16+

«Мой зашитый рот заставил прохожих задуматься»

25/07/2012

«Мой зашитый рот заставил прохожих задуматься»

Петербургский художник Петр Павленский зашил себе рот у Казанского собора. Этим он выразил свою поддержку группе Pussy Riot. Полиция вызвала «скорую». Почему Петр проколол свои губы иголкой?


         — Вам сейчас больно?
— Да, но терпимо уже. Разговаривать могу, раны на губах заживают.

— Почему вы выбрали такой экстремальный способ протеста? Можно же было просто с плакатом выйти?
— На мой взгляд, это единственный способ показать ситуацию, в которой находится художник в современной России. У нас сейчас запрет на гласность и ужесточение цензуры. И каждое открытое высказывание вызывает наказание. Под эту машину попали и Pussy Riot. Обществу дают понять, что свое мнение иметь опасно. И диалог с властями невозможен. Нам зашивают рот!

— Как реагировали на ваш одиночный пикет окружающие?
— Открытой агрессии никто не выражал. Мой зашитый рот заставил прохожих задуматься. Если бы я просто стоял с плакатом, это никого бы не тронуло. Не дошло бы мое послание до адресатов. Какой-то мужчина подошел ко мне и совершил оккультный ритуал, что было смешно. Милиционеры меня фотографировали на сотовые телефоны. Охранник пробовал отобрать плакат, но делал это как-то вяло. Потом вернул назад. Подъехала полиция, но они лишь наблюдали за мной.

— Куда вас повезли?
— Полиция долго не понимала, что делать. Потом вызвали «скорую», чтоб отправить меня на психологическую экспертизу. Повезли в городскую больницу № 17 на окраине. Там мне расшили рот и раны обработали. Говорить я мог с трудом, но двух минут общения со мной доктору было достаточно, чтобы понять: я психически адекватный человек. Меня тут же отпустили, пошел по своим делам.

— То есть вас не арестовали, не «пришили» статью о хулиганстве?
— Когда я эту акцию задумывал, то все спланировал. В моем одиночном пикете нет состава преступления. Я же ничего не громил, ни на кого не нападал, не оскорблял стражей порядка. Стоял себе с плакатом. Это разрешено. Поэтому в кутузку меня не забрали. Но, как рассказали мне соседи, возле дома уже вечером ходили люди в штатском, интересовались, кто я такой. Не знаю, последуют ли за этим какие-то карательные меры. Пока жду. Но если арестуют — сразу позвоню вам!

— Расскажите о себе, в каком стиле вы творите?
— Мне 28 лет, окончил Санкт-Петербургскую художественно-промышленную академию имени А. Л. Штиглица. По образованию я художник-монументалист. Занимаюсь инсталляциями, оформлением пространства. Мой последний проект «Непобедимая победа» был о том, что любовь к людям, защитившим когда-то Родину, заменили потом на поклонение абстрактным символам. Я презентовал его 9 мая, проект имел резонанс. Выдуманный персонаж протодиакон Петр позиционировался как автор проекта. Мне обидно, что церковь проглатывает память о тех людях, утверждая, что победа — лишь сила заступничества Бога.

Кстати, церковную систему я знаю изнутри. В нашем вузе готовили как раз сотрудников идеологического аппарата. И нам объясняли, как воздействовать на людей с помощью цвета, запаха, форм. Нахождение в храме сильно влияет на психику, на рецепторы, на органы осязания. И не зря священников многие годы учат хоровому пению. Работает это как мощная идеологическая машина.

— Вы будете еще протестовать?
— Акция у Казанского собора не была спланирована заранее, мне захотелось выразить свое мнение, когда я узнал, что девушек из Pussy Riot снова не отпустили. Если что-то еще произойдет в стране, я тоже выражу мнение. Но вообще мне не хочется протестовать в одиночку. Я рад, что русская интеллигенция собрала 30 тысяч подписей в поддержку девушек, и буду стараться объединить людей вокруг других проблем.                    

Наталья ЧЕРНЫХ











Lentainform