16+

Что будет с Российской национальной библиотекой, когда оттуда уволят библиотекарей

05/11/2012

Что будет с Российской национальной библиотекой, когда оттуда уволят библиотекарей

Все смешалось в Российской национальной библиотеке. Причина понятна – готовятся массовые увольнения. Речь идет о сокращении коллектива численностью в 1730 человек на 320 человек, т.е. почти на 20%.


                Сокращение

По другим данным, циркулирующим в РНБ уже недели три, сокращение произойдет в два этапа. На первом этапе сократят примерно 20%, на втором столько же, а всего 700 человек. Список уволенных в первую очередь формируют сейчас, второй список появится к февралю 2013 г. Якобы все это делается для того, чтобы фонд оплаты труда разделить не на 1730 человек, а на 1030. Легко подсчитать, что средняя зарплата возрастет в 1,68 раза, и если сегодня она составляет 14,4 тыс. руб., то станет в будущем 24,19 тыс. руб., т.е. приблизится к средней по региону.

Правда, сразу же видно очевидное слабое место такого способа повышения зарплаты оставшимся, если отвлечься от всех иных соображений. Скажем, к 2014 году средняя зарплата в регионе станет 27 тыс. руб., что заставит руководство РНБ снова увольнять сотрудников. И так до того момента, когда в РНБ останется только «золотая десятка» – директор, его восемь  заместителей и главный бухгалтер. А так они сами по себе не нужны никому, то это путь абсолютно гибельный и бессмысленный. И именно на него встала РНБ, уверенно ведомая в пропасть генеральным директором Антоном Лихомановым.

Кто виноват?

Существуют три версии происхождения этой инициативы. Согласно первой, распространившейся среди сотрудников РНБ, возможно, с подачи администрации, был звонок из Москвы, вероятно, из Министерства культуры, с приказанием «срочно, до 15 ноября, сократить число сотрудников, а оставшимся поднять зарплату до средней по отрасли». И после этого звонка администрация РНБ будто бы и начала готовить сокращение – сначала на 20%.

Вторая версия появилась на этих днях, после того как «Фонтанка.ру» запросила Министерство культуры. Статс-секретарь министерства Григорий Ивлиев ответил: «Минкультуры России не принимало никаких решений о сокращении сотрудников РНБ. Минкульт направил в 9 подведомственных библиотек, в том числе и РНБ, письма с просьбой представить предложения по оптимизации деятельности. До сих пор ни одно из учреждений официально свои предложения не внесло, у них для этого есть время до декабря. Разумеется, если директор какой-то из библиотек все предложения по улучшению работы сведет к сокращению штатов, такие идеи приняты не будут. В ближайшее время проясним вопрос, почему и зачем руководство намерено увольнять сотрудников».  

Если верить Ивлиеву, приказа министерства сокращать сотрудников РНБ не было. Однако, как известно, нацисты, занимаясь «окончательным решением вопроса», тоже не афишировали, что имеется в виду на самом деле. Поэтому официальных решений могли не принимать, а тайный звонок мог при этом быть. И сильнейшее давление потом.

Письмо, о котором Ивлиев упоминает, было направлено министерством 22 июня 2012 г. (№ 81 – 01 – 39/04 – АБ), в нем со ссылкой на указ президента от 7 мая 2012 г. № 597, которым предусматривалось повышение оплаты труда работников учреждений культуры и доведение к 2018 г. среднего уровня зарплаты до средней зарплаты в регионе, было предложено до 1 августа 2012 г. разработать правовые акты для поэтапного повышения заработной платы работников культуры и предусмотреть «бюджетные ассигнования на их реализацию при формировании соответственно федерального бюджета и бюджетов субъектов РФ» на 2013 – 2015 гг.

Приложение 5 содержало четыре предложения «по совершенствованию отраслевой системы оплаты труда учреждений культуры». В нем было указано, что «предложения должны быть направлены: 1. на реализацию принципа «деньги в обмен на реформы»: приоритетное повышение зарплат эффективным работникам в учреждениях, демонстрирующим высокие результаты деятельности… 2. поддержку работ, обеспечивающих внедрение информационно-коммуникационных технологий… 4. снижение численности наиболее низкооплачиваемых работников.

Опять же об увольнении на 20 или 40% речь не идет. Снизить численность наиболее низкооплачиваемых работников путем их увольнения – это, конечно, остроумно, но прямо противоречит смыслу письма Минкульта.   

Так что по второй версии массовые увольнения – это инициатива руководства РНБ. Причем, пока персональный список увольняемых неизвестен.

