16+

Почему в Петербурге не появляется новых Гребенщиковых и Шевчуков

13/07/2012

Почему в Петербурге не появляется новых Гребенщиковых и Шевчуков

Никто не знает, сколько в Петербурге музыкантов: музыкантом называет себя чуть ли не каждый второй в возрасте до 30 и каждый четвертый после. Но – если в конце 80-х народ знал петербургских музыкантов в лицо («Аквариум», «Алиса», «АукцЫон», ДДТ, «Пикник», «Зоопарк», «Телевизор» и т. д.), то сегодня, 20 с лишним лет спустя, в лицо знают тоже их. И слушают их же. Почему среди новых петербургских музыкантов почти нет известных имен?


                Откуда они берутся

Среди музыкантов Петербурга велика доля «понаехавших» – примерно половина. Многие приезжают в Петербург уже готовые – со своей группой, репертуаром, идеями. Сюда приезжают либо из страха перед большой Москвой («в моем городе совсем плохо с конкуренцией, а в Москве она слишком велика»), либо с романтическим «просто влюбился в этот город».

Так было и в конце 1980-х: на самом деле то, что принято относить к «петербургскому року», петербургское только наполовину. Сергей Чиграков («Чиж&Co»), так преданный Петербургу, приехал из Дзержинска. Юрий Шевчук (ДДТ) – из Башкирии, Александр Башлачев – из Череповца, Константин Кинчев («Алиса») – из Москвы. Они играли рок вместе с коренными «АукцЫоном», «Аквариумом», «Телевизором» и пр. 

В 80-е годы в Петербург тянулись еще из-за Ленинградского рок-клуба. Теперь от него остались только имя и немного традиций. По мнению молодого музыканта Миши Лузина из Екатеринбурга, работавшего в Москве и теперь приехавшего в Петербург, в Москве нет своей музыкальной культуры. «Она вся привозная. Это в целом проблема Москвы, о чем мне говорят мои друзья-москвичи – ведь не назовешь ни одной чисто московской группы. Питер – город со своей культурной традицией. По группе сразу понятно, что она питерская, даже если она в этот город приехала. Сюда едут не к абстрактной славе, а потому, что пропитаны духом города и играют его музыку».

Всех городских музыкантов условно можно поделить на высоких профессионалов, средних профессионалов и тех, кто играет в переходах. Начинать в переходах, считают сами музыканты, – гиблое дело – там нет настоящей публики. Поэтому любой новый коллектив первым делом должен искать более внятную площадку. Но так как все клубы – это коммерческие организации, они очень настороженно относятся к любым начинаниям. И новые коллективы играют сначала в барах-пабах, потом в маленьких клубах, и только если число поклонников вырастет, более крупные клубы тоже оказываются готовы их принять.

Участник проекта «Женя Любич», основатель группы VOPpers Денис Кириллов рассказывает, что по такому пути развивался его новый проект вокальных джемов (стартовал примерно год назад): «Мы начинали с маленьких клубов, туда приходили только наши знакомые. Потом знакомые привели своих знакомых, людей стало больше – мы нашли другой клуб, «Китайский летчик Джао Да». Там нам дали выступить, увидели, что людей приходит много, сборы с бара хорошие – и позволили нам играть там постоянно. Иногда даже платили какие-то суммы, которых нам хватало, допустим, чтобы оплатить доставку инструментов. А потом нам там стало тесно – и мы стали искать более крупные площадки».

Крупных клубов не так много – ГлавClub, «Космонавт», «Зал Ожидания» – вместимостью от 1000 до 2500 человек, где дают концерты и звезды мировой величины. Есть клубы чуть помельче – Jagger, «Аврора», DaDa, J.Walker, Place, «Джимми Хендрикс блюз клуб», Circus Hall – там тоже можно застать звезд, но реже. Ну и есть средние – «Джао Да», Hello Hostel, Banka club – там устраиваются набирающие обороты группы, способные привести 100 человек на свой концерт.

Как заработать на музыке

Самый сложный путь – создание  оригинальных проектов. Музыкантов, исполняющих свое, авторское, много – но мало кто из них на слуху. Представления о том, как создать успешный музыкальный проект, у самих музыкантов очень расходятся – от «запросто» до «невозможно».

По мнению солистки группы «Miss Silence» Ирины Тищенко, коммерческий проект создать в Питере очень просто – вопрос в том, насколько коммерческим он будет.  «Деньги зарабатывать на  музыке в принципе трудно. Но все познается в сравнении. Если сравнивать с Белоруссией, откуда я приехала, – здесь легче. Если со Штатами – понятно, что у нас нет таких возможностей».

