16+

Как живется тем, кто решил скрыться от цивилизации в глуши

31/08/2012

Как живется тем, кто решил скрыться от цивилизации в глуши

В Ленинградской области действует 4 экопоселения. Среди них выделяются родовые поселения (это те, что живут по заветам отшельницы Анастасии). Одно из ближайших к Петербургу – «Светлые росы», в 160 километрах от СПб, в Лужском районе. Туда мы и отправились.


              Родовая земля

Добраться до родового поселения «Светлые росы» вроде бы и просто – но не очень. Мы доехали до Луги, там нас встретил Александр Томилов, один из основателей поселения: «До поселения поедем на моей машине, – сказал он, – на вашей не проехать будет…»

С трассы к «Светлым росам» ведет разбитая на 2 километра дорога. «Сейчас еще ничего, погода хорошая. Вот по осени ее развезет – и не проехать будет, – говорит Александр.  – Но это даже хорошо, что дорога такая непроходимая – никто посторонний сюда не сунется».

Идея основать здесь поселение возникла в 2005 году, рассказывает он. Но возникла не сама собой – основателей вдохновили книги Владимира Мегре про отшельницу Анастасию.

– На работе коллега, Мария Николаевна, предложила мне прочитать книгу. Я прочитал – очень душевно, хорошо написана, так правдиво! Местами я не мог сдержать слез – ведь я все это всегда знал, но почему же я раньше этого не вспомнил! – вспоминает Александр. По его словам, руководствуясь советами Анастасии, пересказанными в книгах Мегре, они с Марией Николаевной вдвоем решили возвести поселение.

– Я давно хотел жить на земле, купить участок. Но ведь можно это делать вместе с хорошими людьми!

Поселение нужно не для того, чтобы убежать от общества, уверяет он, а чтобы вернуться к гармонии с природой, при этом продолжая пользоваться достижениями человечества.

Для воплощения замысла нужна была земля, причем довольно много: поселение, если следовать заветам Анастасии, должно состоять из 100 семей. Каждой выделяется по 1 га – то есть общая площадь поселения 100 гектаров. Именно на такую площадь и рассчитывали в 2005-м будущие поселенцы.

– Мы думали, откуда взять столько? И вспомнили, что в 1994 году Ельцин придумал систему земельных паев. В 90-х люди не знали, как этим воспользоваться и продавали свои паи за бесценок. Но остались и  такие, кто свое право на землю сохранил, – мы решили выкупить у них эти права.

Один пай дает право на участок земли примерной площадью 400 соток, стоимость одного пая тогда составляла в среднем 6,3 тысячи рублей (сейчас в несколько раз выше). «Нам было нужно 25 паев, чтобы получилось 100 га», – рассказывает Александр. То есть двух или пяти энтузиастов было мало. И тогда на сайте отшельницы Анастасии появилось объявление о создании поселения – в итоге число соратников возросло ровно до 25 человек.

Выкупить паи удалось, хоть и не без проблем, следующий шаг – выбрать место. Александр предложил район деревни Чайково – заброшенные поля недалеко от озера Череменецкое, окруженные лесом. На том и сошлись.

– Но как только речь зашла об оформлении документов, на ту же территорию стали претендовать московские барыги, – рассказывает Александр.

Дело дошло до суда, и поселенцев поставили перед выбором: либо они делятся, либо отказываются от всех земель. Пришлось поделиться – в итоге от 100 га осталось 70. До конца права на землю еще не оформлены, говорит он, но уверяет, что процесс уже на финишной прямой – в течение июля все документы должны быть готовы. Земля будет оформлена на НКП «Светлые росы» – то есть никому лично принадлежать не будет. В том, что в итоге все окончится благополучно, он не сомневается и потому смело приглашает в поселение новых людей.

Сейчас территория поселения разделена на 46 частей – формально почти все закреплены за конкретными людьми, только, отмечает наш спутник, они давно не появлялись. Поредели и ряды энтузиастов, стоявших у истоков, – из 25 осталось человек 7.

Александр, однако, не боится, что поместье будет пустовать, отданное людям, которые там не живут, – условия вступления исключают эту возможность. Условия эти такие: новичок должен заплатить взнос 50 тысяч рублей, ему выделяется земля в 1 га и дается испытательный срок три года. Если за это время он не проявляет себя, ничего не строит и не живет в поселении – он теряет свой участок, в виде компенсации ему возвращают 25 тысяч. Продавать землю нельзя – она принадлежит НКП «Светлые росы». На таких условиях новички появляются каждый год. Но постоянно здесь живет всего несколько человек.

– Это люди немолодые в основном, – говорит Александр.

Мы отправились посмотреть, кто именно. Но никого не нашли. 

Три поля

Родовое поместье «Светлые росы» никак не обозначено ни на карте, ни дорожными указателями. С виду это три поля – заросшие высокой травой и борщевиком, окруженные лесом. До озера отсюда – почти 4 километра.

На первом поле стоит единственный домик, двухэтажный.

– Это дом Марии Николаевны – саман, он построен с использованием соломы, которая защищает от влаги и сохраняет тепло, – рассказывает он.

Больше здесь нет построек, разве что два вагончика, с установки которых некоторые поселенцы начинают свое пребывание  здесь. Электричества пока нет, но скоро, говорит Александр, проведут. До того чтоб строить дом по принципу «сам срубил – сам построил» поселенцы еще не дошли – домик Марии Николаевне строили знакомые, а материалы покупали в обычном строительном магазине. 

Дом охраняет кошка. Самой хозяйки нет – мы приехали в будний день, она уехала на работу в Лугу. «Все обычно собираются к выходным, для многих это пока что-то вроде дачи, строительство идет медленно», – поясняет Александр.

Мария Николаевна – в числе тех, кого идея жить в поселении разделила с родными – муж развелся с ней и лишил прав на квартиру в городе, теперь этот дом – ее постоянное жилище. Она уже зимовала здесь в этом году.

У Александра история похожая: его жена решила, что он вступил в секту. 

Его участок – рядом, у лесной речки. Даже в часы, когда в поле припекает солнце, здесь, у реки, прохладно в тени. Там, в поле, пахнет травами, а здесь, ближе к лесу – водой и землей, и поют птицы.

На этом участке совсем нет построек, только посажены деревья: низенькие елочки вместо забора на границе участка. Есть еще липовая аллея и молодой сад – яблони, сливы, вишни. И здесь же растет самый главный символ родового поместья, родовое дерево кедр (так велела делать Анастасия).

– Кедр – это удивительное дерево. Оно живет около 500 лет, и  когда созревает, начинает звенеть – это значит, что оно готово отдать энергию человеку. Его надо распилить и кусочек дерева носить на груди – оно будет давать вам силы и энергию, – Александр цитирует строчки, прочитанные у Мегре.

Александр рассказывает, что уже пробовал посадить здесь картофель – по необычной технологии, не в земле, а в соломе. Но идея не совсем удалась, говорит он: «Кабаны пришли сюда и разрыли всю солому, картошку съели. Но я не в обиде – они сами нашли». Забора здесь нет и никогда вроде не будет – поселенцы не должны ограждать себя от природы.

У Александра где-то есть вагончик, но он не спешит перевозить его на участок:

– Видимо, я не готов еще полностью переехать сюда. К тому же ввиду грядущих событий я не уверен, что сейчас время закрепляться на земле насовсем.
– Что за события? – спрашиваю.

– Перераспределение энергии. Планета очень быстро меняется, даже ученые это подтверждают. С каждым годом это все очевиднее, посмотрите, как меняется погода!

– И что, разом все изменится?
– Атлантида быстро затонула…  

На втором поле – домик и несколько будочек. На третьем – древний курган, на нем ржавая табличка, гласящая, что он охраняется. Правда, никто не может объяснить, чем он примечателен. Здесь есть постоянная жительница, Полина Петровна – у нее совсем маленький домик, с теплицей и уличным душем. У нее автомобиля нет, она никуда не выезжает, зимует всегда здесь. Решили зайти к ней в гости – но ушла она куда-то, на двери замок, а сотовая связь здесь не всегда работает. В общем, не дождались единственной постоянной экопоселенки. Вдали, на кургане строится большой дом. Еще дальше – место для собраний вокруг костра.

– Мы стараемся все вопросы решать на собраниях, у нас нет одного лидера. Хотим проводить встречи по образцу новгородского вече. Но пока не вполне получается.

О дате собрания всех оповещают смс-ками. Последнее было в мае.

В идеале, говорит Александр, в «Светлых росах» образуется поселение, где люди будут жить постоянно, питаться продуктами со своей земли, сами строить все сооружения.

– Правда, придется тогда отказаться от мяса, от животной пищи, – говорит он.
– Почему?
– Есть мясо нерационально: слишком много сил уходит у организма на его усвоение.

В планах еще и школа – но не традиционного типа, а по системе Михаила Щетинина: грубо говоря, дети сидят не за партами, а вокруг костра и некий учитель их учит всему, что сам знает. В школе нет классов, четкой структуры уроков, программы, нет домашних заданий и оценок. Кроме классических наук, в программу обучения могут входить этнические танцы, различные системы рукопашного боя, учения эзотерического толка и так далее. Александр убежден, что такая система лучше. И при этом верит, что дети, живущие и обучающиеся в поселении, не будут изолированы от общества, потом  смогут сами выбирать – уехать в город или остаться жить на земле.

