16+

Жена Алексея Навального рассказывает о муже и семье

03/12/2012

Жена Алексея Навального рассказывает о муже и семье

Мы встретились с супругой Алексея Навального Юлией — первой леди протестного движения, если судить по итогам выборов в координационный совет оппозиции, — и поговорили с ней о слежке, усталости от полицейских разборок, влиянии работы мужа на их семью и любви к Мэрилину Мэнсону.


            Популярность моего мужа мне совершенно не мешает, тем более что это популярность в узких кругах. Его достаточно редко узнают в метро, а уж меня и подавно. Я живу той же жизнью, которой жила раньше. Отношения с родственниками и друзьями тоже никак не изменились после того, как Алексея стали часто упоминать в СМИ. Даже в нашем доме мы «прославились» только после июньских обысков. Я стараюсь поменьше обсуждать то, чем занимается мой муж. Это совсем не табу, и подруги, конечно, читают его блог и интервью, но, встречаясь, мы разговариваем совсем на другие темы. С женами других общественных деятелей я не общаюсь. Мы изредка видимся на каких-то мероприятиях, здороваемся, но не более. Подруги у меня какие были, такие и остались.Мы обычная семья. У нас нет домработницы, есть няня, которая помогает мне с детьми, сидит с ними, если мне нужно куда-то сходить вечером.

Деятельность мужа, конечно, иногда влияет на то, как мы проводим время. Например, в рестораны Новикова (он член «Единой России») мы пойдем, если только это чей-то день рождения и неудобно отказаться. Я не хожу в «Азбуку вкуса», потому что в Марьино ее нет и мне гораздо удобнее зайти в «Ашан». А за хлебом я хожу в магазин в нашем доме, который мы с мужем называем «путинским», потому что там очень долго висел портрет Путина. Портрет, правда, уже сняли, а вот хлеб там по-прежнему отличный.

Никаких изменений, связанных с общественной работой Алексея, в нашей жизни не произошло. Были неприятные моменты: наружное наблюдение за мной в разгар декабрьских событий. Постоянно ездила машина, какие-то люди ходили за мной по супермаркетам. Забавно, что, когда я выезжала из дома рано, они за мной не ездили — видимо, у них рабочий день начинался позже. Сначала я как-то реагировала: пыталась «уйти от хвоста», сфотографировать. Сейчас уже перестала обращать на это внимание. За Алексеем вообще постоянно ездит несколько машин, в открытую. Он привык, и я привыкла. Подписка о невыезде — более неприятная вещь. Поездки были одним из немногих наших развлечений, а сейчас дальше Московской области не уедешь.

Мой день начинается с того, что я отвожу детей в школу и детский сад. Мы постарались выбрать Даше самую «сильную» школу, но в нашем районе, потому что везти ребенка по пробкам тяжело. А вот детский сад находится у нас во дворе. Это обычный детский садик, Даша ходила туда же, как и все остальные соседские дети.


Жена Алексея Навального рассказывает о муже и семье

Вечером, когда с работы возвращается Алексей, мы обсуждаем с ним новости, читаем и ложимся спать. В последние месяца три подсели на сериалы, хотя раньше их никогда не смотрели. Смотрим The Walking Dead и Homeland. Алексей в восторге от Breaking Bad, сейчас уговаривает смотреть вместе с ним The Wire, но мне трэша и разборок с полицией и в обычной жизни хватает, поэтому я его заставляю смотреть «Борджиа».

Каждый день читаю «Ведомости» и «Коммерсантъ». Последнее время удобнее всего стало получать новости из твиттера. Но с ним нужно быть поосторожнее: не успеешь оглянуться, как уже полдня прошло. Своего аккаунта у меня нет, а даже если бы и был, то я точно никому бы об этом не сказала.

Что касается книг, то я просто обожаю многочисленные версии списка «Сто лучших книг». К счастью, версий так много, что список никогда не закончится, а все книги в нем отличные. Сейчас читаю «Волшебную гору» Томаса Манна. Ну и современные бестселлеры стараюсь читать.

Последний фильм, после которого рыдала и отходила полдня, — «Жизнь Дэвида Гейла» с Кевином Спейси. Он вышел в 2003 году, но до сих пор, когда речь заходит о «сильном фильме», я вспоминаю только его.

Что касается музыки, сейчас в нашем с детьми топ-чарте Мэрилин Мэнсон и Эми Уайнхаус. Захару больше нравится Мэнсон, и, когда мы с Дашей ставим в машине Эми Уайнхаус, он скандалит и требует включить «его музыку». Странно, по идее, Даша должна любить Мэрилина Мэнсона сильнее — мы ходили на его первый московский концерт, когда я была ею беременна.Захару всего четыре года, и то, чем занимается отец, ему пока не понять: ну ушел на работу и ушел. Его волнует другое: вот сегодня за завтраком он спросил папу, почему тот в последний раз с нами в отпуск не ездил. Пришлось объяснить, что есть плохие люди, которые его не выпускают из Москвы.

Даша, конечно знает, что отец — юрист, адвокат, она, разумеется, видит газеты и журналы с его фотографиями и определяет смысл его деятельности просто как «он борется с жуликами». Но это не сильно ее интересует — у нее совсем другие увлечения, она вся в танцах и музыке. Хотя у Даши есть подружка, ее ровесница, которая читает, что пишет Алексей и что пишут про него, везде активно распространяет лозунг про «партию жуликов и воров» и даже отказывалась писать в школе какие-то письма, призывающие родителей прийти на выборы. Сама бы не поверила в такое, если бы ее не знала.

Когда прошлой зимой мужа посадили на пятнадцать суток, поначалу я ничего не говорила детям: ну нет папы и нет, у нас часто бывает, что они могут не пересекаться несколько дней, потому что Алексей очень поздно приходит домой, а дети рано уходят в школу и детский сад. Но вечером мне стали звонить родители из класса со словами поддержки. Стало очевидно, что завтра Даша узнает обо всем от детей, и это будет совсем неправильно. Даша у нас девочка стойкая, но от слов «полиция» и «арест» она напряглась. К счастью, ее замечательно поддержали в школе, один из учителей даже подошел и пожал ей руку, так что если сначала она немного испугалась, то быстро почувствовала, что правда на нашей стороне, и уже через пару дней все было хорошо. Ужасно, что еще меньше года назад арест на пятнадцать суток был событием, а сейчас тринадцать человек по делу 6 мая ни за что сидят уже несколько месяцев, а административные аресты бывают после каждой акции оппозиции, и никого это не удивляет.

Как близкий человек и жена я, конечно, желаю Алексею только продвижения вверх и вперед. Я видела, как начиналась его политическая и общественная деятельность, знаю, что он делает это, потому что верит, что может все изменить. Та поддержка, которую ему сейчас оказывают многие, появилась в результате долгой, тяжелой и кропотливой работы, которую он действительно искренне любит и посвящяет ей все свое время. Я разделяю его взгляды и счастлива, что наша семья может быть ему той опорой, в которой он нуждается.                      

sncmagazine.ru











Lentainform