16+

Почему в России снимают плохие сериалы

30/11/2012

Почему в России снимают плохие сериалы

С каждым годом в России производится все больше сериалов. Еще пять лет назад снималось меньше ста в год, сегодня - уже порядка двухсот. Удачных из них - единицы, шедевров, уверяют специалисты, нет совсем. Почему у нас не снимают хороших сериалов, а снимают плохие - разбирался Online812.


               Денежное содержание предыдущих серий

Массово снимать сериалы в России начали в 90-х годах. Тогда они занимали не более 10% эфирного времени. К 2007 году доля отечественных телеэпопей в эфире приблизилась к 80%, а оборот российского сериального рынка достиг $400 – 600 млн. Сегодня доля отечественных сериалов в эфире составляет уже где-то 95%,  при этом объем рынка вырос до $800 млн в год. Однако чем больше снимают в России телевизионных историй, тем хуже, кажется, их качество.

По мнению опрошенных Online812 экспертов, одна из причин сложившейся ситуации лежит не в творческой сфере, а в коммерческой плоскости.

– На Западе сериалы дороже по бюджету раз в десять, наверное, – говорит писатель и сценарист Андрей Кивинов (получивший известность как автор сценария первых серий «Улицы разбитых фонарей»). – Там производство сериалов – это мощная высокоразвитая индустрия с сумасшедшими многомиллионными бюджетами. А у нас, например, костюмированный исторический фильм снять очень дорого. Многие продюсеры хотят сделать фильм подешевле. Это, в общем, нормальное явление: снять подешевле, заработать побольше. Поменьше заплатить сценаристу, нанять простенького режиссера, актеров нераскрученных, и при этом собрать такие же деньги, как за хороший сериал. Потому что телевизионный сериал окупается за счет рекламы, а цена рекламной минуты измеряется по прайм-тайму. И по большому счету если плохой сериал поставить в прайм-тайм, он заработает примерно столько же, сколько и хороший. Разницы нет. Абсолютно.  И это тоже проблема. Из-за этой уравниловки, мне кажется, продюсеры особо и не напрягаются: все равно все окупится. Из-за этого, может быть, и происходит какой-то застой. Поэтому тут все зависит от психологии продюсера и его мотивации. Если он хочет сделать достойное кино -  он будет его делать. Если  хочет заработать быстренько на коленке – будет делать плохое кино и зарабатывать. Мало того, сейчас и большое кино снимают, как правило, сразу в двух вариантах – теле- и киноверсии. Причем эти версии создаются по совершенно разным законам. Если упрощенно, то кино люди смотрят, а сериалы – слушают.  В сериале больше диалогов, но меньше экшена, меньше съемочных объектов, проще съемки и монтаж. В кинотеатре человек до 80% информации получает с помощью зрения и только 20%  на слух. В сериале это соотношение – примерно пятьдесят на пятьдесят. В театре зрители 20% информации получают визуально и 80% на слух.

Иногда у теле- и киноверсий даже сценарии и сценаристы разные! Так было, например, с фильмом «Адмирал». На площадке снимали сцены  для кино и тут же  – для сериала.  Скоро выйдет полная телевизионная версия «Высоцкого». Михалков так же делал со своим «Противостоянием». Это  – бизнес. Потому что иначе кино не окупить. Его надо продавать на телевидение, но для ТВ нужно как минимум восемь серий, – объясняет Кивинов.

Три дня и коленка

Показательно, что и сами создатели телеспама часто говорят не о его качестве, а о коммерческой успешности.

Обычно телеканалы платят производителям не за весь продукт целиком, а за каждую серию или за час показа. Поэтому сериал-мейкеры напрямую заинтересованы в том, чтобы сделать свой товар как можно длиннее. Отсюда растут ноги у странных диалогов «ни о чем», затянутых музыкальных пауз и прочих сюжетных разворотов.

По данным СМИ, телеканалы платили производителям за один час показа сериала:

РЕН-ТВ – $90 – 120 тыс.,
СТС и ТНТ – $200 – 250 тыс.,
НТВ – $300 тыс.,
Первый канал и «Россия» – до $500 – 600 тыс.
За один эпизод мини-сериала (до 10 серий) – от $150 тыс. до $700 тыс.

Можно предположить, что сами телеканалы, ставящие сериалы в эфир, внакладе тоже не остаются. Стоимость 30-секундного  рекламного ролика в прайм-тайм доходит до нескольких миллионов рублей.