Кстати, из уст Владимира Александрова, и.о. генерального директора (Лихоманов оказался почему-то в Ташкенте) прозвучала третья версия: увольнение 320 сотрудников было собственной инициативой РНБ, но поддержанной Министерством культуры. Однако зам. министра Ивлиев заявил, что об увольнениях впервые слышит.

Скорее всего, Минкульт потребовал от руководства РНБ сокращений, приказав скрывать роль министерства и взять всю ответственность на себя.

Приказ № 312

В понедельник 29 октября 2012 г. и.о. генерального директора В. Александров издал приказ «О внесении изменений в штатное расписание». А. Лихоманов, таким образом, спрятался за спиной у В. Александрова. Приказом № 312 сокращено 320,5 штатных единицы: 8 в административных подразделениях, 214 в научно-производственных, 59,5 в научных и научно-вспомогательных и 39 в производственных.

Это, кстати, тот Александров, зам. генерального директора по административно-хозяйственной деятельности, который руководил скандальным ремонтом в 2008 г., когда вдруг исчезло антикварное библиотечное оборудование из трех залов корпуса Росси РНБ (см.: «Город». 2008. № 16. 19 – 25 мая). Антиквариат якобы вывезли на некий склад, но показать его на складе представителям общественности отказались, и только вмешательство общественности, в частности, А. Солженицына, подключенного А. Сокуровым, превратило скандал во всемирный (нобелевский лауреат!) и заставило поставить в залы после ремонта не металлические убогие стеллажи, как это сделали в универсальном читальном зале, а оригинальное деревянное оборудование, напоминающее то, которое было до ремонта и соответствующее по стилю этим старинным помещениям. Так что Владимир Александров – фигура известная.

В прессе уже сообщили, что в РНБ сокращены 15 дворников, однако существеннее иное. В информационно-библиографическом отделе сокращено 16 штатных единиц, в отделе фондов и обслуживания 75, в отделе обработки и каталогов 37, в отделе комплектования 15. Это отделы научно-производственные. По научным подразделениям сокращено 9,5 штатных единиц из 32 в отделе библиографии и краеведения (ОБиК), причем, группе краеведческой библиографии не сокращен никто, потому что в ней всего 2 человека, а в группе литературной библиографии из 10 человек сокращено 5 (впрочем, к моменту выхода статьи данные могут измениться). Это практически парализует работу. К тому же уволено много действительно ценных специалистов, а многие исключительно на том основании, что они работали на полставки.

При этом ни один из восьми (по другим данным пяти) заместителей генерального директора не сокращен, хотя все мои собеседники в один голос утверждали, что если и начинать увольнения, то именно с этого уровня. И все мои агенты называли две фамилии особо нелюбимых замов. Думаю, посвященным в проблематику понятно, о ком идет речь. Упоминали также Е. Тихонову – в связи с тем, что она одновременно занимает две должности – заведующей информационно-библиографическим отделом и секретаря РБА – Российской библиотечной ассоциации. У кого-то отняли полставки, а у кого-то остается две.

Сейчас с приказом № 312 знакомят всех сотрудников РНБ и требуют, чтобы они подписью подтверждали факт ознакомления, имея в виду ст. 81 Трудового кодекса (расторжение трудового договора при сокращении численности или штата работников организации). Фактически это означает предупреждение: уволен может быть любой.

Некоторые полагают, что на этих 320 с половиной штатных единицах дело остановится. Думаю, что нет, поскольку расчет повышения средней зарплаты в 1,68 раза основан на увольнении примерно 700 человек.

Мифы

То, что в РНБ сокращают научные подразделения, для меня не удивительно. Начальство всех уровней не понимает, зачем в XXI веке нужны библиографы и библиографии. Этого не понимает руководство как Минкульта, так и РНБ. Их сознание заполнено двумя мифами.

Первый миф – о том, что книга отмирает, потому что «в интернете всё есть». На самом деле есть лишь малая часть, а попадание в интернет бессистемно. Контент интернета создается совершенно случайным образом. Между тем многие убеждены, что книги уже не нужны и скоро исчезнут. Зам. министра культуры Иван Демидов недавно посетил наш Институт истории искусств (Исаакиевская пл., 5) и в библиотеке института изрек замечательную фразу: «Библиотеки сохранятся только в тюрьмах и домах престарелых». Совершенно очевидно, что исходный импульс идет с самого верха.

Помню, был такой анекдот: Григория Романова водят по рукописному отделу Пушкинского дома, показывают рукописи Пушкина. Он смотрит, смотрит и спрашивает: а это все издано? Да, конечно, отвечают ему. Так зачем хранить эти рукописи?.. Думаю, что это лишь анекдот, но нынешние менеджеры от культуры думают именно так. К тому же число посещающих крупные библиотеки сократилось, из чего делается вывод, что это произошло из-за интернета.

