16+

Сколько денег можно получить в России за моральные страдания

07/11/2012

Сколько денег можно получить в России за моральные страдания

Громкая новость прошлой недели: вратарь «Зенита» Малафеев должен получить 75 тысяч рублей за моральный вред, который причинил ему телекомментатор Губерниев. Почему суд решил, что обидчик навредил истцу именно на 75 тысяч, хотя сам Малафеев уверен, что пострадал на полтора миллиона?


               Кто, сколько и за что вообще получает компенсацию в России за моральный  ущерб? -  разбирался Online812.

В августе прошлого года телекомментатор Дмитрий Губерниев в беседе с коллегой нелицеприятно высказался по поводу вратаря «Зенита» Вячеслава Малафеева и его погибшей супруги. Его слова попали в интернет-трансляцию. О том, что разговор транслируется в интернет, Губерниев не знал. Разгорелся скандал. Малафеев подал в суд, потребовав с Губерниева 1,5 миллиона рублей в качестве компенсации морального вреда за оскорбление. Суд удовлетворил иск, но лишь частично: Губерниев должен заплатить Малафееву 75 тысяч рублей  – в 20 раз меньше, чем хотел истец. Обе стороны остались недовольны. Один считает, что сумма слишком мала, чтобы залечить душевную рану. Другой  – что вообще ни в чем не виновен. Как же суд рассчитывает справедливую сумму? И какова по российским меркам материальная компенсация за моральный вред?

Чтобы это выяснить, Online812 проанализировал громкие судебные решения по «морально вредным» делам за последние годы. Из полученной информации можно сделать вывод, что в России существуют неформальные расценки на моральный ущерб. Хотя размер компенсаций и сильно варьируется (см. таблицу). Анализ основан на открытой информации о деятельности судов и не претендует на статистику.


Сколько денег можно получить в России за моральные страдания


Сколько денег можно получить в России за моральные страдания


Сколько денег можно получить в России за моральные страдания


Сколько денег можно получить в России за моральные страдания

Компенсация морального вреда за оскорбление  для России пока явление новое, хотя суды все чаще встают на сторону обиженных и оскорбленных. Суммы этих компенсаций колеблются от 30 до 100 тысяч рублей. Хотя сами истцы требуют, как правило, в десять-сто раз больше. Например, 100 тысяч  недавно выиграла у журнала Андрея Малахова обиженная им певица Альбина Джанабаева, требовавшая за обиду 6 миллионов. Другая певица Елена Хрулева (Ваенга) на днях отсудила у «Собеседник Медиа» тоже 100 тысяч рублей (просила 7 миллионов)  за то, что журналисты публично заподозрили ее в том, что она – вампир.

Примерно 50 тысяч рублей «стоит» в России избиение полицейскими, не принесшее побитому тяжелых последствий. Такую сумму в качестве компенсации за моральный ущерб часто взыскивают суды в тех случаях,  когда доказана вина стражей порядка. А вот если побил сосед или хулиган на улице, то компенсация за моральный вред почему-то меньше – порядка 10 тысяч рублей.

Очень сложно в России получать компенсации от врачей. Суды часто вообще отказывают потерпевшим в удовлетворении исков, ссылаясь на то, что не доказана связь между страданиями больного и действиями медиков. Исключение – тяжелые увечья или смерть пациента. Тогда компенсации могут составлять от 300 тысяч до нескольких миллионов рублей. Например, летом этого года Новосибирский роддом выплатил 2 миллиона  в пользу девочки, ставшей инвалидом по вине акушеров.  Но за более «мелкие провинности» врачей суды назначают смешные суммы: за сломанный зуб – 3 тысячи, за проткнутое легкое – 7 тысяч.

На Западе иски, связанные с причинением вреда здоровью, – одни из самых крупных. К примеру, за неправильно сделанный аборт, в результате которого беременность продолжила развиваться, и потом у женщины родился здоровый ребенок, испанский суд заставил горе-гинеколога платить алименты. Теперь врач должен  ежемесячно перечислять «пострадавшей от беременности» по 978 евро вплоть до достижения ее ребенком 26 лет.  А еще выплатить ей единовременную компенсацию в 150 тысяч евро.

Много громких выплат были связаны с сетью «Макдоналдс». За ожог чашкой кофе – 640 тысяч долларов, за сломанную при входе в ресторан руку – 38 тысяч евро. Но такие компенсации «Макдоналдс» платит только за границей. Российские суды назначают пострадавшим несоизмеримо меньшие суммы. Так, житель Нижнего Новгорода в 2010 году отравился сэндвичем, за что получил от сети компенсацию в 1500 рублей. Поскользнувшаяся на скользком полу ресторана и получившая сотрясение мозга жительница Казани – 1000 рублей, правда, потом Верховный суд Татарстана увеличил сумму до 10 тысяч. Самую крупную в России компенсацию получил в 2011 году петербуржец, сломавший в «Макдоналдсе»  зуб о камешек в салате, – 100 тысяч рублей. При этом адвокаты ресторана  долго доказывали, что посетитель принес камень с собой и специально подбросил его в салат.

Самые крупные суммы компенсаций морального вреда в России получают родственники погибших – до нескольких миллионов рублей. Хотя не всегда понятна логика судей при назначении компенсаций.  Почему, например, за гибель ребенка под «Сапсаном» АО «РЖД»  должно заплатить родителям 160 тысяч рублей, а за смерть петербургской девочки под колесами мусоровоза АО «Автопарк № 6»  -  один миллион?

По мнению адвоката Ирины Федоровой, столь разные суммы компенсаций связаны с тем, что в России  нет сложившейся судебной практики по подобным делам.

– Закон говорит о том, что  при определении размера компенсации морального вреда суд должен принять во внимание и степень вины нарушителя, в результате действий которого наступил этот вред, и другие, заслуживающие внимания обстоятельства. То есть все очень размыто. Размеры компенсаций не определены законом. На Западе, где суммы больше, просто есть сложившаяся практика. У нас ее нет,  – объясняет юрист.

По ее словам, чтобы обосновать, что кому-то нанесен моральный вред, в суд нужно представить доказательства того, что человеку причинены нравственные или физические страдания. Например, принести справку от врача о том, что из-за переживаний подскочило давление, или возникли проблемы психологического характера. Или возникли сложности на работе, о чем могут в качестве свидетелей рассказать коллеги.

– Это могут быть любые вещи, которые доказывают, что человеку в то время было плохо. И это «плохо» связано с тем, что произошло, – говорит адвокат Федорова.                     

Мария ГОРДЯКОВА











Lentainform