16+

Можно ли вешать мемориальные доски на здания, имеющие статус памятников

16/10/2012

Можно ли вешать мемориальные доски на здания, имеющие статус памятников

Губернатор Петербурга Георгий Полтавченко не подписал поправки в закон «О мемориальных досках в Петербурге», которые разрешали вешать мемориальные доски на здания, имеющие статус памятников. Полтавченко считает, что таблички будут искажать архитектурных облик Петербурга. Прав ли он?


              В принципе предложение губернатора неверное: все зависит от того, каково эстетическое качество мемориальной доски, в честь кого персонально или в память о каком событии она устанавливается, на какой фасад, в какое место фасада. Можно привести примеры как положительные, так и отрицательные.

«Самый отрицательный» – это мемориальная доска в честь начальника Главзапстроя Корнелия Аркадьевича Глуховского, установленная по постановлению правительства СПб от 3 апреля 2006 г. № 349. Этот начальник местного масштаба так и изображен на доске с телефонной трубкой, символизирующей, как он выбивал фонды, устраивал друзьям машину кирпича или 25 коробок чешской кафельной плитки. Установлено это безобразие на фасаде памятника архитектуры местного значения – доме 15 по Большой Морской ул. Фасад этой доской испорчен. В сущности дядя с телефонной трубкой – это позор и скандал, и давно это надо было отодрать, отменив постановление правительства В. Матвиенко.

Контрастный позитивный пример – мемориальная доска Казимиру Малевичу на доме Мятлевых – Почтамтская ул., 2 / Исаакиевская пл., 9 (сейчас находится прокуратура СПб), установленная в 2002 г. Здание -  памятник архитектуры федерального значения, а доска великолепна, остроумна, лаконична, обыгрывает идею «черного квадрата» и фасад нисколько не портит. Автор доски – архитектор Вячеслав Бухаев, это лучшая его работа в области мемориально-декоративного искусства.

Так что все дело в таланте и уместности, потому что три волоса на голове мало, а в супе – много. Решать надо на самом деле совсем другой вопрос: о тщательном отборе персон, которым посвящаются доски, причем это касается не только домов-памятников, но и любых зданий в городе, а также принимать решение о качестве мемориальных досок на заседании художественной секции Градсовета, что не гарантирует от халтуры, но все же представляет какой-то фильтр. Потому что в последнее время появилось очень много досок, сделанных в камнерезных мастерских при кладбищах. И их беспрепятственно вешают. Одно дело – частное захоронение и надгробие, другое – доска в городской среде.

Понятно, что большинство в этом не разбирается, но решать-то должны специалисты.
Однако если оценивать предложение Полтавченко применительно к нашей ситуации, когда: а) инстанции контроля в силу разных причин не могут сказать «нет» в ответ на любую глупость или любое предлагаемое безобразие, б) главного художника в городе нет, в) любая инициативная группа может пропихнуть доску в честь хоть Романова (ее промоутировал В. Я. Ходырев), хоть начальника Главзапстроя, хоть директора бани, – конечно, лучше ввести тотальный запрет. Но это будет упрощенная реакция бюрократа.

Губернатору уже пора понимать, что сохранению архитектурного облика зданий-памятников мешают не только и не столько доски, сколько мансарды и прочие надстройки на кровле, дворовые «флигеля» высотой, превышающей высоту основного здания, превращение дверей в окна, а окон в двери и т.д. Так что запретом на установку мемориальных досок на памятниках ситуацию не изменить. Для ее радикального изменения губернатору надо заставить выполнять закон об охране памятников – сперва своих подчиненных, а потом и инвесторов.                     

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ











Lentainform