16+

Плавучие рестораны в Петербурге — это бизнес, в котором одним можно все, а другим ничего

11/10/2012

Плавучие рестораны в Петербурге — это бизнес, в котором  одним можно все, а другим ничего

На прошлой неделе дебаркадер «Парус», стоявший на Ждановской набережной у стадиона «Петровский», затонул. Почему, так никто и не понял. Судно пытались отбуксировать на временную стоянку за долги перед городским бюджетом. Online812 разбирался, почему одни плавучие рестораны власти закрывают, а другим – дают жить.


           Как утопили «Парус»

Владелец ресторана «Парус» – ООО «Ината» – в 2005 году заключил с КУГИ договор аренды причала на 11 месяцев. Поначалу платил, но потом перестал – и задолжал на сумму 1,9 млн рублей. В 2006 году КУГИ направил уведомление об отказе в договоре аренды, но вместо того чтобы убрать судно, владельцы сдали «Парус» в субаренду. В 2009 году суд вынес решение о выселении «Паруса» с набережной. Но судно так и оставалось на месте.

Год назад для борьбы с неплательщиками при КУГИ появился СПб ГБУ «Центр повышения эффективности государственного имущества». Нанятая ГБУ компания ООО «Балтспецстрой» и руководила буксировкой двух ресторанов — «Парус» и «Кронверк».

«Кронверк», также задолжавший КУГИ крупную сумму, в минувшие выходные отбуксировали на временную стоянку сразу. С «Парусом» возникли проблемы. 25 сентября, когда Центр повышения эффективности государственного имущества совершил первую попытку  выселить дебаркадер. Но не вышло – ресторан начал тонуть.

Специалисты ГБУ уверяют, что не трогали дебаркадер – буксировку якобы даже не успели начать. «Когда мы приехали, чтобы отбуксировать судно, оно было уже подтоплено, и  подтоплено изнутри, как показало исследование – путем открытия и закрытия вентиляционных люков. 25 сентября мы его только осматривали – оно находилось в транспортабельном состоянии, без пробоин, без трещин».

По мнению пресс-секретаря КУГИ Ольги Барашкиной, собственник мог затопить его сам – чтобы воспрепятствовать буксировке. «Нам нужно поднять его как можно скорее, сейчас каждый день проходят совещания по поиску решения. Если мы не успеем до окончания навигации, то уже не сможем его отбуксировать».

Представитель собственника «Паруса» Борис Гвоздов (кстати, он гендиректор ООО «Ината» и одновременно секретарь Московского районного политсовета партии «Единая Россия»), которого обвиняли в подтоплении судна, уверяет, что ГБУ действовал незаконно. «У них не было распоряжения суда, только какое-то собственное предписание. Даже юристы ЗакСа признали, что это незаконно. Они привезли плавучий кран, буксир. И начали работы».

По его словам, именно эти работы могли привести к повреждениям, из-за которых дебаркадер стал набирать воду: «Не могу утверждать на 100 процентов, но после этих работ, во время которых все буксиры и катера упирались в  дебаркадер, он стал набирать воду. Я полагаю, от какого-то удара могла пойти трещина. Мы в течение недели боролись, откачивали воду, для чего я  приобрел шесть насосов. Ничего не вышло, я обратился в МЧС с просьбой помочь мне, но и они не смогли эту ситуацию переломить».

Пресс-секретарь ГБУ «Центр повышения эффективности государственного имущества»Оксана Шульга заверила, что организация может приводить в исполнение решения как в судебном, так и в несудебном порядке. «Для нас главные основания – заявка из КУГИ и отсутствие договора аренды. Судебное производство может длиться бесконечно, а тем временем предприниматель будет получать прибыль из объекта госсобственности, за который он не платит. Это набережная, центр города – можно использовать ее более эффективно, например, для остановок аквабусов».

Сейчас «Парус» плотно лег на грунт, на глубину около 4 метров: в итоге полностью затоплен трюм и на полтора метра – первый этаж. МЧС завершило работы над «Парусом», так и не сумев поднять его.  «Теперь я ищу подрядные организации, которые его поднимут – это очень дорогостоящие работы».

Если работы завершатся до конца навигации, судно отремонтируют и отправят на временную стоянку – таково видение ситуации КУГИ. Оттуда владелец может его забрать, но вряд ли ему дадут установить его на том же месте. По словам Ольги Барашкиной, сумма долга и стоимость работ по спасению и ремонту судна будут взысканы с собственника в судебном порядке.

Правда, пока все работы по спасению судна и так ведутся за счет владельца. «И ремонтировать его я тоже буду сам – а как еще?» А в суд он обращаться намерен тоже: «Буду подавать в суд за порчу судна.  Сейчас я уже даю показания в транспортную прокуратуру и Следственный комитет, я написал туда заявления на самоуправство. Заявление, что я затопил судно, – это полная дурь, его невозможно затопить технически изнутри. Моей вины в этом нет».

