16+

Кто и как будет зарабатывать на бренде Pussy Riot

02/11/2012

Кто и как будет зарабатывать на бренде Pussy Riot

Вокруг бренда Pussy Riot разрастается конфликт. По информации "Коммерсанта", заявку на регистрацию товарного знака подала ООО "Кинокомпания "Веб-био", которая принадлежит жене адвоката Марка Фейгина. Как пишет газета, после регистрации под брендом панк-группы планируется выпускать фильмы, авторучки, печатную продукцию, в том числе афиши, буклеты и брошюры, а также одежду, значки и игрушки. Кроме того, в перечне услуг, которые предполагается оказывать от имени Pussy Riot, указаны "шоу-программы и проведение концертов".


          PublicPost связался с адвокатом Марком Фейгиным и выяснил, так ли это.

-  На фирму вашей жены уже зарегистрирован бренд Pussy Riot?
- Конечно, нет. Подана только заявка в апреле на регистрацию, о чем я много раз говорил. По письменной просьбе девушек (у меня документы об этом есть) подана была заявка, которая рассматривается в течение года. Сроки в Роспатенте — год. И только после регистрации о чем-то вообще можно говорить. Ввиду конфликта, который возник внутри группы Pussy Riot между Катей, с одной стороны, Верзиловым, который коммерчески заинтересован в использовании бренда, с другой, и Катей и Машей — с третьей, мы от участия во всем этом отказались.

- То есть девушки лично попросили о регистрации бренда?
- Да, находясь в СИЗО. Тогда бренд не стоил ни копейки, и он абсолютно никому не был нужен. В этом не было никакой заинтересованности, и никто не размышлял об этом. После того как Мадонна написала название группы на спине и т.д., вдруг всем понадобилось его зарегистрировать. И я привел в Твиттере примеры заявок неизвестных нам людей из Германии, Великобритании, Швейцарии и других мест, которые у меня сейчас есть под рукой. Я не знаю, кто это такие. У меня есть документы, им можно написать по почте, спросить: вы кто такие и какое отношение к группе имеете? Особенность бренда в том, что любой человек вправе подать заявку и получить через год-полтора право на его использование.

- Участницы Pussy Riot хотели себя обезопасить?
- Это было их требование. В тот момент было четко решено: ни в коем случае не связываться с Петром Верзиловым. Это говорилось и в письме, которые они опубликовали. Проблема была именно в этом, что Петр Верзилов хотел коммерчески использовать бренд, устраивать концерты девушек в балаклавах и тому подобное — за деньги. Это и явилось основной причиной, почему мы — на мой взгляд, ошибочно — решили помочь им в этом деле. Не надо было в это лезть, потому что никто не предполагал, чем все закончится. Ну как есть, так есть.

- Как вы считаете, почему именно сейчас возник скандал? Потому что Самуцевич вышла на свободу?
- В том числе. Потому что она вышла на свободу и тоже, я думаю, хочет коммерцией заниматься. Однако есть проблема ее конфликта с Надей и Машей относительно того, как дальше действовать. Но Самуцевич, к сожалению, заняла позицию, что именно она собирается заниматься правообладанием товарным знаком. Но опять же, какие проблемы? Я что ли должен за нее это делать? Никакой регистрации нет, и почему она требует что-то от меня, я не знаю. Поэтому ей проще всего, раз это все выпущено в публичное пространство, регистрировать бренд и все. И прекратить постоянно от кого-то что-то требовать.

- То есть вы готовы отказаться и передать все ей?
- Мы готовы просто отказаться и не заниматься этим. Ничего никому передавать и вступать в какие-то отношения я не желаю. Там есть еще две участницы, которые в тюрьме сидят.

- Вы знаете их позицию, они обсуждали ее с Самуцевич?
- Да, обсуждали. Когда я поеду к ним в колонию, то смогу еще раз задать этот вопрос. Я не видел их несколько недель. Мы сделаем так, чтобы отказаться от этого, чтобы бренд не принадлежал ни мне, ни моей жене. В какой форме это будет сделано, мы подумаем. Лучше отказаться: и пусть они сами подают заявки, делают все, что угодно.

- Какая сейчас будет процедура? Вы вот подали заявку, и...
-  Она лежит, я даже не знаю, как это делать. Честно говоря, даже процедуру не знаю, равно как и моя супруга. Никогда этим не занимались. Есть юрист поверенный.

- Что вы будете сейчас делать?
- Надо разобраться. Я думал, что давно все сделано. Когда конфликт начался, я постарался максимально дистанцироваться от всего этого. Надо просто подумать, как это все "убрать" с юридического лица, которое принадлежит совсем не тем, кому надо. Юрлицо откажется от всего этого. Сейчас не берусь это сказать. Я буду делать все, чтобы это никак не относилось ни ко мне, ни к моей супруге.

- Чтобы участницы Pussy Riot сами между собой разбирались?
- Да. Пусть они сами судятся между собой, с Верзиловым, с кем угодно. Моя задача заключалась в подаче заявки на регистрацию бренда, вызвана она была необходимостью защиты интересов моих клиентов. Это делал не только я. Этим занимался и Николай Полозов, и Виолетта Волкова. Все трое участниц группы нас об этом попросили.                   

publicpost.ru











Lentainform