Для сравнения, производство одной серии в России обходится в  $100 – $500 тысяч долларов.  Как правило, создание сериала идет по одному из трех бизнес-сценариев.

Первый: продюсерская компания самостоятельно создает сериал и потом продает его.

Второй: для создания телеэпопеи продюсерская компания нанимает производителей-подрядчиков, затем продает получившийся продукт от своего имени.

И третий – сериал заказывает сама телекомпания, ориентируясь на свои преставления о том, что нужно их зрителю. У телекомпаний есть креативные группы, маркетинговые отделы, которые изучают, что интересно аудитории. И на основе этой информации заказывают сериал на определенную тему.

– У нас есть всего три канала, которые могут либо покупать сериалы под ключ,  либо снимать и продюсировать  сами, – говорит другой эксперт Online812, попросивший не ссылаться на него. – Это Первый, «Россия» и НТВ. Есть, конечно, еще СТС, ТНТ и другие, но у них небольшая аудитория, по сравнению с «большой тройкой». Наша страна огромная, принимаются везде только эти основные каналы. Похоже, что между ними существует негласное – а может, и гласное – соглашение по разделу жанров и аудитории.  НТВ достался весь криминал и  боевики. «Россия» сидит на мелодрамах, историях про золушек плюс – экранизация литературных произведений. Первый канал крутит сериалы с очень медийными, известными актерами, занимает нишу исторической мелодрамы. Первый и РТР иногда перетаскивают идеи друг у друга, но, в общем, все мирно существуют. У них нет конкуренции, и она им не нужна.  И поскольку нет конкуренции и ниши поделены, то нет смысла делать шедевры. Все равно будут смотреть. Ведь смотреть-то больше нечего! И когда, например, режиссер Бортко делал «Мастера и Маргариту», он отказался от предложения американцев сделать куклу кота Бегемота за два миллиона долларов.  Сам же Бортко говорил: «Зачем нам платить два миллиона за кота-робота, лучше мы оденем карлика в костюм». Конечно, американцы бы так не сделали. Потому что у них другой подход, – говорит эксперт.

Писатель Андрей Кивинов тоже отметил принципиальную разницу в отечественном и западном подходе к процессу съемок.

– У нас пока нет своей сериальной школы. Все-таки на Западе их снимают уже давно, а у нас сравнительно недавно начали. Там хорошо отлажен механизм совместной работы сценариста, режиссера и всей группы. Над сериалом работают большие команды, а у нас, как я слышал, бывает, что сценарий пишется за три дня на коленке! Серьезно, мне один знакомый как-то сказал: «У меня, – говорит, – есть три дня. Нужен сценарий для сериала». Я не знаю, что за три дня можно успеть! Вот  и получается, что сценаристы у нас не вдаются в реалии того, над чем работают. Особенно в милицейских сериалах это заметно, – говорит Андрей Кивинов.

Когда умрет кино

На Западе бюджеты сериалов измеряются в цифрах, которые пока только снятся отечественным продюсерам.  Стоимость одной серии составляет от одного до трех и более миллионов долларов.  А, к примеру, бюджет одной серии «Доктора Хауса» доходил до 12 миллионов.

Известный американский теледраматург Роберт Макки, проводящий мастер-классы по всему миру, на недавнем семинаре в Москве рассказал об изнанке успеха американских телесериалов.

Всплеск  мыльного телепроизводства в США вызвало развитие телевидения, и кабельного ТВ в частности. Там – сотни каналов, и они вынуждены конкурировать между собой за зрителей. Чтобы человек не переключил кнопку пульта, ему нужно показывать что-то такое, чего нет у других. При этом на эфирных каналах (аналогичных нашим бесплатным) есть множество ограничений: там очень жестко соблюдаются расовая и религиозная толерантность, нельзя задевать чьи-то авторские права, никакого секса, насилия и пр. Эти каналы живут за счет рекламодателей. Поэтому в сериалах, которые создаются для них, сюжет специально выстроен так, чтобы  зритель не уходил с канала, когда он показывает  рекламу.  Для этого перед каждой рекламной паузой происходит накал сюжета, неожиданный поворот, часто ничем не оправданный, – чтобы зритель сидел у экрана как приклеенный и ждал, чем закончится интрига.

Зато на кабельном ТВ нет практически никаких ограничений и рекламы, там царит сплошное творчество... И бизнес. Кабельные каналы люто конкурируют за подписчиков. Они «подсаживают» их на захватывающие сериалы, чтобы заработать. То есть заставить как можно большее число людей продлить подписку на ТВ на следующий месяц.

Но талантливых сценаристов и режиссеров и в Америке мало. За них тоже идет борьба, что отражается на гонорарах. Поэтому сегодня даже голливудские мастера уходят в сериалы, что, в свою очередь, отражается на качестве телепродукции. Работу над сериалом ведет команда, каждый отвечает за свой кусок. Потом устраивается совместный мозговой штурм, «пробники» серий тестируют на зрителях в студии, проверяя, как они реагируют, например, на шутки.  Если смеются вяло – шутку дорабатывают или выбрасывают.

Кстати, Роберт Макки считает, что через 50 лет большое кино умрет. Останутся только телесериалы.

Культура дешевле в Зимбабве

По мнению гендиректора киностудии «Ленфильм», продюсера Эдуарда Пичугина, проблема плохих сериалов в России – это отражение системного кризиса в отрасли.

– У нас разрушена вся инфраструктура киноиндустрии и киношколы. Все умерло! – говорит Эдуард Пичугин. – Большое кино напрямую связано с телесериалами.  В советские годы у нас все держалось на кинопоказе. Страна же была не телевизионная, а кинотеатральная. В СССР было зарегистрировано 35 тысяч киноустановок, и каждый гражданин страны посещал кинотеатр 20 раз в год. Это – рекорд! Он занесен в Книгу Гиннесса. Экономика советской киноиндустрии была построена на инфраструктуре кинотеатрального показа, который собирал деньги в кассу, откуда они затем возвращались в кинопроизводство. Этих денег было больше чем достаточно, чтобы снимать хорошее дорогое кино. Это был  высокорентабельный бизнес. Теперь все разрушено. По статистике, средний россиянин сегодня ходит в кино меньше одного раза в год. У нас нет кинотеатров, на всю Россию их осталось меньше тысячи. Для сравнения,  средний американец бывает в кинозале 5 – 6 раз в год. Там сейчас есть  сорок тысяч киноэкранов, что позволяет создавать высокобюджетные проекты. Например, к фильму «Звездные врата» были построены очень дорогие декорации. Но после этого первого фильма на этих же декорациях  уже 20 лет снимаются сериалы «Звездные врата-1», -два, -три и так далее.

То, что происходит в России и с большим кино, и с сериалами – это системная проблема. И нет такого бизнеса, который сейчас мог бы ее решить.  На данном этапе нужна поддержка государства. Оно должно помочь импульсно, а потом это уже  индустрия будет сама стоять на ногах, саморегулироваться, самофинансироваться и развиваться. Для этого нужно построить хотя бы шесть тысяч киноэкранов, поучаствовать хотя бы несколько лет в поддержке  отечественной киношколы и дебютных проектов... А сегодня все бюджеты зарезаны. Недавно был доклад министра культуры Владимира Мединского, в котором он приводил цифры – сколько в разных странах тратят на поддержку культуры в процентах от ВВП.  В России эти суммы – чуть ли не меньше всех в мире. За нами только Зимбабве и прочие. Сегодня Минкульт – самое маленькое из всех министерств, его годовой бюджет меньше, чем какая-нибудь маленькая целевая программа Минтранса по строительству велодорожек в городах-миллионниках. Это не смешно, это правда.

– А как вы на «Ленфильме» будете снимать хорошие сериалы, если это – системная проблема, которую вы самостоятельно решить не сможете?

– Проблема номер один сегодня – это отсутствие хороших сценариев. Мы пытаемся ее решить,  создаем школу по крупицам – правда, у нас немного хозяйственный подход к этому. Будем готовить собственные кадры. Объявим открытый конкурс для молодых талантов, которым будем предоставлять гранты на получение образования за границей. Потому что в Петербурге специалистов практически не осталось. Хорошие, талантливые – все ушли в частный бизнес и уехали в Москву. Затащить их обратно очень сложно. Поэтому мы пришли к мнению, что надо готовить собственные кадры. Мы на месте не сидим, пытаемся что-то сделать своими маленькими силенками, – говорит  Пичугин.

Еще одну причину, по которой, возможно, в России не снимают хорошие сериалы, никто из киноведов почему-то не упомянул. Но в блогосфере она обсуждается довольно активно. Вот она: на Западе сериалы снимают, чтобы заработать деньги, а в России – чтобы отмыть.