«В моем кругу очень редко встречаются люди, которые умудряются зарабатывать более-менее приличные деньги музыкой. Наш проект тоже не назвать коммерческим – он дохода не приносит, пока мы только вкладываем в него», – говорит солистка группы «Эффект Доплера» Анна Кордубайло.

Лидер группы «Чё Морале» Владимир Ермолов считает, что «коммерческим должен быть каждый проект». Однако в действительности их не так много. Мы попробовали собрать рецепт из разных мнений, чтобы узнать, чего не хватает музыкантам, чтобы стать успешными. Вот что получилось.

Первая проблема, которую называют музыканты, – деньги. Говорят, найти спонсора в Петербурге почти невозможно. Павел Линейкин, участник мужского вокального ансамбля (а капелла)  Dedooks считает, что без дополнительной помощи окупить проект очень сложно. «Трудно продвигать проект без человека, который будет заниматься рекламой, договариваться с залами, продумывать каждое выступление. Если нет спонсора – нужен хотя бы менеджер». Но и менеджеров не хватает, говорит Анна Кордубайло: «Нам очень нужны специальные  люди, которые смогут организовать помощь в продвижении, организации концертов».

«В Петербурге есть один спонсор – Владимир Киселев (впрочем, он уже давно в Москве) – он поддерживает группы «Санкт-Петербург» (имеется в виду группа «Санкт-Петербург-2». – А. Д.), «Русские», еще какие-то, – рассказывает Павел Линейкин. – У него хорошие отношения с «Единой Россией», и вот как он работает: говорит музыкантам, что вот, мол, государственный праздник вроде «нет наркотикам» будет – и все эти группы там выступают. А тех, кого слушать интересно, никто не финансирует».

Московские спонсоры периодически устраивают конкурсы для молодых музыкантов, кто-то из петербуржцев там участвует. «Мой приятель ездил в Москву на один такой, – рассказывает клавишник группы «VOPpers» Леонид Тодоров. – Там присутствовали продюсеры, которые Савичеву продвигали, например. Призом было не продюсирование, а запись альбома. Ему альбом не нужен был, он просто хотел себя показать. В итоге занял второе место, ничего взамен не получил. Продюсеры его не заметили, им, кажется, молодые таланты сами по себе не очень интересны… С нуля сразу ничего не получится. Надо постоянно играть где-то. Вот мы отыграли хороший концерт – нас заметили…».

Вторая составляющая рецепта, которая, по идее, должна быть первой, – личность. «Я во многих проектах участвовал и понял, что успех проекта на 90% – в его индивидуальности, особенно в личности главного действующего лица, – говорит бас-гитарист из групп «VOPers» и «Препинаки» Дмитрий Турьев. – Из этой личности все остальное будет складываться, начнут работать другие инструменты – пиар-акции, хорошие записи, видеоклип и так далее. Главное – новизна, оригинальность. Очень много примеров, когда из пустоты пытаются что-то сделать. А как только спонсор уходит – группа разваливается».

Но не всегда, считает музыкант Миша Лузин, успех проекта связан с новизной: «Конечно, так чаще бывает, но необязательно. Посмотрите: Billy’s Band – вроде по форме совсем не новая музыка, тем не менее, это круто. Трудно дать одно определение хорошей группы».

Третья составляющая -  качество музыки. Понятно, что люди хотят слушать тех, кто хорошо играет и поет. Но многие музыканты обвиняют аудиторию в отсутствии вкуса и неготовности воспринимать сложную музыку: «Простая, менее качественная музыка коммерчески более выгодна. Чем музыка сложнее – тем она менее коммерческая, – говорит Владимир Ермолов из  «Чё Морале». – Поэтому в современной действительности музыканты поют то, что популярно. Профессионал должен как-то себя кормить. Люди часто говорят, что играют для души, но на деле это не так. Когда ты зарабатываешь музыкой деньги, это накладывает определенную ответственность: кроме себя, тебе нужно других людей как-то содержать. Конечно, джазом тоже можно заработать, но несравнимо меньше».

По мнению Лузина, не в публике дело: «Если ко мне на концерт не приходят – дело не в тех, кто не пришел, скорее, это я где-то не доработал. И если у тебя на концерте меньше людей, чем, скажем, на «Браво», это не значит, что надо играть как «Браво». Нужно просто поработать над своими ресурсами: может, рекламы мало, может, песни устарели».

