16+

«Перенос бездарного здания в Лахту принципиально ничто не изменит»

20/09/2012

«Перенос бездарного здания в Лахту принципиально ничто не изменит»

Зураб Церетели (президент Российской академии художеств) предложил построить музей современного искусства на Васильевском острове – на территории СПб института живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина. Градозащитники тут же выступили против этой затеи – строительство предполагается в охранной зоне.


              Online812 обсудил эту и другие проблемы исторического центра с ректором Института им. Репина (СПб академия художеств) Семеном МИХАЙЛОВСКИМ.

- Церетели предложил городским властям построить музей на Литейном дворе Академии художеств. Наблюдатели заподозрили, что это будет музей для его собственных скульптур. Потом вы сказали, что это будет музей петербургской академической школы. Как на самом деле?
– Это инициатива Зураба Константиновича – создать сеть музеев современного искусства в России и за рубежом. В Москве такой музей с разными площадками и разными программами существует многие годы. На совещании в Смольном у вице-губернатора Василия Кичеджи я действительно поддержал идею реконструкции Литейного двора. Но концепцию будущего музея еще надо сформулировать. На мой взгляд, это может быть музей петербургской художественной школы.

- И музей должен принадлежать Петербургу?
– Административный ресурс всегда полезен. Кроме того, почти все ведущие музеи и театры Петербурга – федеральные, к ним могут добавиться городские «хедлайнеры».

- Градозащитники протестуют против застройки Литейного двора, поскольку он расположен в охранной зоне исторического центра. Вас это не смущает?
– Существует несколько путей продвижения подобных проектов. Самый перспективный – договариваться со всеми заинтересованными сторонами, создавая позитивное общественное мнение, но при этом принимать волевое решение. Мне представляется разумным путь диалога, отстаивание разумной позиции.

- Разумность каждый понимает по-своему?
– К нам пришли пожарные, требуют перевесить парадные двери на входе в Академию художеств. Они открываются внутрь, а надо, чтобы наружу. Но двери в европейские академии, где мне неоднократно приходилось бывать, открываются внутрь. Там что – пожары какие-то другие или там не заботятся о безопасности?

- В истории с Литейным двором отразились конфликты, существующие по всему историческому центру Петербурга.
– Город должен развиваться. Это очевидно. Академия, безусловно, имеет право на развитие своей инфраструктуры. Простите за пафос, но я за доброжелательный и конструктивный диалог общественности, власти и бизнеса. С обязательным участием экспертов – авторитетных, независимых, неполитизированных, у которых есть понимание, как развиваются исторические города и как избежать потерь.

- Хосе Ассебильо, главный архитектор Барселоны, преобразивший город к Олимпиаде-92, выступал летом в Петербурге, призывал строить в центре современное жилье и развивать транспорт. Его встретили в штыки: приехал, ничего не понимает! Кто может быть переговорщиком, модератором в продуктивной дискуссии?
– Трудно ответить на этот вопрос. У нас немного людей с достаточными знаниями, опытом в этой области и вообще пониманием городского устройства, урбанистики, архитектуры.

- Есть ли хотя бы одно здание, построенное в Петербурге в постсоветское время, которое вас устраивает?
– Без комментариев.

- Тогда откуда вам взять аргументы в спорах с градозащитниками?
– Пусть они так и скажут: нам не нужны современные знаковые здания.

- Наиболее радикальные именно так и говорят.
– Конфликты свойственны всем мегаполисам – Нью-Йорку, Лондону, Парижу. Там всегда чем-то жертвуют. Но нужен разумный компромисс. Понятие «целесообразность» мне представляется центральным.

Мы перешли от социализма к прагматизму. Новая эпоха требует разумных людей, которые могут доказать целесообразность своих проектов.

- Пример «Лахта-центра» подойдет?
– Нет. Вспомним конкурс на «Охта-центр», кстати, выставка конкурсных проектов проходила в Академии художеств. В нем участвовали архитекторы с мировыми именами, действительно яркие персонажи, а победил вульгарный проект бюро RMJM. На нем настоял «Газпром». Причем, что характерно, никто не обсуждал архитектуру, всех интересовала высота здания. Видно его или не видно из исторического центра.

