16+

Появится ли в Петербурге площадь имени Павла Садырина

17/09/2012

Появится ли в Петербурге площадь имени Павла Садырина

Законодательное собрание Петербурга на прошлой неделе решило обратиться к Георгию Полтавченко с просьбой присвоить имя заслуженного тренера РСФСР Павла Садырина Дворцу спортивных игр «Зенит» на улице Бутлерова. А территорию вокруг комплекса назвать площадью Садырина. Обращение появилось сейчас, потому что - 18 сентября известному тренеру исполнилось бы 70 лет.


                 Павел Садырин родом из Перми, откуда приехал играть в ленинградский «Зенит» в середине 60-х, со временем стал ее капитаном, по окончании спортивной карьеры тренировал дублирующий состав, а затем по рекомендации Юрия Морозова возглавил и главную команду. Именно при нем в 1984 году «Зенит» первый и единственный раз стал чемпионом СССР.

Однако вскоре из-за конфликта с игроками, выразивших ему недоверие, Садырин, как раз скоропостижно потерявший жену, ушел из команды и продолжил карьеру в ЦСКА, где был еще более успешен.

Не случайно, что именно Садырин в начале 90-х стал первым тренером сборной России. Но и здесь далеко не все футболисты согласились играть под его началом и инициировали так называемое «письмо 14». Тем не менее именно Садырин повез команду на чемпионат мира 1994 года в США, но раздираемая склоками сборная выступила неудачно.

«Зенит» в то время влачил жалкое существование (как финансовое, так и спортивное) в первой лиге, и Садырин вернулся в город, где его боготворили болельщики («Самый лучший тренер в мире – Павел Федорыч Садырин!») , видя во всех неудачах своего кумира руку Москвы. И Садырин за год вывел петербургскую команду в элиту российского футбола, будируя публику заявлениями типа «стоило вернуться в высшую лигу только ради того, чтобы обыграть «Спартак»». На ура шли и его заявления (сегодня их признали бы неполиткорректными) по поводу первых легионеров в российском футболе; «Только с ветки слезли, а уже к нам едут». Не держал он язык за зубами и в общении с президентом клуба Виталием Мутко, который к тому же при такой популярности главного тренера невольно оказывался в тени любви болельщиков. Как следствие очередной конфликт и непродление контракта с Садыриным. До народных бунтов тогда в конце 1997-го не дошло, но пикеты в защиту главного тренера у здания спорткомитета на Миллионной улице были.

Садырина вновь приняла Москва, но в этот раз с ЦСКА он уже не был столь успешен. Возможно, помешала неожиданная болезнь. В декабре 2001 года Садырин скончался от рака предстательной железы, а последний раз на тренерской скамейке его видели в сентябре того же года на «Петровском», где «Зенит» Юрия Морозова разгромил 6:1 садыринский ЦСКА.

Садырин похоронен в Москве на Кунцевском кладбище, память о нем в Петербурге увековечена мемориальной доской с барельефом тренера на доме у станции метро «Фрунзенская», где на Московском проспекте он жил. В память о победе «Зенита» в чемпионате СССР есть соответствующая доска в Петербургском СКК, где проходил «золотой» матч 1984 года. Конечно, этот комплекс куда больше подходит, чтобы носить имя Садырина, учитывая статус объекта и вклад Садырина в историю петербургского спорта, но во-первых, СКК находится в федеральном подчинении, что усложнит оформление необходимой документации, во-вторых, руководство СКК не теряет надежды найти титульного спонсора и предложить ему дать объекту свое название.

Построенный в 1976 году на улице Бутлерова первый в городе закрытый манеж для игры в футбол  тоже связан с именем Садырина. Именно здесь тренировались его команды (сначала дубль, затем основа) в зимнее время, проводили контрольные и кубковые матчи, в том числе и в канун чемпионского сезона 1984 года – в многопрофильный СКК футболистов пускали только на официальные игры чемпионата страны. Свою футбольную направленность манеж на Бутлерова, хотя одно время здесь и работала ярмарка, сохраняет до сих пор. Здесь расквартирована СДЮШОР по футболу «Зенит», где, в частности,  преподают партнеры Садырина по «Зениту» Владимир Голубев и Михаил Лохов.

Прямая речь

Проект постановления о присвоении имени Павла Садырина дворцу на улице Бутлерова в ЗакС внесла фракция «Единой России», но «пробивал» эту идею тему Вячеслав ВОЛКОВ. Сотрудник ФК «Зенит» в середине 90-х и большой поклонник Садырина инициировал и ряд других проектов, не имеющих непосредственного отношения к футболу. В частности, он считает себя автором идеи Георгиевских лент.

