16+

Почему в Петербурге возобновился архитектурный спор вековой давности

23/08/2012

Почему в Петербурге возобновился архитектурный спор вековой давности

Чудо романтической эпохи модерна - шпиль над зданием торгового дома «С. Эсдерс и К. Схейфальс» (имеющим другое, проще произносимое название «У красного моста») - появился после реконструкции этого здания на углу Мойки и Гороховой.


             Хотя шпиль восстановлен по историческим фотографиям, отношение к нему в архитектурном сообществе неоднозначное. Это, наверное, первый прецедент, когда споры вызывает не современная застройка, а градостроительное решение столетней давности. Которое напрямую отсылает нас к дискуссиям дореволюционных градозащитников.


Почему в Петербурге возобновился архитектурный спор вековой давности

Шпиль появился в ходе реконструкции здания бывшей фабрики Володарского, которое ее собственник ЗАО «БТК Девелопмент» превращает в многофункциональный комплекс. Башня была демонтирована в советское время – тогда многие здания эпохи модерна и эклектики потеряли такие шпили. Они были уничтожены в 60-е годы только потому, что якобы мешали телевизионным сигналам.

С воссозданием шпиля высота всей постройки увеличилась ровно в два раза, с 29 до 58 метров.

Хотя сам торговый дом «У красного моста» с восстановлением шпиля, безусловно, выиграл, многих смутило его влияние на панораму Гороховой. Если раньше доминантой улицы был шпиль Адмиралтейства, в которое она упирается, то теперь, начиная с середины Гороховой и дальше к Адмиралтейству, новая-старая башня явно визуально преобладает. Тогда как Адмиралтейство во главе трех расходящихся от него лучей – Вознесенского, Гороховой и Невского – одна из самых известных градостроительных идей Петербурга (так называемый «Еропкинский трезубец» по имени его автора, архитектора Петра Еропкина). Впрочем, признавая факт такого доминирования, разные эксперты, опрошенные Online812, дают ему разную оценку.

Фактически же это – спор начала XX века, когда архитектура модерна, вторгаясь в построенный по классическим канонам Петербург, вызывала возмущение многих современников.

Комментарии

Дмитрий Мурзин, гендиректор архитектурного бюро «Традиция», реконструирующего торговый дом «У красного моста»:


– Этот шпиль – восстановление исторической справедливости. Нельзя утыкаться только в один вид – по Гороховой улице. Да, там есть точки, где он спорит с Адмиралтейством. Но посмотрите со стороны Мойки – шпиль оживляет пейзаж и становится важным градостроительным элементом.

Само здание является памятником эпохи. Подобные доминанты примерно в одно время появляются в разных местах города – дом компании «Зингер» на Невском, Дом городских учреждений на углу Садовой и Вознесенского. Они, таким образом, стояли на всех трех лучах, расходившихся от Адмиралтейства. Когда шпиль с торгового дома сняли в 60-е годы, здание от этого очень сильно потеряло.

Восстановить шпиль – инициатива инвестора, который не пожалел на это денег. Мы делали его по фотографиям и сохранившимся эскизам. Размер у него точно такой же, как был в оригинале, расхождение может составлять сантиметры.

Сергей СЕМЕНЦОВ, доктор архитектуры, профессор:

– То, что шпиль надо было восстанавливать, понятно. У меня возникает только один вопрос: попали те, кто это делал, в размер, или не попали. Создается впечатление, что они немного его увеличили по сравнению с изначальным вариантом. Или, может быть, мы отвыкли от этого силуэта, поэтому он выглядит таким неожиданным. То, что здесь, на этом месте, может быть вертикаль, для меня очевидно. Вдоль основных магистралей должны быть с определенным шагом вспомогательные, меньшие по значимости, вертикали. А главная вертикаль – Адмиралтейство – по оси. Определить, был увеличен размер или нет, – несложная техническая задача.

Александр КИЦУЛА, архитектурное бюро «Я.К.»:

– Из тех шпилей, которые я вижу, это, по-моему, вполне удачный вариант. Не берусь судить, насколько точно он воссоздан, но, судя по старым фотографиям, довольно близко к истине. В отличие, например, от дома на Каменноостровском, напротив мастерской Аникушина. Там явно пытаются сделать мансарду под видом восстановления шпиля: на старых фотографиях у здания готическая башенка, а сейчас непонятно что, какой-то дачный фонарик.

С художественной точки зрения он вполне приемлем. Если говорить про перспективу Гороховой, где раньше был один только шпиль Адмиралтейства, а теперь появился второй, это, конечно, не очень привычно. Но, думаю, от шпилей плохо не бывает. Елисеевский магазин тоже нарушил восприятие Невского в свое время. Да, есть вопросы с перспективой Адмиралтейства, но ничего критичного не произошло, а набережная Мойки от этого только выиграла.

Все равно обновление города будет происходить, нельзя его законсервировать. Но то, что будет появляться, должно быть по уровню не ниже того, что было, и подлинные вещи не должны заменяться на суррогаты.

Если говорить в целом, я не владею ситуацией по реконструкции фабрики, но предполагаю, что там тотальный снос внутри квартала, максимальное выжимание высоты и надстройки, но это издержки всей градостроительной политики и охранного законодательства. Сейчас весь город подрастет до разрешенных 28 метров, и это не остановить, как не остановить снос подлинных вещей, не являющихся памятниками. Мои знакомые работают на Смольном проспекте, там шикарные дома с подлинными лестницами, все это ломается. Знакомые пытаются объяснить инвестору, что так делать нельзя, но инвесторам это совершенно не интересно.

Михаил Золотоносов, критик:

– Я положительно отношусь к восстановлению башни со шпилем в виде кадуцея (жезла Меркурия, бога торговли) на здании торгового дома «Эсдерс и Схейфальс» (1907, арх. В. Липский, инж. К. Н. де Рошефор). Здание в стиле модерн развивает идеи торгового дома компании «Зингер», а башня со шпилем рифмуется со шпилем Адмиралтейств. Однако очень плохо, что на кровле этого памятника архитектуры местного значения появилась остекленная мансарда, некая «теплица». Стоило восстанавливать стильный модерн, чтобы тут же испортить его бесстильной, противопоказанной модерну «теплицей» на кровле. И еще одно замечание. Фасад, выходящий на Гороховую ул., сделан не таким, каким он был в начале ХХ века. Там был аттик – стенка над карнизом, такая же, как и на фасаде, который смотрит на Мойку, а сейчас от этого почему-то отказались.

Рафаэль ДАЯНОВ, архитектурное бюро «Литейная часть-91»:

– С одной стороны – это утраченная вещь, с другой стороны – она нарушает композицию, главное место в которой принадлежит Адмиралтейству. Не вдаваясь в долгие комментарии, я бы сказал, что скорее можно было бы обойтись и без этой вертикали.

Но если рассуждать о борьбе с градостроительными ошибками прошлого, надо снести Спас-на-Крови, дом Зингера, Елисеевский магазин. Они появились в капиталистический период и с точки зрения классического Петербурга были столь же неприемлемы, как Монблан и другие современные высотные здания. Для того Петербурга это был нонсенс. Но мы сегодня, в отличие от моих учителей, считаем это памятниками архитектуры. Посмотрите: стоит Казанский собор, напротив возникает дом Зингера и доминирующий собор перестал быть доминирующим. Доминировать стала торговая марка компании «Зингер», земной шар и американский орел.                  

Антон МУХИН








Lentainform