16+

Чем российский разведчик отличается от Джеймса Бонда

09/11/2012

Чем российский разведчик отличается от Джеймса Бонда

5 ноября в России празднуют День военного разведчика - этот день считается датой образования ГРУ (Главного разведывательного управления Генштаба ВС РФ). О том, насколько современный разведчик похож Джеймса Бонда, мы говорим с полковником запаса ГРУ, кавалером орденов Боевого Красного Знамени и Красной Звезды Андреем ШУЛЬЦЕМ.


             - Как вообще становятся разведчиками, попадают в ГРУ?
- Не всем разведчикам обязательно попадать в ГРУ. Это военная разведка. А есть еще космическая разведка, экономическая, техническая. И только войсковая касается моей прежней службы. Офицеры, которые подбирают кандидатов, должны проводить селекцию, собирать о кандидатах положительные и отрицательные отзывы, изучение человека может длиться даже не один год...

- Среди кого они ищут кандидатов?
- Смотря для каких задач. Если задача аналитическая – значит, им нужен человек, склонный к анализу, работе с данными, способный делать выводы. То есть его можно найти в гражданском вузе. Если находят такого – человека привлекают к сотрудничеству. На добровольной основе, конечно.

- Много снято фильмов о разведчиках, и все равно не очень понятно, чем они занимаются.
- Конечно, это область знаний для достаточно замкнутого круга людей. Образ у нас не должен ограничиваться образом из песни «Я был батальонный разведчик». Этот образ мы вынесли из Великой Отечественной войны, потому что тогда не было ни космической, тем более радиотехнической и радиолокационной, которые есть сейчас. Специальность разведчика может различные конфигурации принимать. Это может быть человек, который сидит в офисе и анализирует поступающую информацию. Это и технический персонал, который занимается радиоперехватом, радиолокацией. Или войсковая разведка. Возьмем, например, события в Чечне в начале 2000-х. Там участвовали не только разведбаты дивизий. В каждой части всегда есть свои разведывательные органы. Эти люди ходят в рейды, если нужно захватить «языка» или обнаружить скопления противника. Они должны также анализировать направленность удара, чтобы дать возможность своим войскам упредить противника в развертывании — есть такой термин.

- В США то и дело ловят российских нелегалов. А зачем нужны нелегалы, если данные можно получать из открытых источников и спутники из космоса все видят?
- Было такое высказывание, не помню, кто сказал: пока нога солдата не ступит на вражескую территорию, эта территория не завоевана. Это образ, который можно сравнить и с действиями нелегалов. Пока разведчик или агент воочию не увидит и не подтвердит, что да, он держал в руках те или иные документы, видел объект или скопление противников — документов, объектов и скоплений, можно считать, нет. Все технические виды разведки, имея ряд преимуществ, имеют и недостатки. Технику, как известно, можно обмануть. Например, это делается в ходе радиоигры.

- Почему так часто ловят наших нелегалов?
- Эти агенты не относятся к ГРУ.

- А к какой структуре они относятся?
- Я не знаю точно, думаю, мне не стоит отвечать на этот вопрос. Вообще с началом перестройки мы стали много говорить о военных секретах, всем стало известно, что есть такой орган как ГРУ. 20 лет назад об этом никто ничего не знал вообще. Это говорит о том, что система правильно работала, конспиративно. Тихо, без шума, выполняла ту важную работу, которую ей доверило государство. И вся эта шумиха вокруг ГРУ не нужна.

- И поздравлять сотрудников ГРУ не надо?
- Поздравить разведчиков – да, нужно, особенно тех парней, которые мокнут под дождем, мерзнут под снегом или плавятся под солнцем, выполняя задачи, опасные для жизни. Ведь с разведчиком расправляются, как со снайпером, – в первую очередь. Потому что он опасен для противника и полезен для нас. Эти ребята несут службу сейчас в Закавказье, в Заполярье, в горячих точках, на локационных станциях, на кораблях радиоперехвата… И я хотел бы их в первую очередь поздравить — этих черновых рабочих разведки.

А вот всякие экзотические агентурные куклоподобные ситуации — это все не работа и не реальность. Работу делают простые парни, о которых никто не говорит. Их большинство, это масса разведки, наиболее важная. Добытая информация потом дает основания командованию и правительству правильно оценить отношения между государствами. Мы этих ребят не знаем, не видим — но это их праздник, а не той молодежи, которая в виде агентов что-то изображала из себя, а теперь спокойно дома сидит.

- Насколько опасна служба в разведке?
- Это очень индивидуально. Зависит от места, от должности. Можно в жизни сделать один смелый шаг — и он будет расценен как подвиг. Но я считаю, что достойной внимания является целеустремленная работа разведчика, который изо дня в день работает в каком-то направлении в интересах родины. Хотя, конечно, некоторые должности больше насыщены риском — деятельность разведчиков спецназа самая опасная, дальше некуда. Если человек находится под прикрытием – тоже может быть провал. Его могут не обнаружить контрразведка страны предназначения, но, к сожалению, могут сдать свои. У нас такое сейчас сложилось общество, что все чаще случается, что бывший начальник вдруг куда-то уезжает за границу — и сдает своих разведчиков. Это просто позор для службы и для страны. И сейчас такой риск есть. Он появился недавно, хотя в СССР тоже был.

- С чем это связано?
- С общей коррумпированностью общества. И с падением морали. Я говорю не про наше управление. Про общество в целом.

- Каждый новый фильм про Джемса Бонда выходит в прокат незадолго до 5 ноября. Как думаете, американцы случайно так делают?
- Не знаю, но если это не случайность – я считаю, что мы должны быть гордыми. Уважают, значит.

- Насколько работа разведчика похожа на то, что в фильмах про Бонда показывают?
- К Джеймсу Бонду она не имеет никакого отношения. А, допустим, фильм «Честь имею» – про войсковую разведку, десантников, – с грязью, со смертями, с внутренней жизнью коллектива, дружбой и враждой – вот это правда.                     

Анастасия ДМИТРИЕВА











Lentainform