Тонут не все

Борис Гвоздов объяснил, что у судна «Парус» с 2005 года сменилось три собственника. Два последних пытались заключить с КУГИ договор аренды – но им отказывали «ссылаясь на распоряжение правительства, о том, что круглогодичное размещение на реке Неве транспортных средств запрещено». «Хотя там новые транспортные средства устанавливались и в прошлом, и в позапрошлом году, -  удивляется он. – А коли не было договора аренды – не было обязательств платить за арендную плату».

КУГИ подал в суд иск к двум последним собственникам «о взыскании неосновательного обогащения, – рассказывает Гвоздов. – Хотя на «Парусе» два года не велось никакой коммерческой деятельности, судно стояло пустое. Мы его охраняли, отапливали, несли все затраты по эксплуатации». Суд в иске тогда отказал – как объяснили в КУГИ, отказ был мотивирован «неразберихой с собственниками и юрлицами на «Парусе»». Однако, говорит Ольга Барашкина, решение суда 2009 года действует до сих пор, поэтому КУГИ имеет полное право выселить «Парус» с набережной.

Что же касается попыток Бориса Гроздова заключить договор аренды, то, как пояснили в КУГИ, с 2005 года это невозможно, так как согласно распоряжению правительства СПб от 28 февраля 2005 года в исторической части Петербурга запрещено размещать стационарные водные объекты.

Летом ситуацию пытался прояснить депутат-единоросс Алексей Макаров – он написал запрос губернатору, в котором поинтересовался, на какие именно объекты распространяется распоряжение правительства. «По этому распоряжению всем владельцам дебаркадеров отказано в заключении договоров аренды. Если есть такое распоряжение, значит, должна быть некоторая схема плавучих объектов. Но ее нет. Почему-то такие объекты, как «Летучий Голландец» и «Благодать», стоят – никто их не трогает. Получается, что кому-то можно, а кому-то нельзя. А губернатор мне ответил, что все в порядке».

Ольга Барашкина объяснила, что сейчас в центральной части акватории Невы находятся лишь те суда, которые заключили договор раньше 2005 года – например, «Летучий Голландец», «Акварель», «Благодать», «Забава». Даже если договор аренды у них закончился – ввиду отсутствия долгов и иных проблем он действует в режиме неопределенного времени. «Договор с «Парусом» был расторгнут, а заключить его теперь, после выхода распоряжения, уже нельзя».

Губернатор меня услышал

В Комитет по градостроительству Смольного предложили иную версию, почему плавучие рестораны вроде «Летучего Голландца» продолжают стоять на Неве – они там появились благодаря специальным распоряжениями губернатора. Кстати, новые объекты (и «Парус» в том числе») на воде могут появляться точно таким же способом. Остальные, не попавшие под протекцию губернатора, будут регулироваться регламентом архитектурно-художественного оформления объектов инфраструктуры водного транспорта, который, видимо, и должен стать той схемой, о которой говорил депутат Алексей Макаров.

Как пояснила начальник управления ландшафтной архитектуры КГА Лариса Канунникова,  регламент состоит из трех  частей. Пока готовы только две: первая – для Невы в историческом центре, вторая – для рек и каналов. Третья часть будет регламентировать остальную часть города. Пока ее нет, не понятно, можно ли в других районах города ставить стационарные суда и дебаркадеры и на каких условиях.

По словам Канунниковой, регламент не запрещает ставить стационарные объекты на воде даже в центре города. Но аренда обозначенных в регламенте причалов могут быть выставлена на тендер, и любой желающий может в нем участвовать. Тендер должен объявлять КУГИ.

По мнению Канунниковой, регламент расширяет права предпринимателей, потому что позволяет участвовать более широкой публике в аренде набережных. «А раньше было: кто первый пришел – тот получил».

Чтобы все было по единым правилам, хочет и депутат Алексей Макаров: «Мне не очень понятно, почему в нормальных странах, в том же Париже, стоят дебаркадеры – и их много, а у нас такой полукриминализированный рынок, где одним все можно, а другим нельзя».
Завершена работа над третьей частью регламента будет не раньше, чем через год.

Борис Гроздов на прошлой неделе уже встретился с Георгией Полтавченко, рассказав ему о своем видении истории с «Парусом». «Думаю, до этого представители КУГИ подавали информация в искаженном виде. Надеюсь, губернатор меня услышал. Он обещал организовать мою встречу с председателем  КУГИ. А также сказал, что потребует доработать схему размещения судов в Петербурге».                

Анастасия ДМИТРИЕВА








Lentainform