Успех коллектива -  во многом и дело случая. Много примеров, когда молодых музыкантов выводили на сцену великие в результате случайной встречи. Так случилось с группой «Пилот», которую вовремя заметил Константин Кинчев.

В каком-то смысле на случай надеются и нынешние музыканты. Например, случайная встреча привела музыканта Мишу Лузина с группой «КедрыВыдры» из Екатеринбурга в Москву, а затем – в Петербург. «В Екатеринбурге у нас сложилась своя уральская музыкальная мафия. Я с Вовой Шахриным (лидер группы «Чайф». – А. Д.) жил на одной улице. Как-то встретил его на улице, мы пошли пить виски – и закончилось все тем, что он спродюсировал  один из наших треков, песню «Причины». А потом о нас узнал Глеб Самойлов («Агата Кристи», «Глеб Самойлоff & The Matrixx») – и  предложил приехать в Москву. Там мы записали альбом у его брата, Вадима Самойлова, пришли к нему с пластинкой – а он сказал: «Ребята, это ваш альбом, я ни на что не претендую, берите и делайте с ним, что хотите», что означало: продюсировать я этот альбом не буду. Тогда я пошел к следующему продюсеру – это был Саша Пономарев, продюсер группы «Сплин». Мы записали еще несколько песен, одна из них – «Слова» – звучала на радио Максимум.  Потом я понял, что в Москве меня ничего не держит – и переехал в Питер в октябре прошлого года, собрал здесь коллектив. В Москву регулярно ездим с концертами. Москва – наша нефтяная скважина, мы туда вахтовым методом приезжаем, зарабатываем деньги и возвращаемся в Питер на эти деньги жить. В Питере тоже выступаем, но реже – в «Хелло Хостеле», в «Китайском летчике». Закрепимся в этих местах, соберем публику – и будем дальше двигаться, в другие клубы».

По словам Лузина, движение должно быть постоянным: «Если ты называешь себя музыкантом – зарабатывай деньги только музыкой. Неважно, что не сразу получится».

Все случайности, говорит шоумен группы «АукцЫон», основатель Фонда поддержки молодых музыкантов Олег Гаркуша, закономерны, успех приходит к тому, кто к нему полностью готов: «Если вас заметили – будет все: залы, концерты. Но надо много работать, чтоб такой случай представился».

Почему раньше были, а теперь нету

По мнению Олега Гаркуши, то, что в последнее время не появляется новых громких имен – проблема исключительно самих музыкантов. «Дело вовсе не в спонсорах! – уверен он, – Сейчас не так дорого все, можно накопить денег на студию. Мы вот на свои деньги записываемся и знаем, сколько что стоит. Раньше группы вообще записывались дома на магнитофон – и ничего. Сейчас гораздо больше в этом смысле возможностей, и инструменты легче достать. Так что это все отговорки». 

В успехе, говорит Гаркуша, очень много составляющих. «Это, прежде всего, талант, скорее даже гениальность. Далее – харизма, драйв и желание чего-либо достичь. Хотя поначалу можно даже без желания. Когда мы начинали, мы ни о чем не мечтали, просто хотели, чтоб нам давали играть, – это случалось не так часто. Сейчас лучше, мой фонд раз в неделю предоставляет возможность выступить на фестивале «Гаркундель». Но вот печальная история: на все коллективы иногда приходит 5 человек слушателей! И не в рекламе дело! Дело в том, что музыканты не работают. Есть исключения, как «Ангел Небес», «Теория» – они работают, собирают народ, в «вконтакте» о себе говорят, устраивают концерты – дни рождения, перформансы и так далее. А есть коллективы, которые приходят на концерт: раз денег тут не платят, отыграем полчаса – и валим.

Для нас каждый концерт был большим событием! Сейчас молодежь думает, что они все крутые уже и буквально завтра будут выступать, условно, на «Рок над Волгой»! Вообще-то все заслужить нужно».

За 11 лет существования фонда, говорит Олег Гаркуша, не возникло ни одного значимого бренда,  имени, которое было бы на слуху: «Есть коллективы неплохие, я им помогаю – «Ликбез», «Теория», «Площадь Восстания», «Делирий», «Дышите.ру» и так далее. Но они, к сожалению, пока совсем не дотягивают до уровня монстров и легенд».

Деньги

Другие способы заработать на музыке


Несколько способов заработать для тех, кто владеет инструментом или голосом.

