16+

Трудно быть курящей матерью-атеистом

06/07/2012

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Всю минувшую неделю обостренно чувствовала себя матерью. В последний раз со мной такое было сразу после рождения дочери и через некоторое время прошло. Привыкаешь. Трудности забываются. Настолько, что некоторые даже решаются заводить второго. Но мне это теперь точно не грозит. И не потому, что память очень хорошая. А потому что постоянно напоминают: ты мать дрожащая, ты права не имеешь.


             Возьмем координатора движения «Россия для всех» Машу Баронову. Она тоже мать. И вот приходят к ней в прошлый понедельник три дамы из опеки, обнаруживают в детской комнате беспорядок, в жизни – отсутствие мужа, а на кухне – пачку сигарет. И говорят: какая же ты мать, если куришь. Я понимаю, это такое давление на оппозицию. Под лозунгом «оградите детей от табачного дыма».

Маша Баронова человек смелый. Она пожаловалась на опеку в полицию. Я бы добровольно в полицию соваться не стала. Но она до этого уже в Следственном комитете побывала, ей не страшно. Допрашивали ее в качестве свидетеля по делу о беспорядках на Болотной 6 мая, а потом переквалифицировали в подозреваемую. На допросе следователь даже обвинил ее в легкомыслии, потому что тут такое дело, а она сидит перед ним и тапочки с мышами то снимет, то наденет. Но за слишком озорные тапочки молодую женщину вроде как не привлечь. А ребенка отобрать за пачку сигарет на кухонном столе можно попытаться.

Разобравшись в этой истории, я почувствовала острую неуверенность в бытии. Муж у меня, в отличие от Бароновой, имеется. Но он тоже курит. Это проблема.

Еще острее я почувствовала себя матерью, когда узнала, что доблестный депутат Милонов решил объединить городских законодателей в межфракционную группу по защите традиционных христианских ценностей – с тем, чтобы оградить петербургских детей от атеизма. Уж не знаю, как они это собираются делать, но чтобы оградить от атеизма мою дочь, Милонову придется у меня ее забрать. Потому что курить-то можно и на лестнице, а вот расстаться с атеизмом при входе в детскую у меня точно не получится. Ребенок находится под постоянным дурным влиянием. Которое, понятно, усугубляется с каждым продлением ареста участницам Pussy Riot.

Допустим, я подавлю в себе животный материнский инстинкт и отдам ребенка органам опеки и депутату Милонову. Но чтобы проявить такую сознательность, мне надо понимать, к каким таким культурным ценностям они собираются ее приобщать. Не хочется думать, что они будут преподавать ей установления Трулльского собора (692 г.), которые нарушили, если верить обвинению, участницы Pussy Riot. Потому что трудно ей будет в нынешние времена да с Трулльским собором.

Но куда печальнее то, что вопрос о культурных ценностях можно с тем же успехом задать и оппозиции. Взять хотя бы культурный портал OpenSpace, который тоже закрыли. Только его закрытие – в отличие от недавних закрытий других медийных проектов – объяснили не финансовыми соображениями, а ценностными. Владелец портала Вадим Беляев прибыли от единственного в рунете сайта о культуре и не ждал. Он готов вкладывать. Но, говорит, в наши времена если вкладывать бескорыстно, то в общественно-политический проект.

Интенция похвальная. Я только не понимаю, какие культурные ценности будет преподавать оппозиция моему ребенку после своей окончательной победы. Ведь если их не производить параллельно с революцией, а только защищать и консервировать, то детям в свободной России ничего не останется, как учить наизусть проект «Гражданин-поэт». А это в русской поэтической хронологии примерно как Трулльский собор в истории православной церкви. Важный этап, но уже проехали.              

ранее:

Если бы Цой был жив, исполнял бы он «Мы ждем перемен» на митингах оппозиции?
«С водкой в Польше – примерно как в России. И это единственное, что нас объединяет»
Почему Москва всегда пишется с «г.»
«Законом у нас может стать даже запрет геям держать дома попугаев»
Зачем белоленточники объезжают торговые точки с проверкой сертификатов
«Зачистки у «Жан-Жаков» теперь будут происходить регулярно»











Lentainform