16+

«В России живет 140 миллионов человек – это ни то ни се»

01/10/2012

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Власти Петербурга бурно радовались появлению пятимиллионного жителя, хотя чего вроде радоваться? Меньше народу - свободнее в метро, можно не строить лишних мостов, поликлиник и тоннелей.


            Ответ на вопрос, почему чем больше населения, тем нам лучше, нашелся в трудах члена-корреспондента РАН Руслана Гринберга. Он рассуждает не применительно конкретно к Петербургу, а к России в целом.

Гринберг говорит, что Россия, казалось бы, большая страна, но все же не такая большая, как нужно. В мире сейчас более-менее уютно чувствуют себя либо очень большие по численности населения страны вроде Китая или Индии – они не нуждаются ни в каких интеграционных блоках, или маленькие, состоящие в региональных союзах, государства – Люксембург, Монако, Бельгия.

В России живет 140 миллионов человек – это ни то ни се. Исследования показывают, что в экономическом пространстве оптимально (есть такое понятие econoy of scale – экономия на масштабе) должно размещаться 280 – 300 миллионов человек. Тогда страна получает абсолютные преимущества в международном разделении труда.

В СССР жило 288 миллионов – это оптимальная величина для эффективного экономического пространства, а теперь в два раза меньше, чем нужно.

Из этих выводов Гринберга понятно, почему в Кремле говорят о демографии и почему власти России повторяют, что без притока мигрантов нам не обойтись. Пятимиллионный житель Петербурга – вклад в ту же копилку достижения заветных 280 миллионов.

Но понятно, что этот экстенсивный путь наращивания населения – очень долгий. Даже открыв ворота всем мигрантам и запретив все аборты, мы нескоро достигнем нужной численности. 

Самый простой путь – объединение с кем-нибудь подходящим по количеству народа. Скажем, объединение с Беларусью кардинально ничего не решает – там меньше 10 млн человек живет. В Киргизии еще меньше – 5 млн.

Если уж решать проблему – то раз и навсегда. Например, объединиться с  Бангладеш – у них 153 миллиона, у нас 140, итого 293. Или с Нигерий – у них 146 плюс наши 140, получается 286.

А если объединиться с Бразилией, то это даст прибавку в 196 миллионов, т.е. в сумме будет немного больше, чем надо, – 336 млн, но зато мы сможем не задумываться уже о необходимости борьбы за демографию, и спокойно плясать ламбаду.

Надо, конечно, учитывать и политические последствия. Итальянский криминолог Чезаре Ломброзо говорил, что люди, живущие на равнине, сильно отличаются от тех, кто живет в горах и так далее.

Люди равнины – это мы, коренное население России. Люди равнины верны традициям, не любят новаций, рождают не очень много гениев, зато привержены сильным правительствам.

Люди, живущие у моря, отличаются экспансивностью воображения и непрочностью общественного строя. Люди из сухих стран – более энергичны, чем из стран влажных. Люди, живущие в горах, с трудом признают власть центральных правительств.

По теории Ломброзо объединение с Бразилией выглядит если не идеально, то приемлемо (идеалу мешает то, что там слишком много народу живет у моря). Но попробовать нудно. А на крайний случай сойдет и Нигерия.                 

ранее:

Как сделать приятное англичанам
«Мученица села на велосипед и поехала к Путину...»
Что будет, если объявить секс взяткой
Почему интеллигенция проиграла дело «Пусси Райт»
Почему губернатора Полтавченко никто не ругает, но и не хвалит











Lentainform