16+

«Поквартальная реконструкция»: чем это грозит историческому центру Петербурга

19/10/2012

«Поквартальная реконструкция»: чем это грозит историческому центру Петербурга

Для обсуждения проблем исторического центра интересен отстраненный, но заинтересованный взгляд со стороны. Сергей СЕНА, выпускник СПб архитектурно-строительного университета, долгое время работал в петербургских проектных организациях.


             В последние годы трудится в Волгограде: он директор «НПО архитектуры, градостроительства и дизайна», руководитель отделения Российской ассоциации реставраторов по ЮФО.

- Сегодня специалистами и общественностью широко обсуждается долгосрочная целевая программа «Сохранение исторического центра Петербурга» на 2013 – 2018 годы. Вам она нравится?
- Первое,  на что я бы обратил внимание, так это на явное расхождение в терминологии, примененной в программе, с действующим законодательством.

Понятие «сохранение» в этой программе взято из всеми нами любимого и критикуемого одновременно 73-го федерального закона «Об объектах культурного наследия…», и оно включает в себя: консервацию, ремонт, реставрацию и, подчеркиваю (!), приспособление для современного использования. Чуть особняком стоит еще одно действие «воссоздание», имеющее смысл при комплексной или локальной регенерации исторической среды, при наличии достаточного научного обоснования.

Программа же (о которой мы ведем речь) представляет собой документ, в котором, однако, четко просматривается желание ее составителей провести  в короткие сроки комплексную «поквартальную реконструкцию» исторического центра Петербурга.

А это, на мой взгляд, является прямым нарушением закона, поскольку объект культурного наследия «исторический центр Петербурга» требует к себе других, более щадящих «терапевтических» и «гомеопатических», а не «хирургических» подходов.

Второе. Удивляет спешка лоббистов этой программы. Для исторического центра крупнейшего города программу, рассчитанную на 5 лет, никак долгосрочной не назвать. Для грамотных взвешенных проектных решений по такому сложному по истории существования, по инженерной и транспортной инфраструктуре объекту, каким является исторический центр Петербурга, ¾ времени, отводимого на программу каких-либо его преобразований, должно уйти на изучение объекта.

Здесь мне могут возразить, что исторический центр изучен и исследован вдоль и поперек. И в этом своя правда есть. Ведь обсуждаемая нами программа не первая из крупномасштабных.

- Какие были прежде?
- Был великолепный документ, предшествовавший первому и единственному Генеральному плану развития Ленинграда и Ленинградской области 1985 года. Он был разработан в начале 80-х годов выдающимся коллективом профессионалов, среди которых В. Ф. Назаров, Б. В. Николащенко, Н. С. Пальчиков, М. А. Сементовская, С. В. Семенцов и многие другие в Первой мастерской ЛенНИИпроекта.  Полное название документа -  «Проект планировки, транспортных систем, инженерного оборудования и благоустройства центральных районов Ленинграда».

Была Федеральная целевая программа «Сохранение и развитие исторического центра Санкт-Петербурга» определенным образом сработавшая к 300-летию со дня основания Петербурга. При этом не следует забывать, что ее реализация пришлась не на лучшие в экономическом отношении годы, но ее разработка велась профессионалами (порой на альтруистической основе), и главное, она была задумана еще в конце 80-х годов. Вот уж поистине, она была долгосрочной.

Наконец, есть  820-й городской закон о границах и режимах охранных зон объектов культурного наследия. Он принят почти 4 года назад.

Были и другие документы, представлявшие собой логическую систему. Все они имели определенную преемственность, как бы вырастали один из другого. Программа, представленная КЭРППиТом, настораживает по многим позициям.

- Какими?
- Первое. На официальном сайте не найти разработчиков программы: то ли их прячут, то ли они сами не хотят высовываться.

Второе. Безумные по сжатости сроки программы можно логически объяснить разве что чемпионатом мира по футболу 2018 года и привязкой к выборам (успеть бы освоить средства?).

Третье.  Озвученные «триллионы» на реализацию программы, может быть, конечно, и верно посчитаны (кто сейчас проверит?), но освоение такой суммы за пять лет (при отсутствии на настоящий момент согласованной и утвержденной проектной документации) приведет к хаосу и коллапсу города как живого организма. Я помню, как были брошены средства и производственные мощности на восстановление разрушенного спитакским 1988 года землетрясением Ленинакана (Гюмри) в отсутствие генплана, проектов планировки и застройки. Одно неосторожное слово Михаила Горбачева о коротких сроках, и на маленький пятачок (как в свое время на целину) мгновенно приехали мощнейшие строительные подразделения восьми министерств СССР. Приехали, а строить было негде и нечего.

Четвертое. Территория, на которой предполагается реализация программы, представляет собой ядро исторического центра города с Кировскими островами, при этом первоочередными кварталами или их группами обозначены участки, состояние которых не вызывает сегодня никаких опасений, либо, как говорится, «могут еще подождать».

Пятое. Нельзя доверять документу (хотя это можно воспринимать как брюзжание), в изложении которого на официальном сайте полно грамматических,  орфографических и стилистических ошибок. Вот где проявилась спешка!

- А что вы предлагаете взамен? 
- Так и хочется сказать неизвестным разработчикам: не трогайте ценное и благоустроенное. Обратите свои взоры на деградирующие территории периферии исторического центра, в первую очередь на так называемый производственный пояс, который естественным образом мог бы стать основой для строительства нового жилья, решающего проблему расселения коммунальных квартир (которых, по некоторым сведениям, еще около 100 тысяч).

Примеры точечного преобразования производственного пояса уже есть. Это и «Варшавский экспресс», и торгово-офисный центр на Кондратьевском проспекте. И локальный, но знаковый объект «Гранд-макет Россия» на Цветочной улице. Между прочим, это примеры приспособления объектов культурного наследия под современное использование.

- Если заявленная программа будет реализовываться, то что будет? Неужели хуже?
- Любая поквартальная реконструкция, которая, как видно из программы, будет осуществляться как «за счет бюджетных источников финансирования, так и за счет частных инвестиций в границах выбранного кадастрового квартала», неизбежно приведет к интенсификации использования территории, а значит, к увеличению нагрузки на транспортную и инженерную инфраструктуру с одновременным сокращением местного населения. Такой подход приведет к еще более пагубным последствиям, чем те, которые мы наблюдаем сегодня при простейшей смене жилой функции на общественную.

Глобальная «реконструкция» (пусть даже поэтапная, поквартальная), провозглашенная в программе, резко увеличит так называемое дневное население (а это транспортные пробки, перегрузка инженерной инфраструктуры, толчея) и сократит постоянное население.

Вообще, проблему расселения коммуналок нужно решать так, чтобы сокращение постоянного населения не было бы радикальным. Пообъектно следует рассматривать возможности устройства мансард, воссоздания бездумно снесенных в 1970 – 1980-е годы дворовых флигелей, многих жилых домов. Все это, безусловно, нереально без согласования этих действий с населением, которое должно почувствовать определенную выгоду от некоторого уплотнения в целях сохранения своей численности. Иначе вечерние улицы жилых кварталов будут пустынны и неуютны, а в маленькие кафе и магазинчики будет некому ходить: ведь туристы останутся в традиционных местах «своего обитания».

- То есть программу по сохранению центра надо переделать?
- На мой взгляд, в том виде, в котором она сегодня представлена, ее реализация приведет к новым «градостроительным ошибкам», какие не раз уже встречались за все годы существования города. В XVIII – XIX веках к ним мы относим частое отсутствие створности улиц по разным берегам рек и каналов. В советские времена наиболее известными градостроительными ошибками стали Дом Советов на Московской площади и Театр юного зрителя – здания, «заперевшие» соответственно Центральную дуговую магистраль и центральный луч «невского трезубца». Реализация обсуждаемой программы приведет как к потере идентичности целых районов города (чего стоит только одно предложение по Марсову полю), так и к созданию своеобразных «тромбов» – излишне переуплотненным функциями участком городской среды.

На мой взгляд, губернатору Петербурга нужно проявить «политическую волю» и отменить (или отправить на переработку – в таком случае это будет абсолютно иной документ) программу с учетом накопленного специалистами опыта и, главное, с учетом действующего законодательства. Сегодня складывается ощущение, что 820-й закон пытаются переформатировать под бизнес-интересы потенциальных участников реализации программы на 2013 – 2018 годы. Этого допускать нельзя ни при каких обстоятельствах. Девелоперам и работающим с ними в связке градостроителям и архитекторам надо научиться работать в условиях ограничений, а не вседозволенности. Только в этом случае баланс общественных, государственных и частных интересов будет соблюден, а исторический центр Петербурга будет по-настоящему сохранен.

- С чего тогда начинать преобразования в центре?
 - Что касается зон, в которых назрела необходимость серьезных преобразований, так это территории, прилегающие ко всем вокзалам. Именно в этих узлах происходит превращение горожанина в жителя пригородов и наоборот. Именно вокзалы становятся для гостей города воротами в него: здесь приезжающие получают первые впечатления. Здесь концентрируются транспортные и пешеходные потоки, которые необходимо грамотно развязать, создавая современные транспортно-пересадочные узлы.

Любые программы по преобразованию исторического центра бессмысленны, пока на пороге вокзального общественного туалета, от запаха которого бросает в дрожь, будут сидеть бомжи, разбирая добычу, а на привокзальной площади сомнительного вида люди торгуют семечками и шавермой.                

Вадим ШУВАЛОВ, рисунок zao.nnz.ru











Lentainform