16+

Какой небоскреб хотят построить на Поклонной горе в Петербурге

27/11/2012

Какой небоскреб хотят построить на Поклонной горе в Петербурге

Идея построить 160-метровый небоскреб на Поклонной горе уже вызвала небольшой шум в Союзе архитекторов – архитекторы сказали, что с учетом высоты участка (40 метров) задание будет очень заметным и что «проект нуждается в обсуждении общественностью и ведущими архитекторами города» и нужно профессионально оценить влияние объекта на панораму города.


                Заказчиком высотного здания в районе Поклонной горы выступила группа компаний «С.Э.Р.». Работа над проектом еще в самом начале, хотя заказчик пытается торопить проектировщиков – архитектурную мастерскую Сергея ЦЫЦИНА (он руководитель архитектурной мастерской и председателя Комитета по архитектуре и градостроительному развитию Гильдии управляющих и девелоперов). Его интервью позволяет узнать, что здесь может быть построено.

Поклонная гора: от Сталина к небоскребу

- Где это здание будет стоять?
– На пересечении проспектов Энгельса и Северного. Вот здесь… (Показывает на карте.)

Отступление: Это севернее Северного проспекта и восточнее проспекта Энгельса. Между прочим, в 1949 году точно напротив этого участка через пр. Энгельса (он как раз заканчивался в точке пересечения с нынешним Северным пр., которого тогда вообще не было), у того места, где отходит, круто спускаясь с горы, Поклонногорская ул., был установлен памятник Сталину работы скульптора В. Ингала и архитектора Ю. Визенталя. Сталин смотрел на тех, кто ехал из центра города по пр. Энгельса. Магистраль, начинавшаяся как проспект Карла Маркса, потом становившаяся проспектом Энгельса, завершалась памятником Сталину – в этом заключалась логика развития марксизма. Пожалуй, этот памятник был самым величественным из всех памятников Сталину, стоявших в Ленинграде. Так что место ответственнейшее. Будущий дом поставят в 50 м от места, где стоял Сталин. Дом можно так и назвать: «Сталин».


Какой небоскреб хотят построить на Поклонной горе в Петербурге

- А на выбранном участке еще есть пустые места?
– Есть пустые места, они сейчас заняты промышленной застройкой (имеются в виду здание бывшей трикотажной фабрики, верхний этаж которой сгорел в 2009 г., пр. Энгельса, 107; д. 107, корп. 2 – тяговая подстанция «Озерковская», построенная в 1950-е гг.; участок по адресу: Северный пр., 2, уже зачищен. – М. З.). Участок небольшой, и в этом большая сложность. Площадь участка – менее полгектара (71 х 71 м. – М. З.).

- Всего пятьдесят соток?
– Меньше, чем 50 соток. Участок небольшой, и важность его определяется пересечением пяти улиц. К тому же сейчас разрабатывается преобразование здесь транспортного узла, мы с ними сейчас взаимодействуем. 

- Развязка будет двухэтажная?
– Она будет больше подземная, чем двухэтажная. Точнее, двухэтажная, но с подземным ходом. Это логично, потому что в стороны от Поклонной горы отметки резко падают. Здесь вот у нас «Светлана», которую тоже разбирают и собираются ставить какое-то высокое здание (нынешние собственники завода «Светлана» намерены освободить более 40 га земли на пересечении проспектов Энгельса и Светлановского для строительства жилья. – М. З.).

- В вашем здании сколько этажей планируется?
– Для этого места есть звездочка по ПЗЗ – допустимая высота 165 метров.

- 50 этажей будет?
– Меньше, меньше. 45 – 47. Первый и второй этажи высокие, эквивалентны каждый полутора этажам. Высота одного этажа планируется 3 м 30 см, высота типовая, первый этаж – общественный, второй этаж – общественный, потом идет технический этаж и эксплуатируемая кровля, зеленая кровля будет: зелень будет посажена, кусты, может быть, даже и деревья.

- Там будут играть в крокет? в серсо?
– Там будут отдыхать, это зона отдыха.

