18+

Какие спектакли надо запретить в Петербурге

30/10/2012

Едва ли не главным театральным событием недели, затмившим все остальные, стала лихая атака группы лиц, назвавших себя петербургскими казаками, на старенький спектакль Леонида Мозгового «Лолита», который тот намеревался сыграть в музее современного искусства «Эрарта».

         Озабоченные не иначе как падением нравственности «петербургские казаки» желали немедленно освободить несовершеннолетнюю гражданку США от сексуальных притязаний странного субъекта с подозрительной фамилией Гумберт. И тот факт, что роман Набокова – шедевр, их, разумеется, не остановил. «Брешешь, как элемент!» – вот что должен ответить всякий уважающий себя петербургский казак любому некстати подвернувшемуся филологу.

Леонид Мозговой, которому  только казаков не хватало на спектакле, отменил показ. Но возникает вопрос: кто следующий? Какие еще спектакли могут вызвать праведный гнев столь уважаемой (хотя и пока невидимой) группы взволнованных граждан? Проведя изучение репертуара петербургских театров, я выяснила, что Петербург – это просто рассадник порока, буквально «город грехов», не хуже чем в комиксах у Фрэнка Миллера. И до звания казачьей станицы ему еще ох как далеко.

На всем скаку, даже не меняя направления атаки, казаки непременно должны с посвистом ворваться во двор Театра на Литейном (и еще в пару театров поменьше). Там идет «Ромео и Джульетта». Джульетте, согласно тексту скрытого педофила, «нет еще четырнадцати лет». Родителей лишить родительских прав, а ее в детдом, однозначно! Кормилицу, допустившую ночное свидание, арестовать немедленно, то есть, как теперь следует говорить в Петербурге «зараз». Ромео сядет, и надолго. А Меркуцио пусть докажет, что он не гей (это, кстати, трудно). То есть, я извиняюсь, нехай.

А что это за «Перезагрузка» идет в «Балтийском доме»? Отчего это там мужчина в подгузнике и чепчике бродит, а кругом суетятся дамы, с которыми он пребывал в известного рода отношениях? Тут уж не только казаки – тут лошади должны от смущения в обморок попадать. Это же прямой призыв к педофилии.

Не говоря уже о том, что в том же театре идет сомнительный для каждого пытливого хоругвеносца спектакль «Мастер и Маргарита». Вы вдумайтесь: Москву посетил дьявол, а ФСБ не добилось от него явки с повинной. Это же подрыв веры в самое дорогое!

А там еще и «Тартюф» (да и не только там) – прямое оскорбление чувств верующих. Три века подряд оскорбляют. Нешто на Комеди Франсез вовремя казаков не нашлось?

Да и «Остров сокровищ» (в том же театре, что характерно) – очень подозрительное произведение. Кто там герои – пираты? Что это за засилье иностранщины? Это непатриотично! Должны быть казаки. Прекрасный сюжет: куренной атаман зарыл где-то за Тихим Доном кубышку с царскими червонцами. Одноногий хорунжий Серебряный и слепой есаул Пью эту кубышку непременно намереваются добыть. Дальше нехорошо может выйти – сомнительный отрок какой-то появляется, не ровен час не поздоровится отроку – автор уж больно зловредный попался. Стивенсон. Еврейская фамилия, не иначе.

И это еще казачий разъезд не распряг коней у театра имени Комиссаржевской. Тут зараз не справиться, всем гуртом идти надо, разъяснять этот театр. «Один голый, другой во фраке», «Sex comedy в летнюю ночь» (они еще и по-иностранному неприличные слова говорят, хоть постыдились бы!), «Эрос», «Карусель любви». И даже «Живой товар» – это не полезная критика рабовладельческих пережитков в Америке, а опять-таки гнусный адюльтер, прости Господи!

Кстати и особо чувствительным православным за оскорблениями далеко ходить не надо: спектакль «Недалеко от Бога» – это вовсе не жизнеописание Патриарха Московского и Всея Руси (как все сразу подумали), а комедия из жизни сионистов. И что это за название «Мыльные ангелы» – на что артисты намекают? Оскорбить хотят?

Не отстает от эротоманов и богохульников из Комиссаржевки и театр Буфф. «Грешить не возбраняется» – так прямо на афише и пишут. Вы казаков спросили, возбраняется или нет? Другой спектакль – «Казанова в России» – сразу виден иностранный след, итальянские шпионы роют тайный канал от Венеции до Петербурга, чтобы развращать местное население (уж и почву готовят, слыхали про «Северную Венецию»?). И – верх цинизма: спектакль «Ты мой Бог!» – это вовсе не инсценировка жития Владимира Путина, а все те же непотребные кривляния про страсть и ревность.

В Театре комедии, казалось бы, одном из самых благонадежных, тоже не все чисто. То публику учат, как выкручиваться, будучи двоеженцем («Слишком женатый таксист»), то сильно пожилая дама пристает к трепетному юноше – а паспорт-то не проверила, может, он несовершеннолетний («Гарольд и Мод»). А есть там названия напрямую антиправительственные: «Не все коту масленица» (!), «Кошка, которая гуляла сама по себе» (как это за «сама по себе» – без атаманского дозволения, что ли?!). Ну и окончательно выдали себя скрытые вредители спектаклем «Доктор философии». У нас же теперь даже в МИФИ кафедра теологии. Надо переименовать в «Доктор теологии». Вот погодьте трошки, казаки разницу объяснят.

Осталось так, по мелочи, чтобы два раза шашкой не махать. В театре на Васильевском «Старик Хоттабыч» идет – старый мусульманин на мальчика по имени Волька покушается (Волька – это же Владимир!). Недавно вышел спектакль «ART» – тут все просто, это пропаганда дегенеративного искусства, тут и без казаков, одними учителями церковно-приходских школ обойтись можно. Не пропустили бы они «Синие розы» в Молодежном театре – розы должны быть нормального цвета, красные или белые, беззащитны шипы. Все другое – это происки Марата Гельмана.

Спектакли «Приюта комедианта» с пропагандой проституции и бесовщины («Дама с камелиями» и купринская «Олеся») – это казакам разъяснить даже и в охотку выйдет. Дело привычное.

Фронт работ у петербургских казаков и их единомышленников немалый. Открыто на публике они, правда, появляться не спешат, не иначе – отмашки ждут. Эту временную передышку петербургские театры должны использовать с умом. И заранее начать готовиться к их приходу.                 

ранее:

«Лондон – самое опасное место на земле, там живет Березовский»
«Ксения Раппопорт не просто красавица и превосходная актриса. Она дива»
«Телеэкраны заполнили сериалы о простом человеке. Смотреть – невозможно»
«Свобода слова на ТВ ничего не стоит, но попробуйте покуситься на «голых и смешных»...»
Почему в Петербурге так сложно провести хороший театральный фестиваль