- В свое время вы в предлагали назвать именем Садырина одну из улиц в Петербурге. Теперь замахнулись на площадь?
– Да, насчет улицы я обращался еще в Валентине Матвиенко, но теперь будет проще. Вы ведь не знаете, а Садырин был дружен с Георгием Полтавченко, нынешний губернатор бывал в гостях у него на Московском проспекте. Мне тоже как-то приходилось выполнять поручения Павла Федоровича и ездить в Пулково, где тогда работал Полтавченко. Сейчас вот кто и что только не рассказывает и пишет про те времена. А ведь Садырина в середине 90-х я и Кручинин, начальник аппарата Собчака, а до этого помощник Ходырева, вернули. Звонили, составляли письма, просили его приехать, и на третье он ответил. В Смольном его встречали Путин и Собчак, и на чествовании, когда «Зенит» в высшую лигу вернулся, в отеле «Европа» Путин тоже был. Там всем дарили, тоже моя идея, кстати, пакеты полиэтиленовые с командной фотографией «Зенита», так сделана она, между прочим, была тоже в манеже на улице Бутлерова.

- А что вы хотите сделать с этим манежем?
– Профсоюзы превратили его в барахолку, и насколько я знаю, комплекс будет передан в ведомство Академии имени Лесгафта. Имя Садырина привлечет внимание инвесторов – мы перекрасим манеж, сделаем там музей «Зенита-84». Выложим вещи чемпионов, фотографии, прочие раритеты, нам уже обещали поддержку в ЦСКА и в Перми. Это будет дом ветеранов футбола, где смогут собираться болельщики, будем проводить церемонии, территория вокруг дворца позволяет. Она неухоженная сегодня, но мы приведем ее в порядок.

- Простите, «мы» это кто?
– Мы это прежде всего фонд «Зенит-84», это вся сборная ветеранов страны, которая недавно приезжала в Петербург. Футболисты тоже подписали письма к руководству нашего города и Перми, в ЦСКА и к Алишеру Усманову. Не сомневаюсь, все поддержат наш проект.

- А Усманов-то каким боком к Садырину и «Зениту»?
– Я с ним работаю по другому проекту. Идея была озвучена президенту ФИФА Зеппу Блаттеру, и он ее поддержал. Знаете известную фотографию, где Пеле и Яшин пожимают друг другу руки? Так на ее основе мы сделаем памятник и откроем его в трех городах – в Сан-Паулу, в Москве и в Питере. Тема расизма – белый и черный. Это сейчас актуально, поэтому Блаттеру и понравилась идея, кстати, и Сергей Степашин готов поддержать.

- А Петербург тут при чем?
– Нам наших болельщиков тоже воспитывать надо, раз того же Яшина на трибунах оскорбляют. Еще неизвестно, как они этих новеньких Халка и Витцеля встретят.

- Болельщики «Зенита» обычно по случаю дня рождения Садырина турнир проводят, причем со всего мира приезжают. В этом году он будет?
– В прошлом году, говорят, ЧП случилось, израильский флаг сожгли, но все равно должен быть турнир. Его клуб проводит. Председатель ЗакСа Макаров меня тоже спрашивал, я в «Зенит» позвонил, просил для него приглашения, мне говорят, пусть письмо нам напишет. Смешно правда – второй человек в городе все-таки! Будет 18 сентября и возложение цветов к мемориальной доске у дома, где жил Садырин.

- Еще какие у вас идеи?
– К новому губернатору Ленинградской области обращаться буду. Его предшественник Сердюков выделял землю под футбольный стадион в Девяткине, да все заглохло. Надо возвращаться к этой идее. Пока чудо-стадион на Крестовском появится, мы уже другой построить успеем. Тем более что на Крестовском сто процентов не для футбола будет – концерты, да всякие там шоу-моу пусть проводят. И мне знающие люди рассказали, там такую махину делают, что футболистов только в бинокль увидеть можно будет.

- Говорят, вы участвовали в истории с памятником Ленину, который стоял у Варшавского вокзала, а обнаружился в Академии имени Лесгафта.
– Участвовал, писал письмо ректору академии Таймазову, спасибо, что пошел навстречу. Иначе бы памятник выкинули или переплавили в лучшем случае, а он стоит несколько миллионов евро. И дело совсем не в деньгах. Скульптор Томский – автор памятника Кирову и многих других, сам он, блокадник, наконец. А у нас все только ломать умеют, строить ничего не хотят, как со стадионом. Я вот хочу памятник Дяде Степе-милиционеру в саду Дворца пионеров поставить. А то молодежь на каких-то других идеалах воспитывается. Мы как раз пробные отливки делать собираемся. Одну Михалкову подарим, ведь наш дядя Степа будет с лицом молодого Сергея Михалкова. Они, кстати, один в один с губернатором Полтавченко – те же усы, тот же вихор. А надпись будет «Сегодня дети, завтра народ».                   

Сергей ЛОПАТЕНОК, фото Павла МАРКИНА





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform