16+

Кто пишет кровью на стенах и ворует христианские святыни

07/09/2012

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Есть такой историографический парадокс. Вот изучаете вы, скажем, политическую историю Венгерского королевства в XI веке. Есть материальные источники. Дворцы там всякие. В них - разные предметы, нужные и ненужные. Церкви, соборы, часовни - большие и маленькие. Все это можно и нужно раскопать, расчистить и описать. Но потом надо интерпретировать. И это сложно.


                  Потому что на обнаруженной вами полусгнившей железной фиговине ведь не написано, зачем она была нужна. Можно, конечно, сравнить с тем, что обнаруживается в других местах. Но это тоже все шатко: что в одном месте гвоздь, в другом может оказаться предметом поклонения.

И здесь на помощь приходят письменные источники. Все-таки они яснее. Когда пишешь – уже объясняешь. Что да, мол, гвоздь. Но священный. Поэтому читать, читать и читать: хроники, инвентарные списки, счета, церковные книги.

В политических вопросах объясняют больше всего хроники. Но и тут проблема: многие врут. Из разных побуждений, но врут. Изобретательно, красиво, вдохновенно. Что делать?

Историография советует: а вы поищите указанные события и обстоятельства в других источниках. И лучше в таких, которые с вашей основной хроникой никак не связаны. Найдете упоминание – значит, скорее всего, что-то такое было. Чем больше упоминаний, тем ближе вы к объективной картине. Потому что все-то врать не могут. Т.е. не могут врать одинаково и про одно и то же.

Это классная методология. Все в ней логично и правильно. Только если следовать ей до конца, то получится, что наиболее удостоверенным в бытии существом являлся в указанный период черт. А вовсе не какой-то там король Иштван.

Если посмотреть на свод нынешних письменных источников, то есть на интернет, то мы получим как минимум две конкурирующие конгломерации (чтобы не сказать троицы) таких чертей. С одной стороны: Pussy Riot – разожравшиеся на госдеповских деньгах иностранные агенты, воротящие крючковатые свои носы от Сталина, который всех их спас. И с другой стороны: КГБ – РПЦ – великий медиатор всего Владислав Сурков. Это они вшестером валят кресты, воруют мощи из храмов, убивают людей и пишут их кровью «Free Pussy Riot». То есть не все вшестером, а только трое из них. Причем которая троица действует, не известно. Или даже еще хуже: как раз известно. Мы-то с вами точно знаем, что эту достоевскую бесовщину пополам с «Черной кошкой» мог придумать только специалист по взаимодействиям с конфессиями и утонченный любитель Борхеса. А «им», соответственно, прекрасно известно, кто пишет кровью на стенах и ворует христианские святыни. «Им» это и сто лет назад известно было, и двести.

Встает, конечно, вопрос, что делать. Потому что знать-то мы  все знаем – но делать что-то надо. Но что бы ты ни сделал в данной ситуации, черт (любой из этих двух) все равно повернет это в свою пользу. А если ничего не делать, то еще сильнее повернет. Пытаться же разгадывать замыслы черта, чтобы переиграть его на его же поле, – дело обреченное.

Выход, мне кажется, один: действовать из собственных побуждений, ни чем внешним не определенных. Автономно, как сказал бы Кант. Из чистого разума. Или, если мы хотим сохранить единство терминологии с противоположным лагерем, из совести. В этом случае черти, говорят, растворяются в воздухе. Надо проверить.                

ранее:

Как российский МИД отвечал на идиотские вопросы про Pussy Riot
«К сожалению, пришло время резко поглупеть»
Зачем депутат Мизулина хочет приятнуть мороженную курицу к Pussy Riot
«Российский человек во власти первым делом лишается человеческого языка»
Какая судьба ждет поручителей за Pussy Riot
Трудно быть курящей матерью-атеистом











Lentainform