16+

«В России всего 184 современных родильных дома»

25/09/2012

«В России всего 184 современных родильных дома»

Ежегодно здесь появляются на свет около семи тысяч младенцев. Это один из крупнейших родильных домов в России. Здесь уже пятнадцать лет выхаживают недоношенных малышей весом менее килограмма, фактически давно работают по мировым стандартам, предусматривающим реанимацию детей, родившихся весом всего 500 граммов при 22-недельном сроке беременности.


                О том, что помогает спасать жизнь таким новорожденным и каково состояние акушерско-гинекологической помощи в стране, рассказал Online812 главный врач родильного дома № 9, заместитель главного акушера-гинеколога Санкт-Петербурга, отличник здравоохранения РФ, кандидат медицинских наук Владимир АТЛАСОВ.

- Владимир Олегович, как сопоставить необходимость соблюдения международной конвенции, по которой с этого года Россия обязуется придерживаться стандартов Всемирной организации здравоохранения и выхаживать 500-граммовых малышей, с особенностью нашего менталитета – не слишком высоко ценить человеческую жизнь как таковую, раз столько бездомных, брошенных стариков и голодных детей? Чтобы бороться за то, что едва дышит, нужны какие-то другие внутренние установки…
– Тем не менее, в России нисколько не хуже выхаживают глубоко недоношенных детей, чем за границей. Мы делаем это уже давно, наш роддом  специализируется на спасении таких младенцев, включая родившихся весом менее килограмма. Но положение в Петербурге и Москве не отражает общей картины состояния акушерско-гинекологической помощи в стране. В России всего 184 современных родильных дома из двух с половиной тысяч родовспомогательных учреждений. Это всего два процента! Остальные 98 процентов составляют акушерские стационары, маломощные учреждения на 30 – 40 коек, где даже может не быть врачей акушеров-гинекологов и педиатров, не организовано круглосуточное дежурство. Если женщина, живущая в Подпорожье или Лодейном Поле, начнет рожать раньше срока, то ни она, ни ее ребенок не получат высококвалифицированной помощи. Такую помощь может обеспечить учреждение другого уровня, для этого нужно повсеместно создавать хорошо оснащенные перинатальные центры, а маломощные стационары без врачей и оборудования закрывать. Все родовспомогательные учреждения должны распределяться по уровню оказания медицинской помощи. Не приведя эту систему в порядок, мы не сможем снизить показатели младенческой и материнской смертности.

- Состояние здоровья ребенка напрямую зависит от здоровья матери. Правда ли, что каждое поколение рождается слабее предыдущего?
– Нет. У нас очень хороший генофонд, ошибаются те, кто говорит, что становится все хуже и хуже. Рождаемость растет, особенно в последнее время. Нам не рождаемость надо повышать,  надо снижать высокую смертность.

- Как меняется процент естественных родов без осложнений?
– Осложнений в родах не стало больше. Преждевременные роды, например, как составляли пять процентов от общего числа, так и осталось. Это законы популяции, генетики. Если и можем снизить, то максимум до четырех процентов. Так же, как невозможно полностью исключить смертность новорожденных в родильных домах.

- Как часто приходится делать кесарево сечение?
– Каждая третья женщина подвергается этой операции. Основанием для оперативного родоразрешения  является чаще всего угроза внутриутробному состоянию ребенка. Он может страдать, еще не родившись, – например, испытывая кислородное голодание. Женщина при этом может чувствовать себя нормально. Но аппарат для  записи кардиотокограммы способен показать, что ребенку плохо. Поэтому в данном контексте увеличение частоты кесарева сечения можно рассматривать как позитивный факт.

- Хорошо, что есть такие аппараты.
– Не везде они есть. Стандарты предусматривают обязательное их использование при родах у каждой женщины. Но технически это сделать невозможно. Даже в нашем специализированном учреждении мы не можем себе позволить иметь нужное количество аппаратов из расчета на каждую женщину. А что говорить про центральные районные больницы, где 20 акушерских коек?  Там зачастую нет ни одного. 

- Что можно сказать о доверии пациента врачам?
– К сожалению, оно снижается. Это говорит о состоянии нашего здравоохранения в целом. Есть определенные области медицины, на которые направлено внимание государства. Например, лечение сердечно-сосудистых заболеваний – постоянно развивающаяся область. Акушерско-гинекологическую помощь нельзя отнести к сфере, которая всегда находилась под неусыпным контролем государства, но сейчас внимание стало уделяться, пошли финансовые вливания. Наш родильный дом дополнительно получает 50 миллионов рублей в год, всего 150 миллионов. А вот штатное расписание от 1986 года все не меняется. Мы принимаем по 30 – 40 родов в сутки, а обслуживают их согласно штатному расписанию только три врача. Где уж тут успеть подойти к каждой рожающей женщине, что, естественно, вызывает их возмущение. У врача сумасшедшая нагрузка, а я ему говорю: «Ты обязан справляться!» Хотя это нереально. Где-нибудь в сельской местности, где всего трое родов в сутки, тоже работают трое врачей. Такая вот уравниловка.

