16+

«Телеэкраны заполнили сериалы о простом человеке. Смотреть - невозможно»

18/09/2012

ЛИЛИЯ ШИТЕНБУРГ

Несколько лет назад, когда еще казалось, что беды отечественного кинематографа и телевидения можно руками развести – стоит только понять «что не так?» - решили следующее. «Все дело в том, - было сказано авторитетнейшим специалистом в этой области (ну, правда, реально авторитетным) – что с экрана пропал простой человек».


               «Герои есть: менты, бандиты, шпионы, всевозможные господа офицеры, крупные бизнесмены и дорогие проститутки, – но где водители трамваев, учителя, медсестры, дворники и матери-одиночки, мужики из соседнего цеха и девочки из бухгалтерии? Те, о ком снимали фильмы в советские годы? Те, с кем зрители в кинотеатре или кресле перед телевизором идентифицировали бы себя?!»

И они пришли. Все, по списку, как на занятии по профориентации. Явились все, включая таежных лесников и научных лаборантов с узкой специализацией. На телевидении «простые люди» серьезно потеснили даже непотопляемых ментов – и теперь ежевечерне, на всех главных каналах в сериалах разной протяженности бубнят и бубнят с экрана о своих непростых – как им кажется – судьбах. И моргают трогательно на крупных планах – сочувствия ждут. Казалось бы, оно должно быть им тут же и даровано. «Ольга не находит себе места, решаясь на развод с мужем. Галина развивает бурную деятельность, предвкушая разгром Теркулова» – «Кровинушка», 155-я серия! Заранее волнуюсь. «Срочно телеграфируйте разгром теркулова тчк.» «Максим пытается бежать из тайги и от себя» – «Евфросинья. Таежная повесть», 129-я серия. И дело тут вовсе не в тех людях, которые пишут эти зажигательные анонсы. Они находятся в безвыходной ситуации: там же правда больше ничего не происходит, ни в 129-й серии, ни в 306-й! Максим либо сбежит к разгромленному Теркулову, либо так согреется, – в любом случае ловить там нечего.

Причины вполне фундаментальны. Сценаристы обречены на унизительный чес, режиссеры вынуждены снимать с такой противоречащей всем профессиональным нормам скоростью, что один ответственный известный постановщик, едва «прикоснувшись к телевидению», получил инфаркт. Сериальными актерами стали все, кто мимо проходил. Соответственно стандарты игры упали ниже плинтуса. И попытка добиться все большей «простоты и естественности» обернулась беззастенчивым нагнетанием самой что ни на есть убойной фальши. Но ведь и это не беда! Никого – ни зрителей, ни тем более продюсеров – решительно не интересует, что актеры в поточных сериалах играют из рук вон плохо – всем плевать даже на то, что с экрана нагло врут даже в псевдодокументальных шоу про семейные разборки, вроде того, которое так и называется «Не ври мне!».

И что в итоге остается от «простого человека» на телеэкране? Размытое пятно, не более. Какая уж тут самоидентификация… Как говорил герой пьесы Максима Курочкина, «я не могу идентифицировать себя с ватным шариком».

Понятно, что есть проекты более значимые и менее значимые, победнее и побогаче. Со звездами и без. Те, по поводу которых у продюсеров были какие-то творческие амбиции, и те, где все рассчитано только на побег из тайги от себя. Но вот начался новый телесезон – и Первый канал начал показ сразу двух премьер: украинского сериала Виктора Мережко «Подземный переход» и «Без свидетелей», созданного по образу и подобию популярного израильского телефильма.

Казалось бы, продукты совершенно разные. «Подземный переход» – дамская жвачка, вытянутая из старого фантика фильма «Прости» (с Натальей Андрейченко, если кто помнит). Идея забавная – героиней сделать пенсионерку 36 лет от роду (она бывшая танцовщица в народном коллективе). Идеи хватило на 15 минут – включая сцену, где новоиспеченную пенсионерку поколотили в собесе более опытные и зрелые товарищи. Работы у девушки нет, в стрипклубе обзывают теткой, муж гуляет, дочь огрызается, официантки хамят, один свет в окошке – затейник из подземного перехода, но он странный. Тянут уже 8 серий. Снимали в Питере. Интерьеры «Бродячей собаки» показали уже во всех возможных ракурсах. Мать явно второй раз в жизни видит дочь. Но учитывая тот факт, что героиню играет артистка Юлия Рудина, без ужимки не сыгравшая еще ни одной сцены, это не самое страшное. Все, что осталось от гуманистических идеалов «простого человека» на экране, – это адюльтер. Определить, что речь вообще идет о живых людях, можно по единственному признаку: кто-то кому-то изменяет. Жизнь и вправду оказалась проста.

«Без свидетелей» – это про психолога, к которому (к которой – Ксении Кутеповой) приходят пациенты разговаривать о жизни и разбираться со своими проблемами. Здесь все куда лучше и со сценарием, и с режиссурой, и с актерской игрой: неожиданно хорош обычно эмоционально малоподвижный Дмитрий Орлов, как всегда забавно работает в своей любимой маске «высокомерного страдальца» Илья Любимов, крупного, «киношного» масштаба тени пробегают по прелестному лицу Дарьи Мороз – чего же боле? Однако на экране – то, чего никто не ждал: одна из лучших современных актрис, Ксения Кутепова выглядит словно не до конца размороженной. К ней не может быть претензий – не того масштаба и не той школы актриса, и если уж она решилась на такое «недовложение» в процесс – тут что-то не так. Психолог Татьяна корректна, суховата и невозмутима до равнодушия. Дело не в том, что она «не переживает» (Кутепова играет профессионала, а не экзальтированную курицу), а в том, что ей, похоже, не слишком интересно. Вспомним – признанный мизантроп доктор Хаус держался на двух фразах: «интересно» и «мы что-то упускаем». И продержался восемь сезонов. Кажется, что если очень хорошая российская актриса честно – не фальшивя, не имитируя – играет сегодняшнюю реакцию на разнообразные профессиональные и человеческие проблемы, то этой реакцией может быть только апатия и скрытая депрессия. Интересно.

В одной из серий героиня обсуждала с суицидальной пациенткой продукцию Первого канала. Поделились омерзением по поводу передачи «Пусть говорят». Жаль, что не смогли обсудить шоу Аркадия Мамонтова – там, где по экрану ползали зловещие змеи-«провокаторы», Березовский финансировал акции Pussy Riot, а звезды местного шоу-бизнеса что-то вякали про Мадонну. Возможно, психолог нашла бы для себя любопытный с медицинской точки зрения материал. Да и вопросы о том, почему никого не трогает бесконечная ложь в телесериалах, отпали бы сами собой. Если они были, эти вопросы.                     

ранее:

«Свобода слова на ТВ ничего не стоит, но попробуйте покуситься на «голых и смешных»...»
Почему в Петербурге так сложно провести хороший театральный фестиваль
Как режиссеру Бутусову сделали предложение, от которого нельзя отказаться
Станут ли петербургские театры лучше, после создания городского худсовета
Удалась ли Парфенову передача с Познером?





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform