16+

Могли ли казаки писать гневные письма в Эрмитаж

30/10/2012

Могли ли казаки писать гневные письма в Эрмитаж

На истории с письмами об отмене «Лолиты» и выставки в Эрмитаже петербургские казаки отреагировали быстро, заявив, что не имеют к ним никакого отношения. Более того, они даже обещали найти авторов писем, представляющихся казаками.


                 Мы спросили у атамана городское казачьего общества «Казачья стража» Аркадия Крамарева, что он думает об  этой истории и кого в России можно считать казаком, а кого нельзя.

- Что думаете о письмах, которые писали от имени казаков?
– Конечно, они дискредитируют нас, мы не знаем, откуда эти люди взялись, мы очень сомневаемся, что это казаки.

- В письме указаны фамилии – у вас таких людей нет?
– Есть – это руководители  Союза казаков России. Но там написано, что это представители Петербурга, а наши руководители сидят в Москве. Причем написаны их фамилии, а имя и отчество другие.

- А что говорят об этом руководители, чьи фамилии там указаны?
– Мы спрашивали у одного из них, он сказал, что ничего подобного никогда не подписывал.

- Как думаете, зачем эти письма появились?
– Трудно сказать. Может быть, просто не хотели ставить спектакль. Но все-таки многое непонятно... Когда говорили о спектакле, у нас было мнение, что, возможно, организаторы по каким-то причинам выдумали такую штуку. Но потом появилось письмо про выставку. И стало совсем непонятно, кто это сделал, -  не станет же Пиотровский себе такое придумывать!

- А вообще взгляды, изложенные в письме, могут принадлежать казаку? Теоретически мог это кто-то из них написать?
– Казаки – это большое количество людей, у них могут быть разные взгляды. К тому же в городе есть люди, которые не входят ни в какие казачьи организации, но при этом считают себя казаками. Если сейчас в Питере мы начнем какие-то людоедские взгляды пропагандировать, наверняка найдется несколько человек, которые их поддержат. Из 5 миллионов 2 – 3 придурка обязательно найдется! Любые люди могут это сделать, и казаки тоже. Казаки, конечно, более патриотичные, но и в патриотических чувствах можно дойти до фанатизма! Казаки трепетно относятся к свободе, в том числе и свободе слова. Но и свобода – это вопрос самоограничения, самодисциплины.

- Вы будете искать авторов письма?
– Да, есть такая идея – найти и всыпать им, чтобы больше от имени казаков таких писем не писали. Среди своих мы проверили. Теперь ищем просто из интереса – зачем они это делают.

- Кто вообще может считать себя казаком?
– Казаком может считать себя тот, кто происходит из казаков, потомственный казак. Но есть и специальные процедуры, когда людей принимают в казаки: собирается определенный круг казаков и принимает тех, кто по моральным качествам подходит.

- Какие это качества?
– Готовность к государственной военной службе, православная вера и поведение в быту – я имею в виду общечеловеческие правила: чтоб не врал, не воровал и так далее. Это проверяется путем опроса знакомых.

- А исключить из числа казаков можно?
– Считается, что лишить казачьего звания сейчас невозможно, как и гражданина России нельзя лишить гражданства: если он гражданином страны родился – это прирожденное качество. Если вы блондин – разве можно вас лишить звания блондина? Исключить могут из станицы, но лишить звания казачьего невозможно.

- А может ли так быть, что человек подходит, но по какой-то причине его не возьмут?
– Ограничения определяют казаки во время собрания круга. Они далеко не любого примут. Немало было случаев, когда не принимали. Причем они могут оказать, не объясняя причин – как нам в американской визе.

- Часто люди приходят, говорят: хотим в казаки?
– Довольно часто, особенно сейчас. Казачество сильно рассеяно по России. В Коми сейчас казаки чуть ли не из Ростова-на-Дону, потому что туда ссылали целыми станицами. Потомки тех, кто уцелел, до сих пор живы, есть масса смешанных браков, когда отец казак или мать казачка. И дети часто испытывают интерес к своему казачьему прошлому – за счет таких у нас пополняются ряды.

- Но родственников-казаков иметь не обязательно?
– Необязательно.

- Много казачьих организаций в России?
– Союз Казаков России – это общественная организация, объединяющая казаков, которые не подали заявление о готовности нести государственную службу. И есть еще реестровые казаки – которые заявили о готовности или уже несут государственную военную службу. Я у них атаман. И все. Дальше идут станицы отдельные, в Петербурге организован отдельный Северо-Западный казачий округ.

- Что дает принадлежность к казачьей организации?
– Ничего не дает, только берет. Служить отечеству надо. Например, казачья милиция работает на свои деньги, на своем транспорте, никто ничего казакам за это не платит. Сейчас будем развивать добровольную экологическую полицию, чтобы хоть немного защитить наши леса, пока их не разворовали и не сожгли.

- То есть все только на энтузиазме?
– Так и положено казаку, исторически так всегда и было. Скоро еще будут организовывать, как обещал нам президент, отдельные казачьи части, казачьи дивизии. Как это было раньше когда-то...

- А законов, регулирующие положение казаков, много?
– Да, очень  много законодательных актов, только толку от них нет. Например, давно надо было прописать, как границу охранять. У нас наркотики можно ввозить свободно и спокойно через южные границы – это все знают. Надо границу закрыть. Пусть будут союзные отношения и что угодно, но граница должна быть закрыта. Южная граница с Казахстаном – 7 тысяч километров.  Должны сохраняться и границы с Китаем. Беречь надо Россию, а мы не бережем. А ведь раньше были казачьи войска на границе. К сожалению, никакого движения в этом направлении нет, разговоры только.

- Вы пытаетесь это изменить?
– Каждый раз, как мы собираемся, обсуждаем это и отправляем предложения в Москву. Нам отвечают: мы изучаем. Однажды я и с президентом говорил о казачьих границах, он говорит: представьте ваши предложения. Я представил – там они и умерли, в Главном управлении казачьих войск.                  

Анастасия ДМИТРИЕВА











Lentainform