- Это зона отдыха для жителей дома?
– Это не дом, это апарт-отель. У нас там планируется офисный центр плюс гостиница, а внизу на первых двух высоких этажах будет инфраструктура в виде магазина, спорта, бассейна, ресторана, фойе-лобби… Будут два здания: одно высотное, максимум 165 м, второе в два раза ниже, оно будет примыкать к первому (быстро рисует эскиз, но потом его не отдает. – М. З.). Высотное не будет занято жильем до самого верха, наверху будет конструкция, образующая силуэт. А понизу некая плита (высотой примерно 10 метров, или три нормативных этажа. – М. З.) с эксплуатируемой кровлей. Все высотные здания имеют достаточно большие основания, иначе вход в здание напоминает норку, в которую влезает зверек. Воздух нужен. Потом в здании будет технический этаж, от основания третий по счету, высотой 4,5 м, потом будут еще два технических этажа, которые связаны с вертикальным зонированием – в частности, с лифтовым хозяйством. Получается, что два первых этажа для общественных нужд, три технических этажа, а остальные – апарт-отель, плюс еще будет какое-то завершение, шпиль или какой-то уклон (рисует скошенное асимметричное навершие. – М. З.), внутри могут стоять устройства, связанные кондиционированием и холодоснабжением, они будут красиво закрыты.

- Не газовая котельная?
– Нет, нет, я никогда не видел, чтобы газовые котельные получались хорошо.

- Да, например, гостиница на Невском, 57, «Коринтия Невский Палас Отель». Труба всегда дымит.
– Едет паровоз постоянно. Будут технические условия на тепло, сейчас заказчик прорабатывает, мы уже примерно знаем, откуда тепло будет поступать. Просто система инженерного обеспечения будет на высоком уровне, потому что высотное здание должно иметь достаточно высокий уровень безопасности и инженерного обеспечения, плюс еще как гостиница трехзвездочная.

- А какая площадь в этом здании?
– Общая площадь порядка 40 – 45 тысяч квадратных метров. ПЗЗ и градплан регламентируют общую площадь здания.

- Здание будет целиком занято апарт-отелем? Квартир там не будет?
– Нет, для жилья будет только апарт-отель. Гостиничная система с развитой инфраструктурой. Инвестор думает, что они будут сдавать эти помещения в аренду, а жильцы будут получать инфраструктурные услуги. Сервис.

- А у нас есть такие граждане, которые состоятельны настолько, что этот сервис оплатят?
– Те, которые не могут купить квартиры, они как раз берут в аренду.

- Но не в таком же дорогом здании с фитнесом и рестораном.
– Вопрос дороговизны здания – это очень интересный вопрос. Изначально задание предусматривает трехзвездность – не бог весть какая роскошь.

- Т.е. найдутся те, кто будут это арендовать?
– Конечно, заказчик же не дурак.

- Иными словами, заказчик считает, что платежеспособный спрос есть?
– Он собирается построить и принять здание в эксплуатацию и не продавать, а сдавать, эксплуатировать и получать с этого медленный доход, но иметь это на балансе. Потому что баланс такого здания, а тем более запущенный бизнес позволяет ему льготно и хорошо кредитоваться на новые объекты. А живые деньги сегодня есть – завтра нету.

- Кредитоваться под залог этой собственности?
– А еще лучше под залог бизнеса, уже действующего. Получается, что это многофункциональный объект, взаимодополнительный функционально, потому что люди из компаний, которые смогут иметь офисы в этом здании, смогут здесь частично и проживать, и совместно смогут пользоваться социальными инфраструктурными вещами. Так же, как и город, потому что первые два этажа будут открыты для горожан. Мы хотели «Лэнд», но он не помещается. Будет магазин шаговой доступности, 24 часа в сутки, можно спуститься…

- 165 м высотой…
– Это максимальная высота, которая, может быть, будет выбрана, может, не будет…

- Ну, будет 160 метров. Инженерно-строительные изыскания в этом месте провели?
– Нет, сейчас еще нет. Задание готовится.

- Это все не завалится? Там плывуна-то нет?
– Плывуна там нет, грунты лучше, чем по Петербургу в целом, а вопрос не в том, какие грунты, а в том, чтобы под эти грунты сделать адекватный фундамент.

- Свайное поле?
– Естественно, а что же еще?

- Вы начнете забивать сваи…
– Засверливать. Вокруг дома не треснут, там такое расстояние, что там нет никаких оснований об этом беспокоиться, потому что приближения нету к зданиям, шума здесь не будет, потому что это будут не забивные, а буронабивные сваи.

Откуда будет видно

- При такой высоте здания с Дворцовой набережной его будет видно?
– У нас зоной видимости считается 6 км от исторического центра.

Отступление: Подходим к карте Петербурга, измеряем линейкой расстояние, у архитектора Цыцина получается 6 км до Дворцовой наб. Потом на карте в «Яндексе» я получаю расстояние от точки пересечения пр. Энгельса и Северного до Дворцового моста 10,8 км, до Троицкого моста 9 км, до Стрелки Васильевского острова 9,7 км, до Исаакиевского собора 10,8 км.

