16+

Петербургская полиция не хочет расследовать даже очевидные преступления

13/11/2012

Петербургская полиция не хочет расследовать даже очевидные преступления

Полиция не хочет возбуждать уголовные дела даже при причинении пострадавшим крупного ущерба (размером от 500 тысяч рублей). Переаттестованные сотрудники полиции научились бороться с потерпевшими.


                Такой вывод можно сделать из истории, рассказанной Online812 сотрудником аппарата одного из районных судов, ставшего жертвой сначала мошенника, а потом полицейской лени. История показательна: даже работники одной из властных «ветвей» не чувствуют себя защищенными.

Судейский работник увидел на сайте auto.ru объявление о продаже автомобиля. Аналогичные машины в соседних объявлениях стоили на 10 – 15 тысяч рублей дороже. Будущий автовладелец – назовем его Андреем – созвонился с продавцом. Встречу назначили в Приморском районе. Владельцем иномарки оказался русский мужчина лет сорока. В машине он пересчитал деньги (настоял на пересчете, потому что, по его словам, сразу после подписания договора купли-продажи он оказался бы в  уязвимом положении: по документам машина уже принадлежит покупателю). «Надо теперь отвезти деньги в банк, – заявил владелец машины. – Пусть там проверят, что деньги не фальшивые, и положат на счет». Они выгрузились на улицу и направились к банку.

Дальше, рассказывает потерпевший, все случилось очень быстро. Продавец сказал, что забыл в машине второй комплект ключей, вернулся, тут же завел мотор и уехал. Андрей заподозрил неладное сразу, через секунду догадался посмотреть на пачку денег в руках – это была «кукла». Машина умчалась, не обращая внимания на крики. Ограбленный сотрудник  суда бросился в ближайший отдел полиции – 44-й.

Он надеялся, что поймать злоумышленника будет нетрудно: от него осталось объявление на сайте, так что можно будет установить IP-адрес отправителя. Плюс – номера телефонов, да и номер машины – была же она на кого-то зарегистрирована. Все это требовало работы полиции, но все-таки – крупный ущерб – серьезная статья. (Позже  удалось найти видеозапись из интернет-кафе, откуда злоумышленник отправлял свое объявление. Так что и портрет мошенника в итоге оказался и не только словесный.)

В дежурной части заявление вписали в книгу учета сообщений и происшествий (КУСП) под номером 9660. Пострадавшему пообещали позвонить, когда будут какие-то новости. Через три недели он позвонил в отдел сам. Диалог между сотрудником судебного аппарата и девушки из канцелярии выглядел примерно так:

Полиция: КУСП 9660? Дело расследуется, есть задержанный, и он уже дал признательные показания.
Андрей: Вот здорово! А почему меня не вызывают на опознание? Вы бы позвонили, я б сразу приехал!

Полиция: Да там все очевидно, эта наркоманка попалась сразу, да и кража чепуховая.
Андрей: ??? А кто там проходит потерпевшим? Я?

Полиция: Нет, вашу фамилию я впервые слышу. А под номером КУСП, который вы назвали, оформлено дело на гражданку Г.: кража денег в магазине.

Как потом выяснилось, дело о хищении 510 тысяч рублей путем мошенничества было зарегистрировано в журнале под номером 9660а, хотя давать номера буквенные литеры запрещено приказом. Андрею сказали, что ошибку допустил полицейский практикант, принимавший у него заявление. «Ничего себе практикант – с майорскими погонами», – удивился потерпевший.

При новом визите в отдел полиции произошла более печальная сцена. Дежурный по отделу сказал, что нужный опер находится в своем кабинете на втором этаже. Кабинет был заперт на домофон. Оперативник, чей голос потерпевшему был уже знаком, ответил через дверь, что его нет. В общем, пришлось обращаться к знакомым в прокуратуру. После этого уголовное дело возбудили, что пока не приблизило его к раскрытию. Следователь встретился с потерпевшим только для того, чтобы забрать «куклу». Оперативники также сообщили, что Андрей стал жертвой серийного мошенника, за которым числится несколько похожих эпизодов. После этого Андрей стал искать на сайте подозрительные объявления, нашел одно (о продаже Honda Civic), но продавец на встречу  не пришел.

Частный детектив Алексей Трофимов прокомментировал эту историю так: полиция не слишком охотно ищет машины, даже если круг подозреваемых в угоне очень узок. «Например, у меня есть дело о краже машины из автосалона. Владелец  поставил ее туда для продажи. Видеозапись события показала, что вечером машину зачем-то перегнали из глубины салона к выходу, а в 7 утра по непонятным причинам подняли шлагбаум. Машина уехала. Причастны явно сотрудники салона, но за три месяца, с тех пор как было подано заявление о краже, в деле появились три бумажки: заявление потерпевшего, объяснение потерпевшего и справка от участкового уполномоченного, который ходил на стоянку по соседству и ничего там не обнаружил. Больше никакой работы не проводилось, даже людей из салона не опрашивали. Наверное, сотрудники полиции, которым после переаттестации положили зарплату в 50 тысяч рублей, считают, что 500 тысяч – не такой уж серьезный ущерб, чтоб ради него стоило надрываться».                   

Нина АСТАФЬЕВА, фото altai-rep.er.ru











Lentainform