16+

«Cамый большой рейтинг будет у программы, в которой Ксению Собчак по голой спине начнут бить кнутами»

30/11/2012

АНДРЕЙ КОНСТАНТИНОВ

Российские сериалы мне категорически не нравятся. Они мне не нравятся вторичностью. Не нравятся однообразностью. Не нравятся похожестью. И тем, что там говорят обо всем кроме того, что реально волнует людей.


             Если это криминальные сериалы – то все сделаны по одной схеме. Переключаешь каналы, и ощущение, что это один и тот же сериал, где есть хорошие полицейские, скучные преступления, неинтересные режиссерские ходы.

Для канала «Россия» снимают сериалы, который вообще за гранью добра и зла, их делают в основном женщины. Там засилье женщин-сценаристов и женщин-режиссеров. В сериалах «России»  всегда есть любовная драма в богатом доме. Где муж зарабатывает большие деньги тяжелым архитектурным трудом, его супруга – красивая женщина-врач, и всегда есть домработница. И о чем они говорят? О чем угодно, кроме того, что имеется в реальной жизни, в их жизни нет Путина и «Единой России», нет повышения квартплаты и неубранного снега. Вы про какую страну нам рассказываете? Разве это про Россию?

Во всех наших сериалах нет музыки, но главное – нет блеска, нет желания припасть и смотреть до конца, а потом с нетерпением ждать следующей серии.

Кроме сериалов у нас делают и многосерийные фильмы: «Жизнь и судьба», «Белая гвардия», «Ликвидация» и так далее. Многосерийный фильм, в отличие от сериала, -  это обычно экранизированное литературное произведение с началом и концом. Но, несмотря на то что жанровое различие есть, итог получается такого же качества.

Мерилом успехом у нас стала «Ликвидация», хотя такие фильмы должны быть хорошим средним уровнем. «Ликвидация» – это не шедевр, там есть сценарные недоработки, там слабый финал, ходульный образ главного героя, – я думаю, авторы ошибку сделали, взяв за эталон «Место встречи изменить нельзя», они перепутали, кто в «Месте встречи» главный герой – это Шарапов-Конкин, а кто герой второго плана, это Жеглов-Высоцкий. Так вот Высоцкий ни капельки не меняется за время фильма, а герой Конкина меняется, и это правильно, потому что в любом фильме главное это история человека, его развития. А в «Ликвидации» сделали героем Жеглова, но в исполнении Машкова.

Но в «Ликвидации», по крайней мере, старались.

А в большинстве случаев не стараются. Но призы получают. Вот у нас в последний раз ТЭФИ получил сериал «След». Я такое сравнение могу привести: я ничего не имею против колготок, это крайне необходимая вещь. Но когда коготки получают главную премию на конкурсе модной одежды, это странно. Потому что не могут чулки получать первую премию за выдающийся дизайн. А с сериалами нашими происходит именно так.

Говорят, у сериала «След» хороший рейтинг, что пользуется спросом у зрителей. Но на безрыбье и рак рыба. Я знаю случаи, когда заключенные в  колонии смотрели телевизионную сетку.  И вот у сетки был рейтинг в отдельно взятой колонии. Так что рейтинг это вообще не показатель. И вообще – самый большой рейтинг будет у программы, в которой возьмут Ксению Собчак, разденут и начнут по ее голой спине бить кнутами. Но надо ли такое снимать? Нужен ли такой рейтинг? На мой взгляд, не нужен.

Можно ли делать хорошие, качественные сериалы? Конечно. Есть такие примеры. В основном качественные сериалы делают в США, но не только там. Сериал Lost – безусловно, качественная продукция, хотя это и не «Война и мир». Очень хорошая работа  американский сериал «24», в нем 8 сезонов по 24 серии каждый. Хороши сериалы «Во все тяжкие» и «Безумцы», это о рекламщиках в 1960-е годы, завораживающая вещь. Замечательны исторические сериалы «Тюдоры» и «Рим». Есть  сериалы «Родина», «Отряд «Антитеррор»» и невероятного уровня сериал «Игры престола».

Конечно, Америка в производстве качественных сериалов доминирует – американцы уже давно идут по той дороге, на которую мы и не пытаемся ступить, но есть и европейские примеры. Датчане сняли сериалы «Убийство» и «Мост». Французы – шикарный исторический сериал «Командорство». Испанцы делают  «Толедо». И у нас в России много людей, которые ждут, когда переводы этих сериалов появятся в сети, – и таких любителей много, потому что  ради меня одного никто не стал бы переводить. Но переводят – значит, есть аудитория. А я не знаю наших сериалов, которые бы  кто-нибудь дублировал на английский, и чтобы американцы с замиранием ждали, когда же выйдет следующая серия.

Конечно, делают в США и менее удачные сериалы, потому что сливки возможны, только когда есть молоко. А у нас сливки не получаются, потому что и молока нет – есть разбодяженная жидкость, из которой блинов не сделаешь.

Почему у нас так происходит? По одной причине – никто у нас не думает о зрителе. Для того чтобы делать хорошую продукцию, необходимо, прежде всего, горячо любить свою Родину и людей, которые в ней живут. Чтобы для них делать так, чтобы они смеялись и плакали, чтобы пустели улицы в момент показа. И если у создателей это первая задача, то может шедевр получиться, а если первая задача распилить, откатить, наварить, чтобы в результате купить домик на Кипре, все что угодно получится, кроме настоящего искусства.

Один продюсер мне совершенно четко объяснил, почему у нас не снимают хороших сериалов. Это экономически невыгодно. Суть сериальной экономики в том, что сериал отбивается уже на первых показах. На серию заложено 8 минут рекламного времени, минута в прайм-тайм стоит 60 тысяч долларов, получается 480 тысяч за серию (и это только первый показ, а еще будет второй показ, показ на Украине и т.д.), а изготовление одной серии редко когда обходится дороже 250 тысяч долларов.

В итоге продюсеру совершенно невыгодно делать сериал лучше, то есть затратнее, потому что затраты – это и количество камер, и работа сценаристов, и приглашение актеров. Продюсеру выгодно сэкономить и уложиться в 150 тысяч за серию.

Часто продюсеры говорят: вот мы сейчас снимем пять плохоньких сериальчиков, но уж из шестого сделаем шедевр. Многие так говорят, но никто шедевра не снял. Это как бизнес по торговле наркотиками. Нарокобароны тоже говорят:  мы пока поторгуем наркотиками, а потом построим школу для одаренных детей, но до школы никогда не доходят руки, потому что очень много текущих забот по наркообороту.

Ожидать, что создатели наших сериалов когда-то насытятся и займутся добрыми дела – бессмысленно. Это можно менять только силовым путем.

Потому что надо сломить сопротивление организованной группы лиц, которые поняли, что сериальное производство – это бизнес, который по прибылям сравним с  продажей наркотиков. Только за наркотики сажают, а за сериалы премии дают.

Народ надо лечить – сначала уменьшая дозу и вливая физиологический раствор. Это мнение, может, и разделают многие, но даже среди творческих людей с именами трудно найти  человека, который откажется от денег, если предложат заработать денег на самом плохоньком сериале.                       

ранее:

«Человек, который может защитить себя с помощью оружия, обладает большей гордостью»
«Я не защищаю Каддафи – он и правда диктатор»
«Мы решили предать эту историю гласности, чтобы она осталась в истории»
«Если выполнить пожелание президента, то безработных журналистов будет больше»
«Даже на гулаговской зоне люди радовались»
Кому надо было давать премию «Национальный бестселлер»











Lentainform