Несмотря на общий мрачный тон, большинство экспертов считают, что не все еще потеряно, и лучший отечественный сериал у нас еще впереди.

– Такого уровня, как Западе, мы, наверное, не достигнем, – полагает Андрей Кивинов. – Но сегодня и режиссеры, которые раньше отворачивали нос от телевидения, достаточно охотно идут на съемки сериалов. И актеры, игравшие только в большом кино, быстро соглашаются и на сериальные роли. Потому что большого кино у нас почти не снимают. И когда кадры из большого кино придут в сериал – и рано или поздно – у нас появятся достойные фильмы.

Мнения

«Русские люди почему-то любят ругать все, что сделано в России»

Алексей Рыбин, кинопродюсер, сценарист:


– В России снимают очень хорошие сериалы, и в таком же проценте, как на Западе. Там очень много плохих сериалов, но до нас доходят в основном хорошие. Это заблуждение, что  в России снимают хуже. Просто русские люди почему-то любят ругать все, что связано с Россией, в том числе и телевидение, которое намного лучше, чем в других странах. Плохие сериалы проваливаются вне зависимости от времени показа и от прайм-тайма. Масса сериалов было, которые не давали рейтингов, и их снимали с эфира. В основе создания фильма всегда лежит лежание, чтобы зрители смотрели этот продукт, и, значит, его нужно сделать как можно лучше. А если бюджет маленький – доходчивее, понятнее, проще. Качество кино не зависит напрямую от бюджета. В любом случае, фильм делается для зрителя. Потому что если зритель не проголосует включением телевизора, то не будет ни денег, ничего вообще.

Любовь Аркус, киновед, основатель журнала «Сеанс», режиссер нашумевшего фильма «Антон тут рядом»:

– Думаю, что сериальная школа, наоборот, в России как-то прогрессирует, развивается, растет. У нас есть плохие и очень плохие сериалы, а есть хорошие. Я не думаю, что здесь происходит какая-то катастрофа. Все развивается, и развивается нормально. Сама я не любитель этого жанра. Но то, что мне иногда приходится смотреть по работе, меня не ужасает. Хотя, может быть я смотрю только лучшее.

Кстати

Самый длинный сериал


«Путеводный свет» (Guiding Light) шел в США на протяжении 72 лет.  Он начался в 1937-м на радио NBC. С 1952 года стал выходить в эфире телеканала CBS. Был закрыт в 2009-м из-за снижения рейтингов. Попал в Книгу рекордов Гиннесса как самая длинная «мыльная опера» в мире.

Справка

Что такое


* Сериал - художественный или документальный фильм, состоящий из множества серий. В отличие от «большого кино», сюжет в сериале никогда не завершается

* Многосерийный фильм -  нет четких границ с сериалом. Но, как правило,  фильм – это законченная история.

* Ситком - сокращение от «ситуационной комедии». Комедийный сериал с короткими по времени сериями.

Заявление

Даниил Дондурей, главный редактор журнала «Искусство кино»:


– Из каждых 100 героев телесериалов (а мы по их производству и показу мировые лидеры, наряду с Китаем) 57 (из каждых 100) связаны с преступлениями: заказчики, жертвы, следователи, свидетели. Возникает ощущение, что подавляющее большинство соотечественников являются злоумышленниками.

Названия сериалов, показанных только на минувшей неделе на канале «НТВ»: «Братаны-3», «Правила угона», «Брат за брата», «Висяки»… За этим стоит жесткая диктатура рейтинга,  с помощью которого распределяются рекламные деньги. Чтобы зрители держали свои телевизоры постоянно включенными, легче всего пользоваться так называемой понижающей селекцией, то есть двигаться вниз, в подсознание, к инстинктам, опираться на чувство опасности, интерес к слухам, патологиям. А вот стремление вверх, к развитию личности, интеллекту сильно уменьшает аудиторию, следовательно, лишает каналы денег. Тут элементарный бизнес, ничего личного, никто не планирует нанести вред Отечеству. По ночам, когда рейтинг не учитывается, содержание эфира кардинально меняется у нас в стране. И в это время передачи делают для думающей и конкурентоспособной державы…

Частный факт. В нашей стране от 800 тысяч до 1,5 миллиона мужчин в расцвете лет работают охранниками. Их больше, чем в любой стране Европы, больше, чем полицейских. Это лишь малая часть платы общества за то, о чем ежедневно рассказывает «ящик».

Из обращения к В. Путину на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека.                      

Мария ГОРДЯКОВА











Lentainform