Государство как источник денег

Все, однако, требует денег – а миллионеров в «Светлых росах» нет, вот почему еще строительство идет медленно. В отличие от поселений типа Гришино (Волосовский район Ленобласти), где сделали ставку на туристов, здесь гостей не ждут, стремятся больше к изоляции.

– Мне  предлагали как-то заняться каким-нибудь народным промыслом, зазывать гостей, собирать травы и продавать их. Но зачем? Ведь это разрушает всю идею – мы снова возвращаемся к капитализму, к тому, от чего уходим, – говорит Александр.

У меня свое видение решения этой проблемы, – говорит он. – Есть два способа получить деньги. Первый – это взять их у государства. Ведь мы очень плохо знаем Конституцию, а там об этом сказано, -  Александр рассказывает про Ларису Бозину, которая уверяет, что участвовала в разработке Конституции, и на свое сайте разъясняет, что российский народ является носителем власти и может осуществлять ее непосредственно.

Второй способ, который предлагает Александр, – вступить в проект МММ Сергея Мавроди. «Он ведь не скрывает, что это пирамида, он сразу предупредил. Это такая касса взаимопомощи под высокие проценты. Ее принцип – в постоянном росте числа участников, в идеале – подключив все население Земли» – говорит он. Правда, до участия в пирамиде Александр еще не дошел.

А вот советами Ларисы Бозиной активно пользуется. Так, в годы президентства Дмитрия Медведева он направил ему письмо с просьбой перечислить на его счет деньги за природные ресурсы – ту часть, которая ему принадлежит.

– Я думал, меня пошлют сразу, а администрация мне ответила письмом, где было сказано: «Письмо находится на рассмотрении в Минфине». Я отправил запрос в Минфин, мне ответили примерно следующее: «У нас ведь нет механизмов, позволяющих так делить ресурсы!» – и я написал письмо с предложением разработать такие механизмы.

Потом президент сменился – и Александр написал новое письмо уже Путину. Ответа пока нет.

– А если не ответит? – спрашиваю.
– Тогда надо будет иск подавать в суд на президента. Там на сайте все написано, что и как делать.

Еще Александр рассказал, что у него есть своя печать – гражданина Российской Федерации. Этому тоже научила Лариса Бозина.

– Ведь человек в государстве всегда был обезличен. У государства есть лицо, печать, а у человека нет – мы пишем заявления на чистом листе.

Правда, не так давно на него подавал в суд некий прокурор за незаконное использование государственной символики. «Но в итоге я этот суд выиграл. И эту печать свободно использую во всех документах. Все удивляются – но никто не протестует».

На обратном пути проезжаем озеро Череменецкое – здесь поля засеяны, коровы пасутся, вековые аллеи.

– Тут барин какой-то высадил липовую аллею несколько веков назад. Вот и я хочу на своей земле такую память оставить, – говорит экопоселенец Томилов. 

В родовом поселении «Светлые росы» пока пусто.

Досье

Владимир Мегре (1950 г. р.) – автор серии книг «Звенящие кедры России». Из них следует, что в 1994 году он организовал коммерческую экспедицию по реке Обь. И оказался в некой маленькой деревушке, там к Мегре обратились два старика (119 и 93 лет) с просьбой помочь им найти в тайге «звенящий кедр», обладающий чудотворными свойствами. Через год Мегре повторил экспедицию по Оби в надежде разыскать «звенящий кедр». В той же деревне он якобы встретил лесную красавицу – Анастасию. История об Анастасии и диалоги с ней составляют большую часть книг Мегре. Анастасия круглый год обходится без жилища и одежды, не признает никаких достижений цивилизации, питается исключительно лесной пищей. В 1995 году Анастасии было 26 лет, но выглядела она значительно моложе. Мегре, забыв про семью, оставшуюся в Новосибирске, вступил с Анастасией в интимную связь. У них родился сын Владимир, который остался жить в тайге. Анастасия научила бизнесмена писать книги, чтобы он мог донести ее знания до людей. Ключевой идеей, изложенной в этих книгах является концепция самообеспечения человека посредством «родового поместья» - участка земли размером не менее 1 гектара, выделенного семье в вечное безвозмездное пользование. А. П. Ярков, член государственной религиоведческой экспертизы, относит последователей Мегре к неоязыческим движениям.                  

Анастасия ДМИТРИЕВА











Lentainform