- Речь шла о том, что любой небоскреб разрушает охраняемые законом и ЮНЕСКО исторические панорамы.
– Но в Петербурге возможно присутствие знаковых современных зданий. И диалог с такими архитекторами, как Кулхаас, Герцог, Де Мерон, Нувель, возможен. Мы, конечно, не в Порту и не в Базеле, где постройки этих архитекторов сформировали новый ландшафт. Мы не в Бильбао и Граце, которые отметились на карте благодаря современной архитектуре. У нас нет потенциала Пекина. Но если мы думаем о развитии города, о масштабных инвестиционных проектах, нам следовало бы мыслить позитивно в широких категориях. В случае если бы конкурс на высотное здание, который организовала такая мощная корпорация, как «Газпром», завершился другим результатом, уверен, нашлись бы люди, аргументы в пользу даже на первый взгляд радикального проекта. Проект RMJM отсек всех возможных сторонников «Охта-центра».

- Теперь его перенесли на «Лахта-центр».
– Перенос бездарного здания в Лахту принципиально ничто не изменит. Эта архитектура не станет лучше от того, что появится дальше или еще дальше от центра. Изменение местоположения не главный вопрос. Обидно, что всесильная корпорация оказалась такой недальновидной. Обидно, что была упущена реальная возможность. Получается, что пригласили мастеров, а премировали подмастерье.

С Мариинским театром тоже получилось как-то неловко. Организовали конкурс, вздрючили общество. Результат – ноль. Строится ничем не примечательное здание – то ли театр, то ли универмаг. Заметим, недешевая вещь.

- У вас есть объяснение: почему так происходит?
– Петербург слишком инертен, активные люди отсюда уезжают. Здесь нет стимулов, нет большой работы. Не устаю повторять главный вопрос: каким мы хотим видеть Петербург? Как повысить его привлекательность, как улучшить инфраструктуру?

- Туризм развивать. Люди приезжают в Петербург смотреть на сохранившееся прошлое.
– С уважением отношусь к общественному движению по защите культурного наследия. Некоторые сделали защиту культурного наследия своей профессией. Кто сейчас помнит конфликт, возникший при сносе гостиницы «Англетер»? Ее активный защитник Алексей Ковалев стал депутатом ЗакСа. Тогда на заре перестройки защищали «Англетер» и дом Дельвига. Сегодня дом Рогова.

- Так вам не жалко дом Рогова? Надо было сносить?
– Мне неизвестны люди, которые готовы вкладываться в сохранение зданий, доведенных до такого состояния. Но симптоматично, что строительство уродливого торгового центра по соседству на Владимирской площади не вызывало такого возмущения, как снос дома Рогова. Не вижу у градозащитников стратегического понимания проблемы. Каким они хотят видеть Петербург в будущем?

- Как Венецию?
– Это невозможно, Петербург нельзя законсервировать, как Венецию. Конечно, можно ничего не делать – Нева течет, Эрмитаж стоит. Но у нас есть желание благоустроить город или у нас все там, «за бугром»?

- Сейчас обсуждается программа сохранения исторического центра. Что в нем надо сделать?
– Человеку в центре Петербурга должно быть комфортно и интересно жить. И это проблема не только власти и не только общественности. У нас отсутствуют коммуникативные связи.

Мы вроде бы отзывчивые, гостеприимные люди и гордимся, что у петербуржцев репутация гиперинтеллигентных людей, но живя в одном пространстве, никак не можем найти общий язык.

- Академия художеств не хочет поучаствовать в решении проблематики исторического центра?
– Планируем создать на архитектурном факультете учебную мастерскую по реконструкции памятников, чтобы готовить специалистов с пониманием проблем сохранения исторического наследия. Энергичных и талантливых.                     

Вадим ШУВАЛОВ





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform