16+

Почему чиновники Смольного регулярно проигрывают в судах бизнесменам

13/11/2012

Почему чиновники Смольного регулярно проигрывают в судах бизнесменам

За первую неделю ноября КУГИ проиграл (правда, еще не в последней инстанции) сразу два принципиальных для Смольного градостроительных суда. Не смог отсудить 8 миллионов за дом Рогова и изъять участок на Фонтанке, 145, где инвесторы незаконно раскурочили историческое здание.


             К чести городских властей следует сказать, что они регулярно через суд пытаются обуздать инвесторов-вандалов, но столь же регулярно терпят поражения. Что удивительно – когда Смольный судится с жителями города, он почти всегда выигрывает.

История проигрышей

Перечень судебных дел, где Смольный боролся с инвесторами, огромен. Начиная с жилого комплекса «Монблан» на Выборгской стороне, который многими архитекторами считается самой страшной градостроительной ошибкой. В 2003 году, когда шло согласование проекта, КГИОП отказался утверждать высоту. Застройщик – «Строймонтаж» – подал в суд и выиграл дело в двух инстанциях.

КГИОП «свои отказы обосновывал тем, что высота проектируемой застройки превышает параметры, заданные режимом высотного регулирования, – пишет, анализируя эту историю, известный градозащитник архитектор Павел Никонов. – Как было выяснено судом, режим высотного регулирования не являлся нормативным актом и на тот момент существовал только как проект документа, что признавал и КГИОП. Отказываясь согласовывать проект, КГИОП проявил небрежность. Он мог бы (должен был) потребовать разработки обосновывающей высоту документации, как того требует режим зоны регулирования застройки. Он мог (должен был) выступить с требованием запрета нового строительства в Объединенной охранной зоне. Но он придрался лишь к несоответствию проекта строительства проекту нормативного акта. Многое остается непонятно. Суд признал отказ в согласовании проекта незаконным. Что помешало КГИОП написать следующий отказ проекта, тщательнее его обосновав?»

Из известных историй такого рода градозащитники любят вспоминать суд «Охта-центра» против КГИОПа в 2011 году по поводу территории археологического памятника на Охтинском мысу. Сначала КГИОП сократил эту территорию, что соответствовало интересам инвестора. Два градозащитника – Андрей Воронцов и Павел Шапчиц оспорили это решение в суде и почти добились победы, но в этот момент тогдашний глава ведомства Вера Дементьева сама отменила решение о сокращении границ и дело было прекращено. Через несколько месяцев «Охта-центр» оспорил эту отмену в суде. КГИОП сдался без сопротивлений, и, таким образом, правомочным оказалось постановление о сокращении границ археологического памятника.

Впоследствии, впрочем, Шапчицу и Воронцову удалось добиться признания незаконности распоряжения КГИОП о сокращении границ археологического памятника. Однако к этому моменту сам памятник юридически перестал существовать.

«Есть много дел, где можно предполагать, что суды были проиграны специально, – считает  депутат ЗакСа Алексей Ковалев, – в частности – на примере истории с судом «Охта-центр» против КГИОП».

Новые поражения

Неудачи в судах с инвесторами, разрушающими исторические здания, последнее время преследуют Госстройнадзор. В этом году он штрафовал ЗАО «Нежилой фонд консалт» за разрушение дома на Фонтанке, 145, и подрядчиков, сносивших корпуса завода «Ладога» и «Петмола». Во всех случаях 500-тысячные штрафы были отменены судом – как правило, инвесторы заявляли, что не собираются ничего строить, а сносят просто так и потому не нуждаются в получении разрешения на строительство, за отсутствие которых их штрафовали.

КУГИ, как уже писал Online812, судится по поводу дома Рогова с 2011 года. Сейчас  чиновники безуспешно пытаются отсудить у инвесторов 8 миллионов рублей, в которые они оценили находившуюся в уничтоженном здании городскую собственность – бывшую аптеку. Судебные неудачи вызваны тем, что право собственности города на это помещение почему-то не было должным образом зарегистрировано. Еще раньше КУГИ пытался расторгнуть через суд инвестиционный договор в связи с невыполнением указанных в нем сроков реконструкции здания, но в суде указали, что инвестиционный договор уже расторгнут самими сторонами по взаимному согласию. Поэтому судиться тут не о чем. Впрочем, расторжение договора никаких последствий для инвестора, который владел всеми помещениями в доме, за исключением аптеки, не имело – главным препятствием для него был статус памятника, но эта проблема счастливо разрешилась.

В доме Шагина (Фонтанка, 145б) этой весной инвестор самовольно снес дворовые флигели, чем вызвал гнев градозащитников и Смольного. Результатом этого гнева стало обращение КУГИ в арбитраж с иском о расторжении инвестдоговора, что, в отличие от истории с домом Рогова, предусматривало бы и изъятие у застройщика здания. Однако суд решил, что претензии КУГИ – срыв срока начала работ – не являются для этого веским основанием. Таким основанием был бы срыв срока сдачи объекта, ждать которого, впрочем, недолго – до 15 ноября 2012 года.

Малоизвестная, но примечательная история месячной давности – попытка уплотнительного строительства внутри квартала за домом 7 по улице Савушкина. Компания «Северный город» приобрела стоявший там торговый ангар, на месте которого решила построить жилой дом с подземной парковкой. Обеспокоенные жители, казалось, нашли поддержку в КУГИ, который обещал оспорить довольно хитрую схему, по которой застройщик приобрел землю. Однако, подав соответствующий иск, комитет тут же заключил с инвестором мировое соглашение за 10 миллионов рублей отступного.

В ближайшее время мы будем свидетелями новой судебной битвы чиновников с застройщиками. КГИОП не согласовал историко-культурную экспертизу, обосновывавшую возможность строительства фактически на территории Баболовского парка коттеджного поселка. Инвестор подал в суд.

Глупость или измена?

Хотя в отдельных случаях судебные неудачи чиновников кажутся логичными, в совокупности история поражений Смольного в борьбе с инвесторами на фоне его легких побед над собственными жителями выглядит подозрительной. Однако дело здесь не только в модном последние 100 лет русском вопросе «что это – глупость или измена». Многие эксперты указывают, что федеральные законодатели, борясь с коррупцией и пытаясь ограничить возможности чиновников влиять на бизнес, лишают их рычагов регулирования градостроительных процессов.

«Для судов приоритетны Гражданский и Градостроительный кодексы, а они не имеют четкой привязки к законодательству об охране памятников, – заявила Online812 пресс-секретарь вице-губернатора Игоря Метельского Елена Бодрова. – В любом случае, ни существующие штрафы, ни даже уголовное преследование за снос исторических зданий ситуацию не изменят. Уголовный кодекс предусматривает слишком мягкие санкции – несоразмерные утрате здания штрафы, исправительные работы, максимально – два года лишения свободы, и вряд ли этот срок будет не условным. Поэтому единственный путь – сделать снос экономически невыгодным. Чтобы на месте самовольно снесенного здания уже ничего нельзя было построить, например. Вопрос лишь в том, как это оформить юридически.

Сегодня Петербург вышел с инициативой установления многомиллионной административной ответственности, в Думе рассматриваются поправки в федеральное законодательство об объектах культурного наследия. К сожалению, вся эта работа требует времени».              

Антон МУХИН











Lentainform