- В Америке, вы говорили, у недоношенного ребенка дежурят две медсестры, а у нас – одна на троих. Разница большая.
– Чтобы работать по новым стандартам медицинской помощи, необходимо обеспечить условия для их выполнения. По стандарту, например, рядом с каждой женщиной должны находиться врач и акушерка.

– Как вы относитесь к присутствию при родах родственников, мужа, например, который может хлопнуться в обморок?

– Не хлопнется, это мифы. Люди знают, на что идут. К присутствию родных отношусь спокойно, у нас это широко практикуется. Приняты дополнения к закону об охране здоровья граждан, предусматривающие, что родственники могут находиться при родах, но при наличии возможностей лечебного учреждения. Наши возможности – это десять индивидуальных родзалов. Но родов-то сорок в сутки. Так что обеспечить индивидуальные условия мы можем лишь в тридцати процентах случаев. Эта проблема возникла с января этого года, с момента ввода в действие  дополнений к закону. У нас типовой роддом старого проекта, не рассчитанный под новые требования.

- Наделение правами при невозможности ими воспользоваться называют популизмом.
– Несколько лет назад я говорил с высоким медицинским руководством в присутствии президента о том, что в родильных домах не финансируются новорожденные. Их как-будто там нет. На них не положено лекарств. Положено только матери. Мы вынуждены для лечения младенцев отрывать от тех средств, что выделяются на лечение женщины. В результате ни новорожденный не получает в полной мере медицинскую помощь, ни его мать. Фонд медицинского страхования руководствуется «твердой» позицией – выделять средства на лечение тех, у кого есть паспорт или свидетельство о рождении. Об этом парадоксе знают все, но ничего не меняется. Посмотрите отчет родильного дома по койкам. Там новорожденные вообще не фигурируют. Предусмотрены койки для рожающих женщин, койки для проходящих лечение с патологией беременности, а для младенцев нет. В ходе того общения с руководством я предложил ввести отдельной строкой финансирование новорожденных в родильных стационарах. Сейчас для выхаживания маловесных детей мы используем средства, которые зарабатываем платными услугами.

- Можно ли предвидеть появление на свет маловесного ребенка?
– В 80 процентах случаев – можно. Но что толку, если медицинский специалист, допустим, в Кингисеппе, видит сложную ситуацию – направить-то такую женщину ему некуда. В Ленинградской области нет перинатального центра, нет даже областного родильного дома.

– Сколько  родилось недоношенных крох  в вашем роддоме за последнее время?

– В прошлом году мы выходили 47 детей, рожденных с массой менее килограмма. Для сравнения: Хабаровский перинатальный центр за это же время выходил пятерых. Мы входим в двадцатку крупнейших роддомов России. Мне довелось однажды выступать с презентацией в Минздраве США. Часть слайдов были посвящены теме здравоохранения в Санкт-Петербурге. Остальные были с видами его достопримечательностей. Когда показали изображение парадной лестницы Эрмитажа, я пошутил: «А это вход в наш родильный дом». Присутствующие почти поверили и зааплодировали,  для них родильные дома  в виде прекрасных дворцов  – естественное явление.                      

Елена БЕВЗА

В каких клиниках есть программы для беременных женщин и новорожденных


«В России всего 184 современных родильных дома»
Кондратьевский 64 к.4

тел.: 313-21-21 многоканальный

www.prioritet03.ru

- Ведение беременности личным врачом.

– Программы индивидуального наблюдения ребенка с самого рождения.

– Полный спектр врачей-специалистов.

– Собственная специализированная педиатрическая скорая помощь на страже здоровья вашего малыша 24 часа.


«В России всего 184 современных родильных дома»
Московский пр., д. 78 Б

Тел: 777-77-03

www.emcclinic.ru
- Программы ведения беременности личным врачом.

– Возможность получения консультаций по телефону.

– Диагностика и лабораторные исследования на базе клиники.

– Оформление обменных карт и выдача листов нетрудоспособности.

«В России всего 184 современных родильных дома»
Б. Сампсониевский пр., 45, Моравский пер., 3, к. 2, ул. Сикейроса, 7, к. 2, пр. Косыгина, 34, к. 1, Коломяжский пр., 28, Б. Пушкарская, 20, ул. Гастелло 22, ул. Марата, 48

Тел: 380-02-38 (круглосуточно)

www.mc21.ru
 
- Детские и взрослые врачи всех специальностей

– Вызов на дом

– Ведение беременности

– Абонементные программы медицинского обслуживания детей (от 0 до 15) и взрослых

«В России всего 184 современных родильных дома»

ул. Орджоникидзе д.47

Тел: 726-60-13

www.roddom9.ru

- Ведение беременности с любого срока

– Планирование семьи

– Консультации по невынашиванию беременности

– Ультразвуковая диагностика

«В России всего 184 современных родильных дома»

Варшавская ул., 100

Тел: 702-80-22, 373-14-14, 373-82-94

www.med157.ru

- УЗИ, лабораторные анализы

– Лечение заболеваний молочной железы

– Ведение беременности

-Коррекция гормональных изменений

-Ранняя диагностика онкологических заболеваний

На правах рекламы











Lentainform