16+

Кто и почему пришел на концерт в поддержку Pussy Riot

11/09/2012

Кто и почему пришел на концерт в поддержку Pussy Riot

Концерт в поддержку Pussy Riot прошел в Петербурге в воскресенье, 9 сентября. Многие ждали, что концерта не будет – что «Главклаб» власти закроют под каким-нибудь предлогом. Но не закрыли. Наш корреспондент побывал на этом концерте.


                 Клуб в оцеплении

Полиции на пути к «Главклабу» было много – начиная с вестибюля станции метро «Площадь Александра Невского». Полицейские гуляли по Невскому – от Александро-Невской Лавры до Тележной улицы. У клуба тоже полиция. К выходу подкатили большой автозак.

На подходе клубу — толпа, внутрь пропускают очень медленно. Зрителей проверяли на наличие колющих и режущих предметов, журналистов — на наличие записывающей техники. В остальном – ничего примечательного, обычный концерт.

Его открывали петербургская оппозиционерка Ольга Курносова и адвокаты Pussy Riot. Юрий Шевчук вышел на сцену в самом начале. Он уже пел в этом клубе на неделе, поддержал собой благотворительный фестиваль«Ночлежкаfest». На этот раз пел не то, что тогда. На «Ночлежкаfest» Шевчук исполнял философско-лирическое («Летели облака» и «Пропавший без вести»), а в воскресенье был агрессивный и обличающий.  «Я исполню старую песню – «Церковь без крестов». Она была посвящена разрушенным прошлой властью храмам. Сейчас храмы вроде построили, но любви, милосердия не стало больше».

Была еще рычащая, металлическая песня «Повелитель мух»:

«К чему вам эта свобода?
Она лишь мешает есть.
Он всё для блага народа,
Новый хозяин здесь!»

В том же духе – «За тобой пришли», ей подпевал весь зал, размахивая флагом «ДДТ».

«Нормально слышно? – поинтересовался Шевчук, – Мы в клубах редко играем. Но скоро, я думаю, будем играть только по клубам…»

Потом Шевчук спел «Кукушку» Виктора Цоя. «Не знаю, где был бы Цой сегодня, если бы был жив. Может, и с нами», – задумался Шевчук.

Шечук сказал зрителям «Спасибо вам за то, что не побоялись прийти». Зал провожал ДДТ дружным «Молодцы!» и отдельными «Браво!».

Вообще на сцену в поддержку «Пусси» выходил и большие звезды и никому незнакомые музыканты. Пока Шевчук, а после него Михаил Борзыкин, были на сцене, все напоминало хороший рок-концерт. Потом концерт превратился в в митинг под крышей, когда скандировал завсегдатай оппозиционных акций СПБабай. Любую паузу на сцене оппозиционерка Курносова использовала для лозунгов: «Свободу политзаключенным!» – человек сто в зале скандировали в ответ. Остальные, те, кто пришел «просто на концерт», молчали, им это казалось неформатным.

Кто пришел

Зал «Главклаба» был заполнен примерно наполовину (вмещает до 2500 человек), хотя цифры приводятся разные: от официальных 667 (столько было продано билетов) до откуда-то взявшейся в СМИ цифры 1500 человек.

Процентов на 70 зал состоял из молодежи от 17 до 30 лет. Примерно половина опрошенных оказалась здесь из политических соображений, некоторые из них в балаклавах, с белыми лентами, футболками в поддержку заключенных. Они пришли, чтобы «поддержать Pussy Riot и других политзаключенных» и «посмотреть на Шевчука». Девушка в красной футболке с надписью «Pussy Riot» сказала мне, что акцию осужденных девушек не поддерживает, но пришла, потому что не уверена, «в храме ли танцевали эти девочки»: «Сейчас храм ведет очень странную деятельность, так что святое ли это место – большой вопрос».

Вторая половина зала – люди с флагами «ДДТ», наизусть знающие тексты Шевчука, Борзыкина и Самойлова, поклонники П.Т.В.П. с оранжевыми ирокезами. Они пришли  «просто послушать замечательные группы».

Разобщенности в зале, впрочем, не было – разве что в моменты скандирования, инициированные Курносовой. Фанатизм кричащих завсегдатаев митингов не всем был понятен. Это непонимание так выразил музыкант Кирилл Комаров: «Так странно: вроде бы поднимаешь голову в защиту здравого смысла, а оказывается, уже занимаешься политикой».

Впрочем, зрители были на редкость терпеливы,  принимали все – и анархистские, и атеистические высказывания, а главное – порой не самую хорошую музыку. Этим воскресный концерт отличался от обычных: никого не освистали, всех уважали «за позицию», один лишь раз непонятный предмет прилетел из зала на сцену во время выступления Атморави, автора песни о Pussy Riot.

Михаил Борзыкин, лидер «Телевизора», призывал со сцены не бояться, «потому что здравый смысл бессмертен».

«Сиди дома – если страшно!
Только потом и не спрашивай:
Почему так? И за что нам?
Был мудак – сидел дома!»

НО публике особенно понравилась  другая его песня – «Очки»:

«…Очки православные «Дубок»
Идут в комплекте с металлическим лбом
Видны иконы, хоругви, булатная сталь,
Один недостаток – не видно Христа…».

