16+

«Зачем учить иностранные языки, если приоритет должен отдаваться всему русскому?»

21/11/2012

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

В последнее время очень интересно стало читать склад петиций, сайт change.org. Сначала я пошла туда по просьбе коллег из Классической гимназии – чтобы подписать воззвание против резкого сокращения бюджетных мест на филфаке СПбГУ.


               Повод такой, что на дне открытых дверей школьникам – абитуриентам филфака «сугубо предварительно» сообщили, что в ближайшем году будет закрыт прием на бюджетные места по отделениям классической филологии, новогреческой и византийской филологии, библеистики, математической лингвистики, зарубежной литературы, ряда направлений кафедр славянской и скандинавской филологии и т. д. Это, разумеется, совершенно неразумно, потому что если где-то еще и занимаются делом, то именно там – на кафедрах «мелких», никому не нужных языков.

Самое обидное, что битву с языками нельзя назвать явлением сугубо российским. Профессор университета Торонто Пол Коэн пишет в журнале Dissent, что у них закрытие языковых отделений сопровождалось открытием обширной пристройки к бизнес-школе. Хотя разница все же есть. В штатах закрытие филфаков оправдывают глобальной экспансией английского. В некоторой логике этому обоснованию не откажешь: зачем учить иностранные языки, если все и так говорят на твоем родном? Наш теряющий носителей язык особой экспансией похвастаться не может. То есть с логикой как будто туговато.

Но это пока не почитаешь сайт change.org дальше. Потому что там есть еще петиция от профессора философского факультета МГУ Виктора Шаповалова Комитету Госдумы по образованию. Заслуженный профессор просит «произвести проверку» родного факультета, где «регулярно нарушаются принципы, которые провозгласило высшее руководство страны в целях патриотического воспитания молодежи», не раскрывается должным образом роль православия в истории России и не отдается приоритет изучению русской философии.

Философский факультет СПбГУ после прочтения этой петиции должен вздохнуть с облегчением: там русская философия успешно внедряется профессором Замалеевым аж с 1991 года. Студенты стонут, но заучивают: протестантизм изобрел не Мартин Лютер, а Владимир Красное Солнышко. Зато петиция Шаповалова проясняет логику сокращения филфака: зачем учить языки, если приоритет должен отдаваться всему русскому?

Можно даже предсказать, куда нас это в конечном итоге приведет. Вот цитата, например, из русского философа Юрия Крижанича: «Греки научили нас некогда православной вере; немцы нам проповедуют нечестивые и душепагубные ереси. Разум убеждает: грекам быть весьма благодарными, а немцев избегать и ненавидеть их, как дьяволов и драконов… Дома их располагают к изнеженности, ибо содержаться в такой чистоте, что гостю и плюнуть на пол нельзя, чтоб служанка тотчас не подтерла, – не будем подражать чересчур заботливой и не жалеющей труда чистоплотности немцев». Это я цитирую, конечно, не по Замалееву, а по блестящей и едкой книге Г. Г. Шпета «Очерк развития русской философии».

Густав Густавович языки знал (причем много). Поэтому в 1935 году, на волне переориентации СССР с интернационализма на имперскость, с торжества мирового пролетариата на величие родины, был арестован и сослан в Томск. Там он перевел на русский гегелевскую «Феноменологию духа». Там же его и расстреляли 16 ноября 1937 года. Прощай, медведевская модернизация. Здравствуй, священная наша держава, хранимая Богом родная земля.                  

ранее:

Какой процент нашего населения считает нормальным суд над Мадонной?
Почему власть боится левых и преследует их
С кем спят атеисты
«К трансгуманистам я до сих пор относилась иронически. Теперь смеяться не буду»
«Губернатор Полтавченко просто хочет быть для нас отцом родным»
«Любому понятно, что Москва – никакой не Рим»











Lentainform