16+

«Нет гражданской позиции, не будет и прописки. Никакой – ни временной, ни постоянной»

02/10/2012

ГЛЕБ СТАШКОВ

Как известно, выборы у нас нечестные и несвободные. А должны быть честными и свободными. Дабы показать принципиальную возможность таких выборов, некие люди проводят выборы в некий Координационный совет оппозиции*.


                  В общем-то с самого начала было ясно, что эти выборы перессорят и без того готовую ссориться в любой момент оппозицию. Интересно другое. Со всех оппозиционных углов понеслись крики, что эти выборы тоже нечестные и несвободные. Потому что каких-то кандидатов сняли за недостаточную оппозиционность. Остальных кандидатов разделили на какие-то неравноценные группы для дебатов. Звезд – отдельно, простых смертных – отдельно. Кроме того, ввели идеологические курии – либеральную, националистическую и левую. В общем – полный бедлам. Хотели как лучше, получилось...

А я думаю, что выборы и не могут быть другими. Грешное это дело – выбирать лучших среди людей. Отделять, так сказать, козлищ от агнцев. Не человеческого ума дело.

Я вот впервые работал на выборах в 1995 году. Сначала мы собирали подписи. Помню, заходим в рабочее общежитие. В те времена эти общежития еще не были заселены гражданами других – более южных и более азиатских – государств. Короче говоря, заходим в общежитие. У всех подписи собираются, а у меня – нет. Обидно, да и душно, признаться, в плане денег.

Стучусь я в очередную комнату.

– У нас прописка временная, – отвечают мне в десятый раз.
– Ничего, – говорю, – с временной тоже можно.
– Не хотим, – говорят мне в десятый раз.
– Где же ваша гражданская позиция? – сокрушаюсь я. В те годы я был еще молодым и наивным, так что простительно.
– У нас нет гражданской позиции.

Тут уж я не выдержал. Весь мой демократический потенциал так и выпер наружу.

– Нет, – говорю, – гражданской позиции, не будет и прописки. Никакой – ни временной, ни постоянной.

Нельзя сказать, чтобы я использовал административный ресурс. Поскольку никакого ресурса у меня не было. Чисто на понт взял. Однако же – сработало.  Подписи я получил. И в следующей комнате получил. И мои соратники взяли мой метод на вооружение. И у них тоже хорошо пошло.

Не могу сказать, что мне стыдно. Но что-то подленькое в этом я все же замечаю.

Выборы в 1995 году были чистыми. Черного пиара совсем не помню. От этого было скучно. Я вообще думаю, что черный пиар главным образом возникает из-за того, что людям в избирательных штабах скучно. И наше начальство придумало развлечение. В ночь перед выборами нас отправили наклеивать плакаты с яблоками на школы.

Весь смак заключался в двойном правонарушении. Во-первых, агитация в ночь перед выборами запрещена. Во-вторых, в школах расположены избирательные участки, поэтому наклеивать на них плакаты нельзя в принципе. А мы наклеивали. И скрывались от ментов. И вдвоем с моим приятелем потешались над третьим нашим приятелем, который принял поручение слишком уж близко к сердцу. Он, наверное, в детстве в войнушку не наигрался. Поэтому, увидев подъезжавшую машину, кричал «Ложись!», бросался в мокрый грязный снег и ползал по нему на брюхе.

Никакой логикой не объяснить, зачем нужно было, нарушая закон, наклеивать эти плакаты. Плакаты были довольно идиотские. Огромное натуралистическое яблоко напоминало, прошу прощения, задницу. На заднице красовался слоган:

Если выбрать нелегко,
Голосуй за «Яблоко».

Ни задница, ни дурацкий стишок никак не подбивали человека проголосовать за это самое «Яблоко» с ударением на последнем слоге.

Ход мысли нашего начальства мог быть только один: если идут выборы, глупо бороться честно. Будешь честным – обязательно кто-нибудь облапошит.

Наутро после расклеивания плакатов я отправился наблюдать. Я был очень принципиальным и въедливым наблюдателем. Разумеется, ни о каких серьезных нарушениях или фальсификациях в то время даже речи быть не могло. Но я добросовестно фиксировал каждую мелочь. Кто-то за слепую старушку поставил галочку. Кто-то сказал что-то похожее на агитацию. Во время подсчета голосов нас, наблюдателей, поставили не туда, куда мы хотели, а на метр дальше. По всем этим нарушениям я составил акт, который после выборов мы должны были подписать вместе с другими наблюдателями.

Подсчет голосов принес нашему кандидату победу. Причем впечатляющую.

– Давай акт подписывать, – сказали мне наблюдатели.

Я был не только принципиальным, но и сообразительным наблюдателем.

– Не буду, – говорю, – подписывать. Не было, – говорю, – никаких серьезных нарушений. Очень, на мой взгляд, честные и свободные выборы.

Так никто никакого акта и не подписал. А я с тех пор уверен, что все выборы честные и свободные, когда выигрываешь. И совсем наоборот, когда проигрываешь. Потому что так уж человек устроен. Ничего не поделаешь. Не человечьего, повторяю, ума дело – выборами заниматься. А если кому-то кажется, что это недемократично, то я себя демократом и не считаю. Я монархист. Года примерно с 95-го.

* Выборы в федеральный координационный совет оппозиции пройдут 20 – 21 октября. На 45 мест претендует 216 кандидатов (в том числе К. Собчак, Б. Немцов, Д. Быков и др.). Избирателей зарегистрировано порядка 35 тыс. человек, но организаторы считают, что к дню голосования их станет 150 – 200 тыс. Каждый зарегистрированный избиратель затем должен «верификацироваться» – с помощью микроплатежей (от 1 до 10 руб.), чтобы никто не голосовал дважды.

Выборы сопровождаются конфликтами – член «Солидарности» Подрабинек требует исключить из числа кандидатов депутатов ГД Пономарева и Гудкова. До этого по жалобе Ильи Яшина было отказано в регистрации националисту Королеву и публицисту Стомахину.

Еще один повод для недовольств – жеребьевка дебатов: всех кандидатов разбили на четыре группы. В первую группу попали «медийные персоны». Во вторую и третью – представители регионов и кандидаты от «идеологических курий». В четвертую – «все остальные». Некоторым это кажется несправедливым
.                        

ранее:

В чем я не согласен с депутатом Горшечниковым
«Вся новейшая история нашей страны целиком и полностью зависела от футбольных результатов»
«Курение? Запретить. Аборты? Запретить. Секс? Ограничить потребностями деторождения»
«Перевелись на Руси добры молодцы, одни хомяки сетевые остались»
«Догадываетесь, кто станет первым возрожденным Героем Труда?»
Депутат Милонов ищет новых избирателей среди эмбрионов











Lentainform