Некоторые коллективы, оказавшиеся в тот день в «Главклабе», судя по всему, вышли на сцену только благодаря политической позиции. Например, позиция группы «Бригадир», по словам Курносовой, была ярко выраженной. Но народу такая яркая выраженность не очень понравилась. Описать их выступление можно лишь словами самого солиста: «каждый человек волен говорить все, что угодно, но мы понимаем, что это может не понравиться» – остальное было малоцензурным.

Что говорили

На концерте не только много пели, но и много говорили. Александр Чепарухин, музыкальный продюсер, рассказал, как он получил письмо Пола Маккартни в поддержку «Пусси»:

«Меня все убеждали: к нему даже не суйся. Это, мол, буржуазный человек, который только зверюшек защищает и за вегетарианство ратует, его Путин водил по Кремлю, был его личным гидом – он никогда не вступится. И  я долго не решался к нему обратиться. Но за два дня до суда я все-таки написал ему письмо. Я послал его менеджеру, турагенту и одной общей знакомой, жене Брайана Ино. Я получил ответ через час!  Это был тот текст Пола Маккартни, который потом у него висел на сайте. Никакого политиканства, никаких раздумий!». Чепарухин также передал слова музыканта Питера Габриеля о том, что мировая общественность «никогда бы не простила себе, если бы сейчас отвернулась от этой проблемы».

В продолжение темы вип-поддержки журналист Дмитрий Губин зачитал обращение индийского писателя Салмана Рушди (в 1988 году иранские власти приговорили Рушди к смертной казни за роман «Сатанинские стихи», оскорбивший чувства мусульман): «Случай Pussy Riot поднимает серьезные вопросы о росте тоталитаризма и разрушении свободы в путинской России. Я искренне восхищен  участниками Pussy Riot, их смелостью и принципиальностью».

А потом Губин связался по громкой связи с Ксенией Собчак, которая извинилась, объяснив свое отсутствие прямым эфиром на «Дожде».

Музыкальный продюсер Андрей Тропилло вышел в составе «Трех толстяков», сказав, что не любовь к Pussy Riot его привела на сцену. «Хорошие девчонки, но музыкально… я бы не стал их записывать! Меня волнует, что в этой истории совершенно непонятное место занимает наша православная церковь. Мы споем песню монастыря XVIII  века, добавив пару своих куплетов. Это антиклириканская песня. Она не про церковь и Бога, она именно про клириков».  И начал выводить такие строки:

«Под камнем сим лежит святая Каллиопа.
Истлела вся, осталась только попа.
Священники нимало удивились,
Что от мощей такие части сохранились,
Однако ж положили Каллиопу в раку и стали целовать ей … руку…»

Вышедший на сцену лидер группы П.Т.В.П. Леха Никонов мог вообще ничего не объяснять – его самого было достаточно. Он в неиссякаемом припадке скакал, падал со сцены, исполняя песню «Они ох*ели» и песню с нового альбома «Ультиматум»: «Я полагаю, что люди, которым она посвящена, есть и в этом зале. Называется песня – «Стукач»». «У нас самые лучшие в мире суды, самый лучший царь и самая лучшая РПЦ на свете!».

За час до окончания концерта вышел Глеб Самойлов (бывший участник «Агаты Кристи»). До этого момента казалось, что хедлайнером был Юрий Шевчук, но, выяснилось, что Самойлов ждали не меньше. Его встретили диким ревом. Поклонники кричали, предлагая спеть «Делайте бомбы, а не секс», на что он ответил: «Мы решили сегодня в тюрьму не садиться». Последовали разочарованные возгласы. – «Билеты на поезд жалко терять», – пояснил Самойлов.

Вместо «бомб» он исполнил «В Дверь Стучат», «Рай», «Жить Всегда» («мы будем жить всегда на сайте ФСБ») и «Никто Не Выжил»:

«Прошла война, и все так рады.
Убили лучших, добили гадов.
А мы танцуем, жизнь нон-стопом,
И весь наш кайф на деле жопа».

После Самойлова зал заметно опустел, хотя концерт продолжался. Выступили группы «Электрические партизаны», «Разные люди», на сцену вышел «митек» Дмитрий Шагин, рассказал, что когда был маленьким, его отца-художника посадили на 6 лет – «поэтому я хорошо понимаю детей Надежды Толоконниковой и Марии Алехиной». Он натянул на голову полосатую балаклаву и прочитал стихотворение в поддержку Pussy Riot.

В начале двенадцатого концерт пришлось остановить: «К сожалению, у нас есть закон о тишине, а тут жилой дом рядом, сейчас 23 часа, – объяснила Ольга Курносова, – Поблагодарите за это Путина». Напоследок Курносова выдала серию лозунгов: «Свободу политзаключенным!», «Свободу Pussy Riot!», «Свободу узникам Болотной!», «Россия без Путина!». Полицейские мужественно все стерпели. Некоторые испуганные зрители после залпа скандирований шли к выходу быстро, девушки причитали: «Обещал, что будет обычный концерт, а теперь нас арестуют!».

Но никого не арестовали – после концерта на улице задержали несколько человек, переходивших дорогу на красный, – их оштрафовали на 200 рублей (кстати полиция стояла на выходе из клуба и напоминала, что переходить улицу надо только на зеленый). Стоящий у клуба автозак уехал пустым.

Для справки: музыканты играли бесплатно. Собранные деньги (билеты стоили от 500 до 1500 рублей) должны быть перечислены на счета девушек из Pussy Riot, активистки «Другой России» Таисии Осиповой и «болотных» оппозиционеров.                  

Анастасия ДМИТРИЕВА, фото zanuda2.livejournal.com











Lentainform