16+

Меня обвинили в клевете о возведении надстройки на Невском, 68

20/07/2012

Меня обвинили в клевете о возведении надстройки на Невском, 68

Обозреватель Михаил Золотоносов вступил в спор с генеральным директором ЗАО «Стройпроект» Борисовым С.В., обвинившим журналиста в искажении фактов относительно строительство на месте Литературного дома (Невский пр., 68).


                Уважаемый господин главный редактор.

В вашем журнале № 24 от 9.07.2012 г. опубликована статья Золотоносова «Что доносилось из кустов». Упоминая объект по Невскому проспекту, д. 68, автор негодует по поводу якобы появившейся там трехэтажной надстройки. Это – первая ложь.

Не будучи компетентным в этих вопросах, Золотоносов сравнил высоту воссоздаваемого фасада с баннером, который ограждает стройплощадку, и этого, по его мнению, оказалось достаточно, чтобы назвать автора проекта «архитектурной шпаной».

В действительности никто и не думал надстраивать упомянутое здание. Фасады восстанавливаются со всеми лепными деталями и скульптурами по краям фронтона (эти детали уже изготовлены).

Вторая ложь Золотоносова – утверждение, что автор неизвестен. Нет, он известен, и известен не злобной болтовней, подобно г-ну Золотоносову, а безупречной архитектурной работой в течение 55 лет. Это архитектор М. В. Будневич, на счету которого такие признанные работы, как реконструкция Конногвардейского манежа (ЦВЗ) и Мюзик-холла (бывшего Народного дома арх. Люцедарского).

Вот уж действительно ситуация «слона и моськи»…

Генеральный директор ЗАО «Стройпроект» БОРИСОВ С. Б.

Ответ директору

Письмо генерального директора ЗАО «Стройпроект»* составлено крайне безответственно и бездоказательно. Прежде всего, я не сравнивал фасад с баннером, а просто увидел, как и тысячи других людей, гуляющих по нечетной стороне Невского пр., что позади фронтона, в глубине возводимого объема, уже выросло нечто, чего прежде, до сноса дома 68, отсутствовало. И это же видно, если войти внутрь двора через арку и посмотреть вверх.

Т.е. после того как здание на Невском, 68, было снесено, одновременно начали воссоздавать фасад – а мы еще посмотрим, как это получится на основе железобетонной монолитной коробки, – и возводить позади этого фасада новое здание, которое по высоте теперь явно превосходит то, что стояло до сноса. Насколько оно превосходит снесенное здание – на один, два или на три этажа, снизу, конечно, определить невозможно, особенно с учетом того, что и этажи бывают разные по высоте, но то, что увеличение высоты в глубине здания существует, это очевидно.

Гендиректор настаивает на том, что «фасады восстанавливаются со всеми лепными деталями и скульптурами по краям фронтона (эти детали уже изготовлены)». Но я с этим и не спорил. Я написал о том, что в глубине, на определенном расстоянии от фасада, высота новодела увеличена по сравнению с той высотой, которую здание имело до сноса. Предполагаю, что со стороны двора высота увеличена на два или три этажа – в надежде на то, что с Невского пр. этого не будет видно. Так что никакой лжи в этой части я не допустил, а заявление о том, что я якобы лгу – это просто клевета.

Вот данные «Фонтанка.ру», сообщенные 29 мая 2012 г., – согласно проектной документации по адресу Невский пр., 68, было утверждено возведение пятиэтажного здания с мансардой высотой 23,7 м в коньке (высота по карнизу – 18,3 м). 

Значит, мансарда, т.е. увеличение высоты есть! Так в чем моя ложь? Неправдой является ваше заявление о том, что никто и не думал надстраивать здание. Именно подумали и надстроили.

Таким образом, высота новодела в коньке составляет почти 24 м, а так как один этаж – это, условно говоря, 3 м, то я и писал о восьмиэтажном здании, которое на уме у «архитектурной шпаны». Разница в высоте по карнизу и по коньку составляет 5,4 м, это почти два этажа.

Что же касается известности автора проекта, то я только из письма гендиректора узнал его фамилию. До этого фамилия нигде в прессе не фигурировала. Вообще-то на заборе надо было повесить информационный щит и на нем указать фамилию Будневича, а после этого обвинять меня во «второй лжи». Я же отсутствие сведений о фамилии авторов проекта понял так, что им не хотелось, чтобы это стало известно. Видимо, подумал я, им просто стыдно. И не стал выяснять, чтобы не шельмовать старика Будневича, родившегося в 1933 г. Ну, Будневич – так Будневич.

Оценим, однако, его известность. Вот передо мной книга «Зодчие Санкт-Петербурга. ХХ век» (СПб.: Лениздат, 2000). В конце дан «Биографический словарь архитекторов и строителей Санкт-Петербурга». Нет в нем Будневича. В конце дан еще дополнительный список архитекторов, которые внесли весомый вклад в архитектурный облик Петербурга, – опять нет Будневича. Составитель книги – известный искуствовед В. Г. Исаченко, рецензент – доктор архитектуры профессор В. В. Смирнов. Забыли про великого Будневича оба.

Вот справочник «1000 адресов в Санкт-Петербурге: Краткий архитектурный путеводитель» (СПб., 2008). Автор – доктор архитектуры профессор Л. П. Лавров. Бубырь есть, Будылина есть, а Будневича – нет. Прямо заговор какой-то!

А что касается термина «шпана», то я имел в виду следующие обстоятельства. Во-первых, если уж взялись восстанавливать старое здание на Невском пр. в том виде, какой оно имело до сноса, а именно это и было декларировано, то не надо увеличивать высоту в глубине от фасадной стенки на 5,4 м. Потому что здание – это не только фасад с фронтоном. А, во-вторых, надо было использовать традиционный для Невского пр. материал – кирпичную кладку. А не делать монолитно-кирпичный дом, который вы потом будете декорировать снаружи. Все это выглядит крайне бескультурно.                       

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ, кандидат искусствоведения

* ЗАО «Стройпроект» – проектировщик здания на Невском, 68.











Lentainform