16+

Бывший мэр из Приморского края — о том, как членство в «Единой России» стоило ему карьеры

30/07/2012

Бывший мэр из Приморского края — о том, как членство в «Единой России» стоило ему карьеры

Алексей Клецкин вступил в "Единую Россию" весной 2011 года, чтобы стать мэром города Большой Камень в Приморском крае, а после президентских выборов разочаровался и оставил и партию, и мэрский пост.


              О вступлении в партию

Я хорошо понимал, что делал, когда вступал в партию. Наивности не было. Я тогда стал главой города Большой Камень и хотел управлять им эффективно. Это под силу только единороссу. В соседнем городе, например, был мэр-коммунист, так ему денег никогда не давали. А зачем губернатору края, единороссу, давать деньги коммунисту? Тот же начнет свою партию пиарить.

О свободе выбора

Только не надо говорить, что я шел на "сделку с дьяволом", это перегиб. Смотрите, вот вы, например, хотите построить дом. Но для этого есть только одна строительная компания. Нравится, не нравится, но она единственная. Либо строишь с ней, либо дома вообще не будет. У меня в кабинете никогда не было портретов руководителей, и это многое обо мне говорит. И я немного горжусь, что у Большого Камня такие плохие показатели были на выборах — это доказывает, что я не жулик.

О голове рыбы

Неправильно думать, что если человек в "Единой России", то он плохой. Не надо очернять. Это то же самое, что говорить, что все, кто жил при Сталине — пособники советского режима. Рыба-то с головы гниет. Среди местных членов партии есть отличные люди. Мы решили, что станем партией дел. И у нас это получалось. За год разработали программы соцподдержки, снизили арендные ставки жилья, расчистили пляжи от мусора.

Про верх и низ

Одного я не учел, когда шел в партию. Партия — структура интегрированная. И когда в Госдуме принимают неправильный закон, к которому мы не имеем отношения, люди идут кричать на нас, как на низовое звено. К Путину же на прием они не попадут. И за неправильный закон отвечать нам. А наверху часто такой закон примут, что и ответить нечего. Мы старались этот негатив сверху сглаживать позитивом снизу.

Про галочку

Когда я вступал в партию весной 2011 года, ситуация не была так накалена, как сейчас. Волнения начались уже к концу года. И скажу честно, в декабре, после думских, напрягся и я. Но Путин после провального декабря так ловко сменил тактику, дал столько обещаний, что я успокоился. На президентских выборах я, конечно, голосовал за Путина. Я не всегда за него голосовал, но на этот раз я был членом партии, а чувство дисциплины и субординации у меня есть. Мы вместе с женой на выборы пошли. Она сказала, что за Путина не хочет голосовать, а за Прохорова хочет. Я ей сказал: "Ставь галочку за Путина, а то некрасиво получится".

Про гайки

Путин получил свою победу, но вместо того, чтобы выполнять обещания, стал закручивать гайки. Здесь я понял, что меня как избирателя обманули. В конце марта я взял незапланированный отпуск, чтобы все обдумать. Взял на отдых 100 дней, как Наполеон.

Я сидел дома, смотрел телевизор и думал. Когда я видел репортажи о Болотной 6 мая, поймал себя на мысли, что мое место там. А когда к Собчак ночью пришли с обыском, я понял, что могу стать следующим. Последней каплей стало принятие закона о митингах в начале июня. Я понял, что когда ко мне снова придут недоуменные жители, у меня не получится им объяснить, почему они не могут реализовывать свое конституционное право. За эти 100 дней мне перехотелось быть частью системы. Чтобы не передумать, я сделал себе татуировку дракона с большими зубами.

Про письмо

И в тот же день я написал свое открытое письмо, которое повесил у себя в ЖЖ от 9 июня: "В составе местного политсовета партии в г. Большой Камень я действительно нашел среди однопартийцев настоящих друзей — умных, интеллигентных, небезразличных и честных людей, для которых общественные интересы выше личных. В то же время, политика, проводимая в последнее время партией "Единая Россия" на федеральном уровне, в корне противоречит моим личным убеждениям и жизненным принципам". И приписал, что выхожу из партии.

Про славу

На следующий день проснулся вдруг знаменитым. Куча журналистов хотели взять у меня интервью. Но я всем отказывал, иначе бы это выглядело популизмом, а я-то действовал искренне. New York Times вот тоже очень просил. Но это неправильно, чтобы заграничные СМИ использовали мое решение для пропаганды, все-таки в душе я патриот, и как бы мне не нравились процессы, это наше внутреннее дело.

Про отставку

Я написал свое письмо, но увольняться не спешил. Мне тогда в голову пришла сумасшедшая идея: может, проще развалить систему изнутри. Правда, я быстро понял, что это невозможно. Нельзя руководить городом и играть в оппозицию. Тебя лишат всех дотаций, и горожане сами вынесут тебя из кабинета. Тогда я написал заявление.

Друзья по-разному реагировали. Одни говорили: "У тебя было все: власть, зарплата, а ты ради какой-то идеи отказался? Врешь!". Бывшие однопартийцы говорили: "Ты думаешь, нам нравится? Здесь же просто надо молча сидеть". Чем займусь еще не знаю, у меня остались некоторые сбережения. Мне бы хотелось в правозащитную деятельность пойти, но боюсь, что так я семью не прокормлю.

Про Путина

Через 6 лет уже за Путина не проголосую.                     

Полина ЕРЕМЕНКО, publicpost.ru, фото online-krasnodar.ru





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform