16+

Почему власть боится левых и преследует их

31/10/2012

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

В истории с преследованием активистов «Левого фронта» самое поразительное то, что преследуют именно левых. То есть как бы коммунистов, которыми совсем недавно были сами преследователи.


          Ведь Путину и всем нынешним большим начальникам тоже рассказывали в школе про «фабрики рабочим, землю крестьянам», их тоже заставляли вчитываться в «Манифест коммунистической партии», сдавать экзамен про три источника марксизма и отвечать на вопрос, куда ушел Плеханов (правильный ответ был, что в кусты, потому что так однажды выразился Ленин).

И вот теперь они про бывших своих единомышленников монтируют разоблачительные фильмы, ловят их около офиса ООН в Киеве, диктуют им явку с повинной и засылают к ним в камеры «проверенных» правозащитников.

Можно, конечно, думать, что власть боится левых потому, что под лозунгом социальнойсправедливости и под непреходящие стенания каждого второго таксиста на тему «какую страну развалили» они способны вывести на улицы реальные толпы, и толпы эти будут агрессивны, как бабушки, выступившие в 2005 году с палками наперевес против монетизации льгот.

Можно думать, что левая повестка действеннее либеральной, потому что народ бедствует и ему не до сменяемости и подотчетности власти. Поэтому Ксению Собчак, которая народу будто бы противна, они не сажают, а только забирают у нее на некоторое время деньги, а Удальцова со товарищи начинают прессовать так, как раньше прессовали только лимоновцев.

Но мне думается, что причина в другом. Сидящие сегодня в Кремле бывшие коммунисты мстят нынешним коммунистам за «идейность». В разваливавшемся СССР крупнейшая неприятность для людей, пытавшихся решить какую-то проблему, состояла в том, что он наталкивался на «идейного» – завхоза, директора, врача или зав. постановочной частью. Причем идейным в те времена мог быть только коммунист – все остальные идеи были вытравленными, и андеграунд процветал как раз на декларации полного их отсутствия.

А коммунисты реально мешались. И поскольку власть наша верит только в то, что сама видела, отличается долгой памятью и атрофией воображения, то и преследуют они бывших же «своих», только «настоящих». Потому что помнят: в такого упрешься – пиши пропало. О существовании каких-то других идей, кроме коммунистической, нынешние национальные лидеры не подозревают.

Отсюда вытекают и методы борьбы: надо всеми силами доказать, что эти новые настоящие – на самом деле не настоящие. Что лидер «Левого фронта» Удальцов никакой не идейный, а просто грузинский шпион, и что его соратник Леонид Развозжаев сам связал себе руки и ноги скотчем, а на голову натянул шапочку, чтобы не знать, где находится. И поставив самого себя в такое положение, написал «всю правду» об Удальцове – потому что рассказать-то ее не терпелось.

Мысль, в общем, такая, что немногие склонные к идейности россияне перестанут этим упертым верить, а все остальные будут жить себе как жили, богатеть по мере сил и развлекаться. По сценарию, который один комментатор в «Фейсбуке» изложил так: «Завтра они выстроят кордоны по всем улицам, объявят комендантский час, вырубят интернет, разгонят Думу, потом правительство, всех неугодных расстреляют на стадионе. Дальше Путину поставят трон на Мавзолее и объявят воплощением бога Ра, и РПЦ будет сжигать на костре за упоминание имени его всуе. А суетливый мегаполис будет продолжать жить своей жизнью, следить за трендами и обсуждать условия ипотеки».                 

 ранее:

С кем спят атеисты
«К трансгуманистам я до сих пор относилась иронически. Теперь смеяться не буду»
«Губернатор Полтавченко просто хочет быть для нас отцом родным»
«Любому понятно, что Москва – никакой не Рим»
«Сейчас есть бодрящая возможность пройти маршем по улице и стать политзаключенным»
«Сегодня единственная достойная профессия называется «начальник»










Lentainform