1. Кавер-проекты. Группы, исполняющие чужой репертуар, обычно создаются именно с коммерческой целью. Играют в основном рок, рок-н-ролл и реже – джаз. Есть проекты, которые уже заручились любовью масс, поскольку играют всем знакомые хиты. Одни играют смесь, например, группа Art for sale исполняет песни от The Beatles, Doors, Led Zeppelin, Queen, Майкла Джексона и т.д. Есть проекты, которые выбирают для исполнения только один коллектив, например, Queen-tribute band или Pink Floyd Show. Самым крупным кавер-проектом Петербурга, пожалуй, является Cover-party – в крупных клубах типа «Космонавта» собираются молодые музыканты, которые поют популярные песни разных жанров.

Исполнение каверов многие музыканты рассматривают в качестве стартовой ступени – якобы так они завоевывают внимание публики, а когда уже «примелькались» – приступают к собственным проектам. Но по мнению Олега Гаркуши, тут есть опасность «застрять в этом, и тогда вряд ли из этого что-то хорошее выйдет». Играть же каверы постоянно – этот музыкальный путь мало кто признает. «Это же не творчество, это только ремесло», – говорит Миша Лузин.

Корпоративы. Это продолжение пункта «каверы», поскольку слышать на праздниках обычно хотят то, что знают и любят. «Это дает какие-то деньги, возможность покупать инструменты», – говорить Владимир Ермолов.

Преподавание. В основном это полулегальные частные уроки вокала, игры на гитаре и прочих инструментах. «Если на западе талантливые педагоги зарабатывают неплохие деньги частными уроками, у нас это поставлено крайне плохо. Хотя и здесь этим зарабатывают – в основном гитаристы. Эта индустрия только начинает развиваться, года два назад стали появляться частные школы. Чтобы они были официальными, нужно делать лицензию, документы собирать – поэтому официально мало кто работает», – говорит Владимир Ермолов.

Прочее. Павел Линейкин из Dedooks рассказывает про новую моду посещения караоке-баров: «Есть обычные бары, куда приходят просто попеть, а есть специализированные заведения. Туда приходят певицы, поют, а богатые посетители им платят. Некоторые на этом и зарабатывают». 

Есть и множество мест, куда можно пойти работать, рассказывает он: «кто-то играет в оркестре, кто-то в армейском ансамбле песни и пляски, кто-то поет в хоре Юсуповского дворца. Но это все хлеб даже без масла. Тут надо постоянно двигаться».

Мода

Джем в ассортименте


В Петербурге стал популярен жанр джема – совместной музыкальной импровизации. Джемы музыканты играют давно, но сейчас они получили новые формы. Вход на джемы, как правило, свободный.

Джем-сейшн
Джемы в классическом исполнении (впервые появились в 1920 годах в США). Взять инструмент и выступить может каждый из присутствующих. Играют в основном блюз и джаз. В Петербурге такие джемы регулярно проходят в клубах «Китайский летчик Джао Да», «Rock cafe»,  «Ж…а», «Грибоедов», «J. Walker». Еженедельно в Филармонии джазовой музыки.

Вокальный джем
В Петербурге существует один проект, воплощающий идею вокального джема, ВОП (Вокализация окружающего пространства). Его автор – музыкант-клавишник Денис Кириллов. Группа инструменталистов раз в месяц приглашает к участию вокалистов, которые сами выбирают, что им сегодня петь. Всем умеющим петь предлагается выйти на сцену и поддержать вокалиста. Раньше проходили только в клубе «Китайский летчик Джао Да», теперь в разных клубах – Circus Hall, «Бурлеск». Вокальный джем вызывает интерес у публики.

Танцевальный джем. Танцоры выстраиваются в круг, по очереди выходят в центр и импровизируют. Как организованное действо джемы регулярно проходят в клубе «Spaces». 

Справка

Сколько стоит запись одной композиции

Студии звукозаписи предлагают записать треки примерно по таким ценам:

Запись вокала и всех инструментов – около 800 рублей в час.

Сведение (редактирование и соединение всех звуковых дорожек) + мастеринг (запись на носитель) – около 900 рублей в час.

Иногда последняя строка фиксированная – около 4000 рублей, поскольку сведение и мастеринг при хорошей записи занимают не менее 3 часов.

Стоимость записи всегда почасовая – это значит, что итоговая сумма будет полностью зависеть от уровня игры музыкантов. Хорошие музыканты записывают песню минимум за 2 часа. Дешевле записывать несколько песен сразу, поскольку каждый инструмент требует разного количества времени – то есть пока клавишник сыграет одну композицию, басист может записать три.                  

Анастасия ДМИТРИЕВА





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform