16+

«90% петербургских такси — нелегальные»

29/08/2012

«90% петербургских такси — нелегальные»

В Петербурге прошел съезд таксистов. Водители со всей страны — от Дальнего Востока до Краснодара — приехали в Северную столицу, чтобы понять, как жить дальше. Оказалось, что таксомоторный рынок России захватили «бомбилы». Питер бьет все рекорды. У нас 90 процентов такси — нелегальные, а грозный закон «О такси», принятый в прошлом году, только усугубил ситуацию. Простой водитель Александр Куприянов раскрыл тайны питерских таксистов.


                  Нелегалов в 4 раза больше!

— Закон «О такси» действует против тех, кто его соблюдает, и дает преимущество «бомбилам», — возмущались таксисты. — Штраф для официальных таксистов достигает 50 тысяч рублей, а нелегал может быть оштрафован максимум на 5 тысяч.

Закон «О такси» водители называют предательским, варварским, преступным. Депутаты, принимавшие его в прошлом году, формулируют мягче. «Это не совсем удачная попытка отрегулировать рынок», — говорит депутат Госдумы, председатель правления ассоциации «Национальный совет такси» Вячеслав Лысаков.

Депутаты обещают, что до конца года они разработают поправки в Кодекс об административных правонарушениях, увеличивающие штраф за нелегальный извоз до 15–20 тысяч рублей. А самой максимальной мерой наказания будет конфискация автомобиля у «бомбилы». Но, похоже, последних никакие санкции не пугают. Проще скрываться, чем платить налоги, оплачивать техосмотр и медконтроль.

— В Петербурге есть несколько контор, которые дают машины с лицензиями в аренду за 700–800 рублей в день, — рассказали «МК» в Питере» сами таксисты. — Лицензия оформлена на некоего индивидуального предпринимателя (ИП), который по закону имеет право заключать трудовые контракты с любым гражданином. Вот и штампуются такие контракты налево и направо. Ни пенсионный фонд, ни налоговая инспекция об этом, конечно, не уведомляются. Бывает, что на одну машину оформлено несколько таких лицензий!

За минувший год в Петербурге было выдано около 6000 разрешений на право осуществления деятельности по перевозке пассажиров и багажа легковым такси на территории города. В числе лицензированных — около 100 крупных таксомоторных компаний и более 2 тысяч индивидуальных предпринимателей. Это 6-е место в стране: лидирует Москва — там почти 19 тысяч легальных таксомоторов.

Сколько в действительности нужно таксистов Петербургу? Эксперты говорят о 20–30 тысячах водителей вместо нынешних официальных 6 тысячах. Выходит, эти «дыры» закрывают «бомбилы», которые без всяких разрешений надевают на свои машины колпаки, клеят на борт шашечки и спокойно рассекают по городу. Таксисты на съезде жаловались, что никто с нелегалами не борется — ни ГИБДД, ни Госавтодорнадзор. Но в Питере регулярно, судя по информации Комитета по транспорту, устраиваются рейды против нелегальных таксистов. Транспортной полиции даже помогают устраивать облавы легальные перевозчики — руководители таксомоторных предприятий. Дают транспорт, сами выезжают в рейды, устраивают показательные пиар-акции под названием «Последний день «бомбилы». Правда, «бомбил» от этого меньше не становится.

Таксопарки-эксплуататоры

Тех, кто все-таки оформил разрешение на перевозку пассажиров в такси, законодатели предлагают называть самозанятыми перевозчиками. Александр Куприянов — один из них. Разрешение сроком на пять лет он без проблем получил в Комитете по транспорту. Исправно платит налоги. В этом бизнесе он пять лет. Ездит на своей машине «Дэу Нексия». И говорит, что ни за что не пересядет на казенную из таксопарка.

— Я сам плачу за бензин, ремонт машины. Отчисляю в среднем 20 процентов диспетчерам. Но я абсолютно свободен. Хочу — работаю. Хочу — домой поехал, отдыхать.

Средний заработок питерского таксиста — 3,5 тысячи рублей в смену. Смена — 12 часов. Может выйти и больше, но это как повезет.

Рынок такси в Петербурге разношерстный и неоднородный. Кто-то «бомбит» в одиночку. Но большинство все-таки предпочитает работать под «прикрытием» — либо таксомоторной компании, либо независимой диспетчерской службы. Между ними ведется постоянная конкурентная борьба, иногда доходящая до мордобития. Где лучше и, самое главное,  безопаснее для пассажира, непонятно.

В таксомоторной компании хоть как-то, но контролируется и состояние техники, и самого водителя. По крайней мере, формальности выполняются: к примеру, выдается путевой лист. Впрочем, на съезде сами таксисты честно признавались, что в парках работать некому, поэтому идет «жесткая эксплуатация наемного труда и подвижного состава».

— В таксомоторном предприятии водители работают в основном на казенных автомобилях, — подтверждает Александр Куприянов. — Но работать на такой машине — себе дороже. В большинстве автопарков водителей мучают огромными штрафами, хамским отношением. У таксистов есть такое понятие, как «подача машины». В условиях нашего городского трафика разумная «подача» составляет от одного до трех километров. Он будет стоять на Московском вокзале, а его погонят забирать клиента на «Новочеркасскую», диспетчер будет орать благим матом, водитель будет оправдываться перед пассажиром за то, что опоздал... Я знаю, что в одной крупной питерской компании водителям на все приходится брать разрешение у диспетчеров. Стоит ему открыть дверь, как срабатывают датчики на несанкционированное открытие двери. Нужно просить разрешение на то, чтобы выйти из машины. Превышение скорости на 20 километров штрафуется. То есть один раз человек забылся, придавил педаль газа — все, эту смену он работает бесплатно. Бывают еще такие вопиющие случаи, когда водителей заставляют работать по двое суток! Они падают с ног от усталости, но это никого не волнует. Умри, но дай план за смену 8 тысяч рублей!

Диспетчеры-пофигисты

В диспетчерских службах, где нет своих машин (каждый, у кого есть автомобиль, может заключить с ней договор и выплачивать определенный процент за «снабжение» пассажирами), все строится на доверии. Обязательный предрейсовый технический и медицинский осмотр здесь не проходит никто. Считается, что водитель на собственной машине не будет пить водку перед работой, мол, побережет свое имущество.

— В одной службе водители проходят двухчасовой инструктаж перед тем, как устроиться на работу, — рассказывает Александр Куприянов. — В другой проводятся тесты на знание дороги и правил дорожного движения. Как правило, требуют, чтобы машина была не старше десяти лет. Ну и так, визуально смотрят на водителя, чтоб не наркоман был, не сумасшедший.

В Петербурге море диспетчерских служб. В одной может быть 5 такси, в другой 15. В последнее время особенное распространение получили «районные такси», выполняющие заказы только в пределах конкретного участка. Как правило, их организуют те самые «самозанятые перевозчики». Оформляют разрешение (оно выдается сроком на 5 лет), собирают друзей-знакомых, готовых поработать в такси, сажают на телефон тещу или жену. Вот и готова новая диспетчерская компания.

В «бомбилы», по утверждениям чиновников, в основном идут выходцы из ближнего зарубежья. Но, по словам самих таксистов, среди нелегалов-частников немало и петербуржцев.

— Работа в такси — это один из способов купить себе машину, — рассказывает Александр. — Люди берут потребительский кредит. Покупают недорогой автомобиль. Выходят на ней в рейсы. Часть прибыли откладывают, и так погашают кредит. Это самый гуманный вариант. Менее гуманный — «машина в раскат». Это когда водителю в таксомоторном парке дают новую машину фактически в собственность, он катается по городу под брендом компании, ежедневно платит фиксированную ренту. Так продолжается примерно год-полтора, после чего автомобиль полностью переходит в собственность водителя.

Сколько хочу, столько накручу

Государство, как выяснилось, никак не регулирует цены на перевозки в такси. Этот вопрос вообще замалчивается. Таксисты и чиновники считают, что пассажиры выбирают «бомбил» не потому, что они дешевле, а потому, что их больше. Но на самом деле все дело в цене. Минимальная стоимость поездки по городу у легальных таксистов днем составляет 250 рублей, ночью чуть дешевле. За меньшую сумму повезут только «бомбилы».

Один километр пути в Петербурге может стоить и 30 рублей, и 60. Ценовая политика — исключительно частная инициатива руководителей таксомоторных предприятий или конкретных водителей. Каждый изгаляется, как может. Для примера, в провинции цены на те же услуги в разы меньше. К примеру, в Оренбургской области километр стоит всего 12 рублей, а поездка по городу обойдется в 50–100 рублей. Причем класс машины никак не влияет на цену — это может быть и дешевый «Дэу Матиз», и новенький «Форд Фокус».

— Во многих российских городах такси играет социальную функцию, — говорили на съезде таксисты. — Во-первых, занятость неработающего населения. Во-вторых, альтернатива устаревшему общественному транспорту — пассажиры ездят на такси в складчину, получается такая же цена, как и в маршрутке.

Закон обязывает такистов устанавливать в машинах таксометр, по-старому счетчик. Но по нему, как признаются водители, никто уже не катается.

— Иностранцы привыкли к нему, они всю жизнь ездят по счетчику, — рассказывает Алексей Куприянов. — Люди они не бедные. Вот стою я на Невском. У меня таксометр заряжен — 30 рублей за километр. Но я тут же могу установить в таксометре новый тариф, предположим, 56 рублей за километр. Как индивидуальный предприниматель, я имею на это полное право.

Справка

Все таксомоторные предприятия и диспетчерские службы Питера можно условно поделить на три лиги.

Высшая лига

В ней в основном состоят крупные таксомоторные компании, в которых предъявляются высокие требования к отбору водителей, проводятся ежедневный медосмотр и техосмотр, экзамены на знание города и ПДД, в парке — качественные автомобили, хороший сервис.

Средняя лига

Это крупные диспетчерские службы, привлекающие для работы наемных таксистов со своими автомобилями. Цены вполне демократичные. Но стоит помнить, что заказанное вами такси может оказаться как «убитым» «Дэу», так и новеньким «Мерседесом». На кого попадешь. Самые яркие игроки на рынке такси — «Везет» и «Комфорт».

Низшая лига

Самая многочисленная. Используются машины отечественного производства или дешевые иномарки. Водители низкого класса, без регистрации. Работают сутки через сутки. Хамоватый сервис.               

Ирина МОЛЧАНОВА, фото Замира УСМАНОВА











Lentainform