Согласно закону Санкт-Петербурга «О границах зон охраны культурного наследия…», в историческом центре охраняются панорамы и сочетания компонентов исторического городского ландшафта с акцентами и доминантами на фоне неба в пределах видимости 6 км. При этом отмечены следующие панорамы: а) с акватории устья р. Б. и М. Невы; б) панорамы акватории р. Невы: в) панорамы кругового обзора со следующих площадок: галереи верхнего яруса колоннад Исаакиевского собора; моста Лейтенанта Шмидта; Дворцового моста; Троицкого моста. «Объекты, расположенные за пределами 6 км, утрачивают четкость силуэта и не влияют на зрительное восприятие панорамы».


- Виды из центра на ваше здание просчитывались?
– Нет, надо будет делать визуальный анализ ландшафта.

- Общественность волнует только одно: не вмешается ли это здание в «небесную линию»?
– Нет, не вмешается. А створы проспектов Энгельса и Северного здание только обогатит.

- В случае необходимости, после проверки на 3D-модели, вы здание понизите?
– Естественно. И заказчик понимает, что должен действовать в соответствии с законодательством и со здравым смыслом. Никакие новые вертикальные доминанты, которые видны из исторического центра, вообще неуместны. У нас есть уникальный город, который, слава богу, сформировался начиная с великого девелопера – Петра Первого. Сейчас не хватает генерального девелопера города, и частная инициатива действует без опережающих действий города как генерального девелопера. А свято место пусто не бывает. Частная инициатива засоряет город. Город начинает реагировать, когда уже ситуации становятся катастрофическими.

- Нет личностей в комитете архитектуры…
– Там больше исполнители. Они могут заниматься только определенной исполнительской работой.

- Вернемся к вашему небоскребу. Высота здания определяется тем, что удалось отхватить слишком маленькое пятно застройки?
– У нас невыразительная новая застройка, неинтересная. Если мы делаем что-то высотное, мы, как правило, начинаем какую-то стенку делать 24-этажную. Это вообще не архитектурное решение, это просто стенка, многоэтажный барак. Чисто экономическое решение. Композиции нет, не создается образа, достойного Петербурга. Хотя кто сказал, что новые кварталы мы должны делать без образа, в стиле безобразия? Поэтому создание определенных вертикальных доминант повысит градостроительный потенциал новых территорий. Но эти вертикали не могут стоять где угодно, как часто бывает. Пятно получил – дай-ка я поставлю выше, чем окружающая застройка. А здание неуместно. В данном случае я считаю, что здание вполне уместно. Вертикальное доминирование помогает человеку ориентироваться в пространстве, дает запоминающиеся образы, узнаваемость места, что мы потеряли в новостройках.

Зачем там высоко?

- Один вопрос у меня возник, еще когда обсуждали небоскреб «Газпрома». Они хотели сначала 400 м, теперь 500 м высотой. Очень сложное сооружение в инженерном плане. Может быть, легче поставить десять 80-метровых и получить площадь большую и менее инженерно сложную…
– Вы правы, высотное здание более дорогое.

- А еще высотки опасны!
– Нет, они как раз делаются достаточно безопасными, но это дорого стоит. Хотя, вы, наверное, правы и в том, что уязвимость избыточной высотности проявляется ярко, если иметь в виду башни-близнецы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Несмотря на мероприятия, которые проводятся…

- У нас с пожаротушением плохо…
– Вы скажите нашим пожарным, что у нас плохо…

- Я им скажу, потому что для высотных зданий у них нет лестниц. Самая высокая лестница – 78 метров. Рабочие высоты для пожарных работ в большинстве своем 30 – 50 м. Это не я придумал. К вашему зданию они смогут подъехать и снизу смотреть, как оно горит, если возгорание произошло выше 78 м. Ваше здание выше самой высокой пожарной лестницы ровно в два раза. Поэтому я, честно говоря, не завидую людям, которые будут жить на 47 этаже. Из окна на простынях не спустишься…
– В пожарном отношении делаются определенные мероприятия, которые компенсируют высотность. Они связаны с двумя путями эвакуации, т.е. двумя внутренними эвакуационными лестницами, и с наличием зон безопасности внутри здания, которые обеспечивают 3 – 4 часа безопасности при пожаре с тем, чтобы за это время пожар можно было потушить, и пожарные могли бы спасти тем или иным образом людей. Это все входит в спецтехнические условия. Будет концепция безопасности здания. Учитываются пути эвакуации, время эвакуации. Концепция рассматривается и утверждается в минрегионразвития и в МЧС.

