнуты. Но зато были приглашены какие-то эксперты, которые вычислили ущерб, нанесенный обороноспособности страны якобы произведенной продажей секретов Китаю. 1 млрд 41 млн руб.  И в итоге получили 12 и 12,5 лет заключения. 

- Приговор будет оспариваться?
– Сейчас над приговором работают в Комитете защиты ученых в Москве, в частности, академик Рыжов, являющийся специалистом в области газодинамических процессов. Я уж не говорю про Савельева, бывшего ректора Военмеха: он абсолютно твердо убежден, что это высосанное из чекистского пальца дело. Он специалист в этой узкой области. У него другая заморочка: он считает, что ФСБ работает по заданию ЦРУ, чтобы ослабить Китай.

- Это же не первые ученые, обвиняемые в шпионаже.
– Преследование ученых началось с дела Никитина – это 1995 год. Вся команда ФСБ, которая травила Никитина, не была наказана за фальсификацию, а вся повышена и получила награды.  Приемы остались старые – времен ВЧК – НКВД – МГБ: фабрикуются дела, на основании которых потом получают ордена, медали и звания.                

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ, фото oreninform.ru











Lentainform