16+

«Аврору» хотят вернуть в состав ВМФ. А надо ли?

17/10/2012

«Аврору» хотят вернуть в состав ВМФ. А надо ли?

16 сентября крейсер «Аврора» покинули последние 14 матросов. Корабль окончательно перешел в состав Военно-морского музея. Музейщики до последнего не отпускали матросов, уверяя, что самостоятельно с «обслуживанием» «Авроры» не справятся.


16 сентября крейсер «Аврора» покинули последние 14 матросов. Корабль окончательно перешел в состав Военно-морского музея. Музейщики до последнего не отпускали матросов, уверяя, что самостоятельно с «обслуживанием» «Авроры» не справятся.

Уже раздается хор возмущенных голосов, считающих, что крейсер надо вернуть в состав ВМФ. Но станет ли это выходом? Сегодня мы публикуем мнение капитана 1-го ранга в отставке Марка Коновалова (сына знаменитого подводника Владимира Коновалова, торпедировавшего в войну транспорт «Гойя», на котором находилось 7 тысяч гитлеровцев, включая 1300 подводников и 1500 солдат танковой дивизии вермахта). Он считает, что возвращать «Аврору» в состав флота нельзя.

Состояние «Авроры» сегодня такое, что корабль может быть окончательно потерян. В конце сентября на заседании Комиссии Морского совета при Правительстве Петербурга заслушали доклад конструктора Сергея Овсянникова, который занимался реконструкцией «Авроры» в 1987 году.

Еще тогда, по словам Овсянникова, были разработаны «Спецификации» на все механизмы и устройства крейсера. В этих документах значились сроки очередного докового ремонта, замены кабелей, испытания котлов и другие мероприятия по поддержанию непотопляемости, взрыво-, пожаробезопасности и устойчивости корабля. Максимальный межремонтный срок не должен был превышать десяти лет. Но с момента постановки крейсера на 4 бочки и 3 швартовых конца прошло уже более 25 лет. Требования спецификаций не выполнены. «Аврора» давно требует нового ремонта. Ее система пожаротушения заправлена ядовитым фреоном, который на флоте уже не применяется.

Крейсер сегодня исключен из состава ВМФ. Военный экипаж расформирован, вольнонаемный разбегается из-за маленькой зарплаты. Озабоченность расформированием экипажа «Авроры» высказывали многие ветераны флота, а депутаты Законодательного собрания приняли специальный документ, губернатор обратился к президенту. Публикуются призывы общественности вновь принять корабль-музей в состав ВМФ. Есть даже предложения восстановить способность «Авроры» самостоятельно передвигаться по акватории Балтийского и других морей (прожектеры не обращают внимания на то, что для обеспечения работы котлов потребуется около тысячи тонн каменного угля, желательно кардиффского, специально обученные машинисты котельных, что подводная часть корабля — новодел, исторический остов ржавеет в районе Кингисеппа).

Да, очевидно, что нынешнее руководство Военно-морского музея не справится с решением проблем «Авроры». В настоящее время в самом музее гибнут замечательные экспонаты. Так, при переезде в новое здание уронили и повредили самолет «И-16» дважды Героя Советского Союза Бориса Сафонова, разбили носовое украшение парусника «Витязь» работы Петра Клодта, повредили механизм наводки 45-миллиметрового орудия времен Великой Отечественной войны, есть и другие потери.

Но очевидно и то, что и в состав Военно-морского флота «Аврору» возвращать нельзя. У ВМФ достаточно своих проблем, к примеру, недавняя потеря хода новейшим балтийским кораблем — корветом «Сообразительный» из-за пожара в машинном отделении, при нахождении в иностранном порту. Флот должен быть освобожден от несвойственных ему задач и расходов, в том числе на содержание «Авроры».

Но выход есть. Его подсказывает зарубежный опыт. Во многих странах есть корабли-музеи, гораздо более крупные и сложные в обслуживании, чем «Аврора». Например, в США — это 4 авианосца и 7 линкоров, в Великобритании — первый в мире цельнометаллический броненосец Warrior, в Японии — броненосец «Микаса», флагманский корабль адмирала Того, участвовавший в Русско-японской войне… Есть крупные корабли во Франции, Греции, Польше, Болгарии… Но все они исключены из состава Военно-морского флота и не принадлежат оборонным ведомствам! Ими владеют различные ассоциации, организации, акционерные и другие общества и физические лица (исключение составляет участник Трафальгарского сражения, английский линейный парусный крейсер 1-го ранга постройки 1765 года Victory, принадлежащий государству). У нас же взять крейсер «Аврора» под свое крыло предлагала Объединенная судостроительная корпорация. Почему бы властям не согласиться, если корабелы не передумали? Кроме того, «Аврора» вполне могла бы и сама зарабатывать.

Недавно ветеран Полярных конвоев А. Г. Уваров рассказал мне о состоянии британского крейсера-музея Belfast, защищавшего в годы войны транспортные конвои. Он отметил, что на нем работают профессионалы высокого класса, ветераны Военно-морского флота, которые за свой труд получают достойную зарплату. Корабль находится в образцовом состоянии. Деньги на содержание музея зарабатывают изготовлением и продажей рубашек, аналогичных нашим тельняшкам, моделей кораблей и других сувениров. Корабль расположен в одном из наиболее посещаемых мест Лондона — у набережной Темзы, напротив замка Тауэр и Лондонского моста. Для лиц старше 16 лет вход на него платный и немалый — 12 фунтов. Посетитель может сесть за зенитный пулемет и представить себя отражающим атаку вражеской авиации. Рядом висит телевизор, на котором демонстрируются кадры кинохроники — матросы Belfast стреляют из этого пулемета.

Благодаря восковым фигурам можно увидеть простые бытовые сценки — вот мичман пришел поговорить с матросом, который готовится к заступлению на вахту. Форма, постель, вещи — предметы незатейливые, но именно они позволяют почувствовать атмосферу корабля. Можно побывать в офицерской и матросской каютах. На камбузе готовят завтрак команде. Музейщики использовали здесь простой, но хорошо действующий прием — запах какао, густой, шоколадный, теплый. Из корабельной трансляции слышны приказы и доклады. Доносятся звуки боя — разрывы, удары, скрежет, вой самолетных моторов, сирены. Один из снарядов повредил аппаратуру связи. Дежурный радист устраняет неисправность — аппаратура искрит, в воздухе чувствуется запах озона. В корабельном лазарете хирурги делают экстренную операцию, пахнет эфиром…

Создание подобных высококлассных экспозиций — один из примеров решения проблемы сохранения исторических кораблей. Нечто подобное, и, кстати, без особых затрат, можно было бы сделать и на «Авроре». Наш крейсер тоже в состоянии зарабатывать. Он находится в выгодном туристическом месте. На нем можно было бы организовать изготовление морских сувениров, например, плетение матов, вязание морских узлов, изготовление макетов кораблей, флагов, в том числе Советского Военно-морского флага. Хорошо бы открыть собственный морской магазин для продажи этих и других сувениров и выгнать с причала торгашей, спекулирующих именем «Авроры». Все эти меры позволят набрать профессиональный экипаж, дать людям достойную зарплату, как на крейсере Belfast.                   

Марк Коновалов











Lentainform