16+

В каких районах Петербурга селятся мигранты

22/11/2012

В каких районах Петербурга селятся мигранты

Сколько в Петербурге мигрантов, не знает никто. По разным оценкам - от полумиллиона до полутора миллионов человек. И все они где-то живут. Земляки стараются селиться поближе друг к другу.


                Это может привести – или уже приводит – к возникновению мигрантских «чайна-таунов». Там – свои правила, язык, еда, законы. Это – параллельный мир. Online812 с помощью экспертов попытался составить этническую миграционную карту Петербурга, чтобы понять, где обитают жители «параллельного мира».

Сегодня критическая масса приезжих в Петербурге уже достигла такого уровня, что они могут создать собственный  город-миллионник. По мнению социолога Татьяны Протасенко, в Северной столице  стали появляться национальные анклавы.

– Есть подъезды, дома, даже кварталы, где они живут. И это может быть очень опасным, потому что анклавы – не цивилизованные, а стихийные. А у нас нет точного понимания, кто где живет. Знание миграционной карты города –  очень важная вещь. Но Петербургу нужна даже не столько миграционная, сколько вообще расселенческая карта  -  по половозрастному составу  и так далее. Такие карты есть во всех цивилизованных  городах,  -  говорит социолог.

По ее словам, петербуржцев сегодня все больше раздражают иногородние. За несколько лет  это недовольство, по данным исследований, увеличилось в 6 раз. То есть если раньше лишь два процента горожан считали приезжих «проблемой», то сегодня в этом уверены уже 12 процентов.

– Главное в том, что горожан они стали сильно раздражать. Люди возмущены и говорят, что их волнует эта проблема, – объясняет Татьяна Протасенко.

Во многом раздражение связано с тем, что приезжие живут обособленно, по собственным, неясным для нас законам и правилам. Горожане бояться таких «анклавов», считая, что не могут чувствовать себя в них или рядом с ними безопасно.

Разговоры о том, что необходимо составить миграционную карту Петербурга, ведутся давно. Но как  реализовать задачу на практике, похоже, никто не знает. Online812 провел опрос экспертов (см. список в конце) и попытался собственными силами создать такую карту. Основная трудность в ее составлении  заключается том, что у мигрантов нет постоянного места жительства и они целыми «анклавами» могут переселяться из одного района в другой, а сезонно (осенью-весной) мигрировать на родину и обратно.

Сотрудники правоохранительных органов, которые занимаются этническими преступлениями, пожалуй, лучше всех в городе знают, где искать обитателей «параллельного мира». По мнению и. о. замначальника 20-го отдела ОРЧ 7  Уголовного розыска Сергея Ильина, национальных анклавов в Петербурге пока все же нет.  Приезжие рассредоточены по всему Петербургу, они научились растворяться в мегаполисе, и где они обитают, проконтролировать практически невозможно.

– Главная проблема в том, что нет никакого учета тех, кто приезжает. Миграционная служба ставит на учет лишь малую часть. Но даже там, где они регистрируются, эти люди не живут, – говорит  Сергей Ильин. – Именно поэтому, когда мигранты совершают преступление, найти их трудно. Они постоянно меняют квартиры, телефоны, машины. Где они работают – тоже неизвестно. То есть приехал человек – и все: растворился в городе.

Руководитель лаборатории социологии образования Петербургского филиала НИУ ВШЭ профессор Даниил Александров также считает, что этнических «чайна-таунов» в Северной столице нет.

– Мест компактного проживания национальных диаспор у нас очень мало. Но есть районы, где жилье стоит дешевле. Соответственно,  там  они его снимают и покупают.  К примеру, в «золотом треугольнике», где самое дорогое жилье, мигрантов нет. Хотя, бывает, идешь мимо какого-нибудь миллионерского дома, а из закрытого на сигнализацию двора вдруг возникает группа среднеазиатских рабочих. Значит,  их вселило туда местное ЖКХ… Зато ближе к Коломне квартиры подешевле.  Там они и снимают, – говорит профессор.

В петербургском НИУ ВШЭ проводили исследования, связанные с детьми-инофонами в городских школах. По словам Даниила Александрова, сегодня русский язык – не родной для 6,8% школьников Петербурга. В результате исследования также выяснилось, что у нас нет таких районов или кварталов, где концентрация иноязычных детей была бы выше. Это говорит о том, что национальных анклавов в Петербурге нет. Ученые также сделали вывод, что  судить о количестве мигрантов по детям-инофонам нельзя. 

– По детям в школах можно судить лишь о мигрантах, которые настроены на интеграцию. Если они привезли сюда детей и отправили учиться, значит,  хотят, чтобы  те знали русский язык. Это значит, что они тут – всерьез и надолго, – объясняет профессор Александров.

Представители национальных диаспор также говорят, что национальных анклавов в Петербурге нет.

Таким образом, большинство опрошенных Online812 экспертов считают, что этнические районы в Петербурге пока не образовались. Но места компактного проживания все же встречаются (см. карту).


 

На основе собранной информации (также см. карту) можно сделать следующие выводы.

Первое. Внутри города стихийно формируются поселения мигрантов, в которых одновременно обитают представители разных национальностей: таджики, узбеки, азербайджанцы, дагестанцы и пр. 

Второе.  Мигрантские поселения стихийно образуются там, где есть работа – обычно поблизости от крупных строек. Так, в Пулкове, где возводится новый терминал аэропорта, компактно проживают граждане Турции и представители Средней Азии. В районе строительства «Балтийской жемчужины», которую возводят китайские компании, обитают китайцы. Когда стройки завершаются, эти «рабочие поселки», как правило, переезжают на новые места.

Третье. «Мигрантские анклавы» возникают там, где есть очень дешевое или бесплатное жилье. В Петербурге – это расселенные и расселяемые дома. В  опустевшие квартиры, откуда уже выехали жильцы, мгновенно заселяются, как правило, представители Средней Азии.  Даже если дом полностью расселен и отрезан от коммуникаций, умелые гастарбайтеры подключают его к электросетям и налаживают быт. Так произошло, например, на Уткином проспекте неподалеку от Ладожского вокзала, где мигранты обжили расселенный дом. Жители окрестных домов боялись новых соседей. В конце октября прокуратура провела рейд и выселила нелегалов. При этом, как признались сами мигранты журналистам 100ТВ, за проживание в этом доме они платили по 10 тысяч рублей за комнату некоему «человеку в полицейской форме».

Как показывает практика, такие «показательные рейды с выселением» не всегда приносят эффект. Например, этот же дом по Уткину проспекту прокуратура уже расселяла – в 2009 году. Тогда из нескольких  домов были выдворены сотни нелегальных мигрантов.

Расселяемых и расселенных домов в связи со строительством КАД и другими масштабными проектами в Петербурге много. Поэтому там, где начинается реконструкция, почти наверняка появляются «мигрантские анклавы».

Четвертое. Из-за скученного проживания и вынужденного соседства представителей разных национальностей в «мигрантских анклавах» возникают межнациональные конфликты, переходящие в массовые драки. Таких примеров в последнее время становится все больше: побоище на Троицком поле в июле, массовая драка у ТРК «Родео-Драйв» в августе и т. д.  Кстати, по словам Татьяны Протасенко, несколько лет назад в Петербурге в рамках программы «Толерантность» проводились исследования межнациональных отношений между живущими в Петербурге мигрантами из разных стран. Уже тогда ученые предупреждали о том, что в городе назревают серьезные межэтнические конфликты – между представителями разных диаспор. Сегодня прогнозы сбываются.

Пятое. Мигранты с более высоким доходом снимают дешевое жилье в «дешевых» районах города. По данным сайта БН.ру, самое дешевое жилье сегодня – в Красносельском, Красногвардейском, Калининском районах. По информации экспертов, в этих же районах, а также в Выборгском, Приморском и Невском расположено сегодня большинство мигрантских анклавов.

Эксперты

Президент  Петербургского общества соотечественников Узбекистана «УМИД» Алиджан Хайдаров.

Председатель Петербургского общественного объединение таджикистанцев «Аджам»  Мурод Усманов.

Президент Ингушского культурного центр в Петербурге «Таргим» Юнус  Хаутиев.

Председатель Петербургской общественной организации «Молдавская национально-культурная автономия» Георгий Пара.

Первый заместитель муфтия Петербурга Равиль Пончаев.

Член Бюро Топонимической комиссии Санкт-Петербурга, краевед, журналист Алексей Ерофеев.

И. о. замначальника 20-го отдела ОРЧ 7  Уголовного розыска ГУ МВД РФ по Петербургу и Ленобласти Сергей Ильин.

Научный руководитель социологического центра «Мегаполис» Татьяна Протасенко.

Заместитель директора Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ) в Санкт-Петербурге, руководитель лаборатории «Социология образования и науки»  НИУ ВШЭ Даниил Александров.

Цифры

По данным УФМС по Петербургу и Ленобласти за 9 месяцев 2012 г.

Выдано разрешений на работу иностранным гражданам – 168 236, из них прибывшим в безвизовом порядке – 162 470.

Разбивка по странам выданных разрешений на работу (СНГ):

Узбекистан – 120 840
Таджикистан – 33 530
Украина – 12 653
Азербайджан – 2010
Армения – 2456
Кыргызстан – 5448
Молдова – 6432

Основными сферами деятельности, в которых работали иностранные граждане, являлись:

Петербург /Ленобласть, в процентах от всех видов деятельности

сфера услуг 43,9 / 39,0
строительство – 15,0 / 15,3
оптовая и розничная торговля – 9,5 / 8,3,
производство – 5,7 / 11,4
транспорт и связь – 5,8 / 2,2
сельское и лесное хозяйство – 0,5 /11,5%
другие – 19,6 / 12,2

Выдано разрешений на работу высококвалифицированным специалистам – 548.                   

Мария ГОРДЯКОВА











Lentainform