- Между прочим, недавно случился пожар (в ночь на 18 ноября) в 34-этажном небоскребе в Дубае. В здании 160 квартир, горели 10 этажей, пожар тушили около 5 часов. Никто не пострадал. Так что камеры на 3 – 4 часа горения – этого даже мало. Кстати, элитное жилье должно быть от двух до пяти этажей, не выше, а у вас 45 – 47. Получается дом для бедных.
– Он не может быть для бедных, потому что он обеспечен высокими инженерными параметрами и с точки зрения безопасности, и с точки зрения воздуха.

- Вы все же не ответили на вопрос: почему строят дом высотой 500 м, а не 10 зданий высотой по 50 м, которые и дешевле, и безопаснее? Я не понимаю вашего заказчика. Зачем он лезет в эту яму высотой в 165 метров? Зачем ему эти опасности, сложности и дороговизна? Имиджевый проект?
– Субъективную мотивацию заказчика нужно узнать у самого заказчика. Наверное, никогда нельзя сказать, что высотное здание не имеет имиджевой составляющей. И потом построить высотное здание – это испытание профессионализма, и я не исключаю, что у заказчика есть такие моменты. С одной стороны, они пишут: трехзвездочная гостиница, с другой стороны, я им говорю: ребята, высотные объекты не могут быть дешевыми.

- Значит, затраты войдут потом в цену аренды, комфорт будет на три звезды, а цена – на пять? Вы это хотите сказать?
– Нет, я не это хочу сказать. Я им хочу объяснить, что они не имеют права сделать дешевый фасад ни по архитектуре, ни по материалу. Это должно быть определенным украшением города, которое новостройки активизирует и создаст новый акцент, это должно быть очень убедительное высотное здание по качеству архитектурных решений, дружелюбности по отношению к окружающей градостроительной среде, в противном случае не надо строить вообще. Нельзя построить плохо. Любой хороший проект, если его некачественно воплотить, будет полностью перечеркнут. А строители, например, берут и сами меняют плитку. Вот у меня на Крестовском, 15 – подбирали, подбирали, так красиво все спроектировали… «А чего, – говорит, – здесь зеленое и здесь зеленое, чего тебе, какая разница?» На три доллара дешевле! Какие-то 10 тысяч долларов для инвестора, который десятки миллионов долларов зарабатывает на объекте, и он готов эти 3 копейки сэкономить и сделать убогий объект. Требования по качеству строительства в городе надо вообще усиливать. И по ответственности за соответствие проекту. Я, кстати, останавливал стройку на Крестовском, 15. И что? Мне деньги они же не платили. А у меня же люди, мне же надо им платить. Дурацкая ситуация.

- Вы, кстати, видели второе здание Мариинского театра и ту плитку, которой его облицевали, – это как раз дешевый фасад при отсутствии архитектуры вообще. Общественные уборные такой плиткой облицовывают.
– Не видел еще. А вы знаете стоимость проектирования нового здания Мариинского театра?

- Понятия не имею.
– Это хорошо, она вам не даст спокойно жить, стоимость запредельная. По сумме, потраченной на проектирование, здание золотое. Как стадион. А получилась жуткая архитектура. Это, конечно, позор для города, потому что он не сумел найти правильную линию и провести ее последовательно. В итоге город самоустранился. Для карьер очень выгодно самоустраняться. Одни безответственно отмалчиваются, другие, кто не имеет отношения, безответственно ляпают, все, что хотят.

- Вы будете проходить с этим проектом Градостроительный совет?
– Будем согласовывать проект у главного архитектора, если он рекомендует, пойдем на Градостроительный совет.

- Какую-нибудь картинку для публикации можете дать?
– Сейчас еще никакой. У нас идет работа.

P.S. Еще в 2009 г. появился проект мастерской «Интерколумниум» (арх. Е. Подгорнов и др.) высотного здания примерно в том же месте возле пересечения Северного пр. и пр. Энгельса. Картинки появились в интернете, самое примечательное – сходство идей: у Подгорнова не два, а одно здание, которое развивается вверх четырьмя уступами. О чем-то подобном думает сейчас и С. Цыцин.


Какой небоскреб хотят построить на Поклонной горе в Петербурге


Какой небоскреб хотят построить на Поклонной горе в Петербурге

Основанием для проектирования Подгорнову послужило желание ЗАО «Меди» построить здание клиники. Были подписаны два постановления правительства СПб. Площадь участка была определена в 5187 кв. м, но он сдвинут на север от места пересечения проспектов. Не исключено, что «С.Э.Р.» купил именно эту территорию. Если же это не так, то на пр. Энгельса могут появиться два рядом стоящих небоскреба с похожими архитектурными решениями, оба высотой примерно 150 – 165 м.                  

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ, верхнее вото – monferran.ru











Lentainform