16+

Байки Ильи Олейникова о его жизни

12/11/2012

Байки Ильи Олейникова о его жизни

«Городок осиротел. Не стало Ильи Олейникова», - с этими словами открывается сайт любимой многими передачи «Городок». С нее началось звездное восхождение артиста, имя которого знала вся страна.


                  Сердце артиста остановилось 11 ноября в 4 часа утра в 122 больнице в Петербурге, куда он был экстренно госпитализирован 31 октября. По иронии судьбы, шесть лет назад Олейников снимался в этой больнице в фильме «Перстень наследника династии». Тогда весь медицинский персонал был от него в восторге...

Причина смерти Ильи Олейникова — остановка сердца. Незадолго до смерти 65-летний артист курс химиотерапии, организм был ослаблен агрессивным лечением и не выдержал осложнений после простуды, вызвавшей воспаление легких. Актер не любил говорить о своих болячках, поэтому в курсе его проблем были только самые близкие люди. Для остальных — поклонников и коллег он так и остался веселым чудаком с усами.

В 90-е его образ интеллигента, который никак не может устроиться в жизни, был близок многим. За это его и любили. Если смотреть на биографию Ильи Олейникова, то кажется, что он всю жизнь играл самого себя.

Илья Олейников родился в Кишиневе спустя два года после окончания войны. «В детстве мне казалось, что это гигантский город, вроде как Москва или Нью-Йорк, – признался он в одном из своих интервью. – Позже я понял, что все познается в сравнении. Мы жили в деревянном доме — чем-то среднем между туалетом и африканской хижиной. Все в одной комнате: мама, папа, я и старшая сестра. Удобства же были в соседнем дворе, поэтому по ночам нужду справляли в ведро, отчего вся семья просыпалась. Напротив нас жили цыгане, они что-то всегда праздновали, и это часто заканчивалось жуткой дракой. Как-то, помню — мне тогда было 4 года, — слышим крик «Валеу!», что по-молдавски значит «Караул!». Смотрим — бежит мужик, а у него из спины топор торчит и кровь хлещет».

Все истории, которые он рассказывал о себе, были похожи на байки. Вот, например, как он рассказывал о трагедии своей семьи:

«Моя мама, Клара Борисовна, была женщиной тихой, спокойной, философского склада. Готовила очень хорошо. А папа, Лев Нафтулович, был полной ее противоположностью — такой рубаха-парень, мне казалось, его знает весь Кишинев. Да так оно и было. Еще мне казалось, что папа не столько работает (он был шорником — это человек, который изготавливает хомуты. Папа держал лавочку на рынке), сколько выпивает с друзьями. Тоже правильно казалось… А еще у папы была дама сердца, и все об этом знали — и мы, дети, и мама (она очень от этого мучилась, бедненькая. Но бросить папу не могла — любила!), и муж этой женщины. Он был начальником милиции и грозился папу пристрелить. Но потом смирился, потому что, как и все остальные, понял, что с этой страстью ничего поделать нельзя: это была стихия, как ледоход, как явление природы. Этот роман длился лет сорок. Когда мама умерла, папа уехал в Израиль к дочке, и эта женщина (а им было уже под 70) очень переживала разлуку, и папа тоже переживал. Но его подруга писала ему, что не может бросить больного мужа — как ни странно, все они были, по сути, глубоко порядочными людьми. Когда муж этой женщины умер, она начала собираться к папе. Но тут умер папа. И эта женщина не выдержала и тоже вскоре умерла. Такая вот история — не Ромео и Джульетта, конечно, но тоже очень трогательная».

Из Кишинева он переехал в Москву, где поступил в Московское государственное училище циркового и эстрадного искусства. Жизнь приезжего студента была тяжелой:

«Я учился на отделении клоунады и стипендию получал поистине клоунскую. Двадцать рэ. Чтобы хоть как-то пополнить свой бюджет, мы все время находились в поисках побочных средств к существованию… Мы надевали на себя рыжие парики, красные носы и стояли у метро с плакатами типа: "Не дайте погибнуть молодому дарованию". Почему нас не забирала милиция — не знаю».

После окончания института он многие годы проработал в Ленконцерте. Свою фамилию Клявер  сменил, когда женился. «Я начинал карьеру в застойные годы, и мне тогда очень деликатно намекнули, что с фамилией Клявер и жить-то неприлично, не то что со сцены выступать: поменяй, дружок, фамилию, и мы будем тебя показывать по телевидению. Я пошёл на этот страшный шаг и стал Олейниковым», – объяснял он свой поступок в одном из интервью.

До Ирины Олейниковой артист дважды был фиктивно женат ради московской прописки. Третий брак оказался очень удачным:

«Несмотря на обилие связей и женщин вокруг, я умудрился вытянуть в жизненной лотерее главный приз: ту женщину, которая стала для меня единственной на всю жизнь, — мою жену Ирочку. Мы вместе уже 30 лет, и за это время она нисколько не стала хуже. Без нее не было бы ничего — ни нашего сына Дениса, ни «Городка»».

В те годы его первым партнером и лучшим другом был Роман Казаков. Дуэт работал также с Владимиром Винокуром. После смерти Казакова, Олейникову пришлось искать нового партнера. Он долго экспериментировал, пока не встретил Юрия Стоянова. Вместе они прославились на всю страну благодаря передаче «Городок», которая вышла в 1993 году.

Илья Олейников сразу запомнился зрителям, в том числе благодаря своим знаменитым пушистым усам. Свой имидж он за последние годы практически не менял. Однажды он даже рассказал о том, почему это не удается:

«Один раз было дело, лет 6 или 7 назад. Как-то в отпуске пошел в ванную бриться. Посмотрел на себя в зеркало. Вдруг с чего-то решил, что если сбрею усы, лет на тридцать сразу помолодею. Когда сбрил, выяснилось, что не помолодел. А превратился… как бы это сказать поделикатнее? Фиг знает в кого. Жена меня, безусого, встретила криком: "Уйди, я тебя такого не знаю и знать не хочу!" Я тоже себе не понравился».

«Городок» не только выпускал регулярные передачи для телевидения, но и гастролировал по стране. Их радостно встречали везде, порою даже слишком:

«Одно время на концертах со Стояновым у нас был такой номер. Мы вытаскивали из зала зрительницу, и я на сцене как бы с ней флиртовал. Не помню, в каком городе, на сцену вылезла баба, одетая в тельняшку, здоровенная. Ручища – как моя нога. От нее метров за пять несло водкой. Она схватила меня за руку и сказала низким мужским голосом: "Я тебя хочу, ты такой крутой". Тут я растерялся. А потом минуты полторы боролся с ней, когда она пыталась стащить с себя тельняшку. И еще минут пять мы с Юрой пытались выпроводить ее обратно в зал. После этого я понял, что номер надо закрывать. Вдруг в другом городе появится такая же мадам, только более сильная? Тогда все может трагично для меня кончиться – изнасилуют прямо на сцене».

Помимо съемок, Олейников успевал многое — писал книги, записывал диски с шансоном. И даже поставил мюзикл «Пророк». Его жизнь оборвалась внезапно — близкие верили, что он идет на поправку. Чуда не произошло.                       
 
Подготовила Марина ТЕРПИНКОТ, фото gorodok.tv











Lentainform