Да, студенты пользуются интернетом и используют его как замену библиотеки и книг, на самом деле неравноценную, но возможную. Однако из этого не следует, что и полноценную научную работу можно написать, пользуясь в основном интернетом. Критерий посещаемости крупнейших библиотек давно нужно было удалить из числа фиксируемых показателей работы, однако он все еще существует и теперь злонамеренно используется.

Второй миф ненужными считает библиографов: малограмотные люди уверены, что интернет их заменяет. В РНБ эта идеология идет еще от Е. Жабко, прежней заведующей информационно-библиографическим отделом, а теперь поддерживается Е. Тихоновой, унаследовавшей должность Жабко после ее ухода в Президентскую библиотеку. На самом деле поисковые роботы не могут заменить профессионального библиографа. Если библиографов заменить поисковыми роботами, вся работа по поиску станет неэффективной, потому что результатом будет только халтура.

Интернет и поиск в нем – это случайность и стихия. Полагаться на нее в научной работе невозможно. Без систематично и научно подготавливаемых библиографий научная работа невозможна.

Чтобы это понимать, надо знать, как поиск производится, но для этого нужно образование в области computer science. Для начала рекомендовал бы почитать о законе Ципфа, принципах работы поискового робота и синонимайзерах. После этого станет ясно, как идет поиск через отбор сайтов и их тематическую идентификацию, и будет очевидно, насколько случайны результаты, который выдает поисковый робот. К тому же библиограф просматривает для включения в научную библиографию книги и журналы, в интернете отсутствующие, а таких большинство.

Пропал калабуховский дом!

Публичная библиотека всегда была не только хранилищем книг, но и научно-исследовательским институтом по библиотековедению и библиографоведению. Здесь же готовились уникальные библиографические издания – например, «Русские писатели. Прозаики» и «Русские писатели. Поэты». Для тех, кто занимается гуманитарными исследованиями, представить работу без этих книг, коллективная работа над которыми ведется много лет, невозможно. Между тем группу, которая эти библиографии создает, сокращена с 10 до 5 человек. Там на самом деле надо было человек 20 – 25.

В последние годы в отделе библиографии и краеведения ведется работа над указателями содержания памятных книжек губерний и областей Российской империи (Н. Балацкая и др.). Для тех, кто занимается историей и краеведением, эти книги – серьезный инструмент повышения эффективности работы. И если говорить об эффективных работниках РНБ, то это, прежде всего, те библиографы, которые создают базу для эффективных гуманитарных исследований. Потому что эффективность гуманитарных исследований зависит, в первую голову, от эффективности поиска источников. В группе краеведческой библиографии работает двое, по имеющейся информации, пока они уцелели.

Февральское сокращение 2013 года еще на 380 человек, если оно действительно случится, навсегда покончит с наукой в РНБ. В таком случае особенно смешно будет выглядеть заместитель гендиректора по науке В. Фирсов.

Нынешнее сокращение коснулось и информационно-библиографического отдела, где тоже ведется интенсивная работа по составлению библиографий, а кроме этого обслуживание читателей. В этом всегда была заключена уникальность Публичной библиотеки: отраслевые залы (литературы и искусства, социально-экономический, техники, медицины) с осмысленным подбором литературы в подсобном фонде и специализированная библиографическая группа для каждого зала. Публичка этим славилась, сюда специально ходили, чтобы получить библиографическую консультацию.

Но сначала были ликвидированы специализированные залы и организован УЧЗ – универсальный читальный зал. И теперь поступает информация, что Е. Тихонова, в подчинении которой находятся библиографы, консультирующие читателей, ведет дело чуть ли не к тому, что не должно быть библиографов по литературе или медицине, а должны быть некие универсальные проводники по интернету. Потому что книга скоро исчезнет, а библиографы отомрут вследствие ненужности. К тому же Тихонова настаивает на сокращении времени работы библиографов в читальном зале: библиотека работает с 9 до 21, а библиографы по ее замыслу должны работать с 11 до 19 час. Четыре часа в день читатели будут лишены библиографической помощи.

Если к тому же сопоставить ужасное состояние каталогов РНБ и сверхдлинные сроки обработки поступающих книг с сокращением численности отдела обработки и каталогов, то останется лишь повторить знаменитую фразу профессора Преображенского: «Пропал калабуховский дом!».                 

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ, фото vk.com/publichka_spb











Lentainform