16+

«Идет у меня в комментах в Фейсбуке болезненный и малоприятный разговор на еврейскую тему...»

14/09/2012

ВИКТОР ТОПОРОВ

Мне доводилось приходить в гости к семьям, в которых жена (разведясь или нет, бывало по-разному) поселяла у себя на квартире нового мужа (любовника), но не выгоняла или недостаточно активно выгоняла прежнего.


               Так втроем и жили, причем окруженный заботой и вниманием любовник чувствовал себя главным человеком в доме – особенно по сравнению с уныло остающимся неизвестно зачем и почему и постоянно третируемым прежним мужем.

Вот таким новым любовником стал у меня холодильник «Вестел». Он грозно стоит прямо у входа в мою одинокую спальню – и я туда мимо него не без труда и не без страха протискиваюсь. А ночью не гашу в холле свет, чтобы не стукнуться о него лбом. Он выше меня на голову, на 66 лет моложе, гораздо красивее и вдобавок ко всему иностранец. Он раскидал свои вещи – коробку и какой-то пенопласт – по всей квартире, но выкидывать их мне строго-настрого запретили, – мол, могут еще понадобиться.

И при этом он ровным счетом ничего не делает! Он даже не включен. А когда включу – примется бессмысленно жрать электроэнергию, сладострастно фырча и ухая за неплотно прикрытой дверью (а плотно прикрыть ее при нем невозможно). На морде у него написано: «Два года 100-процентной гарантии». По моим наблюдениям, на больший срок такие надомники не задерживаются. Но и на меньший тоже.

***

К покупке «Зенитом» Халка и Витселя. Мой опыт общения с людьми негроидной расы минимален (даже включая знакомство с совершенно очаровательной мулаткой на одной из посиделок). У Глашиной матери была приятельница и соученица – страшная, но веселая дочь тамошних же профессора и доцента. Перебрав всех, кто не успел спрятаться, она в конце концов закрутила роман с африканским принцем, а потом, к ужасу родителей (членов КПСС), вышла за него замуж и родила ему сына, которого, не знаю уж, в честь чьего царя, назвали Давидом.

Прибыв на смотрины принца в профессорскую квартиру, я несколько оскандалился. Дело было осенью, я пришел в плаще и снял его в прихожей. Принц бросился ко мне с протянутой для рукопожатия рукой, а я, превратно истолковав его жест, надел на нее плащ. Драки не случилось, однако в результате дружба двух студенток несколько расстроилась, но затем, когда с интервалом в полгода родились Давид и Аглая, вновь наладилась…

Давид, что называется, удался и в мать, и в отца. Придя с мамой к нам домой, он, двухлетний, ткнул пальцем в полуторагодовалую Глашу и важно произнес: «Женой будет!» Немного подумал и уточнил: «Старшей женой!»

***

Сережу Гречишкина (тогда сотрудника Пушкинского дома) вызвали в КГБ. То есть не в КГБ, а в БАН (Библиотеку Академии наук) по соседству с Пушкинским домом, где в задней комнатке дожидался его сотрудник в штатском.
– Что вы можете сказать о таком-то?
– Только хорошее!
– А о таком-то?
– Только хорошее!
– Нет, я вас не понимаю. Вы наш сотрудник или не наш сотрудник?
– Я не ваш сотрудник!!!
– Но как же так? Я тут человек новый. Но ваш прежний куратор оставил мне список сексотов в Пушкинском доме – и вы в нем значитесь! Вот, смотрите сами…

И показывает Сереже весь список пушдомских стукачей. Правда, возможно, с приписками не только в Сережином случае.
– Моя фамилия внесена сюда ошибочно!
– Вот как? Ну, идите подумайте. А мы вас еще вызовем.
Гречишкин возвращается в Пушкинский дом, идет к директору и рассказывает ему всю историю.

На следующий день его вновь вызывают в БАН, в заднюю комнатку.
– Да, очевидно, с вами вышла накладка. Просим прощения. Вот только зря вы все рассказали своему директору. Он такой болтун!

***
Идет у меня в комментах в Фейсбуке болезненный и малоприятный разговор на еврейскую тему. Троих оголтелых антисемитов и одного законченного идиота из евреев. Как вдруг, откуда ни возьмись, является Виктор Шендерович и разражается следующей тирадой: «Жалко, нет в живых Зиновия Ефимовича Гердта – дать по физиономии всем знатокам еврейского вопроса»... Тут, собственно, анекдотично все, начиная со ссылки на покойного актера (почему уж тогда не сам Шендерович?), особой атлетичностью не отличавшегося.

И вспомнил я историю 40-летней давности. Едем откуда-то куда-то на троллейбусе. Мы с Тоней Славинской сидим, а Михаил Яснов (тогда еще Гурвич) и Николай Голь  стоят на задней площадке. И задирают их какие-то гопники, а может, и антисемиты. Ну, я (тоже далеко не атлет), видя это, извиняюсь перед Тоней и спешу на площадку. – В чем, так вашу мать, дело, спрашиваю. Гопники отходят в сторонку. Один из них уважительно говорит другому: «Ихний здоровый пришел»... Вот и с Гердтом, похоже, так же.

***

Лет пятнадцать назад зашла ко мне в гости Лидия Григорьева – московская поэтесса из Казани, постоянно живущая в Лондоне. Ужаснулась царящему у меня бардаку, но, будучи уже англичанкой, деликатно заметила: «Мне нравится, Витя, твое бесстрашие! Ты не побоялся пригласить иностранку в такие жуткие условия». Впрочем, эпитет «жуткие» она, кажется, даже не употребила.

А буквально на следующее утро позвонил мне из Москвы главный редактор «Новой России» (я был членом редколлегии) драматург Александр Мишарин.
– Виктор Леонидович! Тут в Петербург приезжает помощник президента по международным вопросам Дмитрий Борисович Рюриков. Он замечательный человек, большой ваш поклонник, и он очень хочет с вами познакомиться. Пригласите его, пожалуйста, к себе на рюмочку хорошего коньяку!

И я запаниковал. Хороший коньяк для меня не проблема, но куда бардачище-то девать? Лидия Григорьева хоть и иностранка, но в конце концов пивали мы с ней в молодости в московских трущобах. А Дмитрий Рюриков хоть и хороший человек, но помощник президента.

И решил я от него спрятаться. Прятался я (жил вне дома) несколько дней. Но на один меньше, чем нужно. И стоило мне вернуться домой, как позвонил Рюриков. Позвонил со вполне щадящим предложением: прислать за мной машину, чтобы она доставила меня в резиденцию на Крестовском острове, в которой он остановился. Так что страхи мои оказались напрасными. Но в разговоре выяснилось, что ему остается до поезда всего три часа – и мы решили отложить очное знакомство до другого раза. Его так и не случилось.          

ранее:

Что помешало моей личной борьбе с коррупцией
Супергерой Лошак. Полное затмение
Надо ли бояться уголовной ответственности за клевету?
«Первую чеченскую войну Россия проиграла собственному телевидению»
Происходит ли сейчас зачистка СМИ по политическим мотивам
Почему Дмитрий Медведев не приехал поддержать российскую сборную











Lentainform