16+

Почему власти Петербурга не эвакуируют автомобили, как на западе

05/12/2012

Почему власти Петербурга не эвакуируют автомобили, как на западе

В Петербурге принудительно эвакуируют по 10 тысяч машин в месяц. Что, впрочем, мало сказывается на количестве неправильно припаркованных автомобилей.


            Наблюдатели считают, что применяемая схема выгодна исключительно эвакуаторным компаниям, и недоумевают, почему в Петербурге не применяют западные схемы: штрафная квитанция под дворник, блокиратор на колесо и только в крайнем случае – принудительная эвакуация.

Cейчас тариф за принудительную эвакуацию в городе составляет 2700 рублей, это помимо штрафа за неправильную парковку в 3000 рублей. Разобраться, из чего складываются тариф на эвакуацию невозможно в принципе. Когда те же работы оплачивал городской бюджет, стоимость вывоза машины-нарушительницы на спецстоянку составляла 1700 рублей.

Автомобильный правозащитник Александр Холодов только что выиграл дело в Верховном суде РФ. Он доказал, что действующие тарифы на эвакуацию в Петербурге необоснованно высоки, что провинившиеся автовладельцы не должны оплачивать прибыль эвакуаторных компаний. Правда, сам Холодов сказал «Городу», что сомневается в том, что тариф снизится в полтора-два раза. «Скорее всего, его пересчитают заново, добавят каких-то новых трат, так что он, может, даже вырастет».

«На суде представители транспортных компаний уверяли, что прибыль у них нулевая, хотя летом и не скрывали особо, что она заложена в эти 2700 рублей, – говорит Холодов. – В Москве, кстати, эвакуация дешевле, а уж о других регионах и говорить нечего. На мой взгляд, вопрос надо ставить о профессионализме Комитета по тарифам. Они не в состоянии нормально посчитать стоимость, и поэтому у нас принудительная эвакуация стоит в два раза больше, чем в Самаре. Даже если комитет заново пересчитает тариф и получится, что 2700 рублей – это цена без прибыли, все равно ему придется отвечать, как это: одна и та же цена может быть и с прибылью, и без. Ну да, конечно, сейчас транспортная компания, осуществляющая принудительную эвакуацию, должна еще платить за аренду земли. Тогда надо было дать возможность участия в конкурсе тем предприятиям, у которых есть своя земля, а не только свои эвакуаторы…»

Депутат Заксобрания единоросс Виталий Милонов, проголосовавший, как и вся фракция «Единой России» в ЗакСе, за закон о принудительной эвакуации и за тарифы в  нынешнем виде, рассказал, что, по его мнению, эвакуация еще долго будет более эффективной мерой, чем какие-то штрафные квитанции, по которым все равно никто не платит.

«И тариф на эвакуацию если снизится, то незначительно, – добавил он. – Проблема в том, что у нас нет конкурентного рынка на этом поле, отсюда и завышенные расценки. Частная эвакуаторная компания живет за счет заказов простых автолюбителей, и их у нее много. Государственная, работающая по нарушителям, не может поручиться, что у нее будет много заказов, отсюда и завышенные расценки. Хотя если предложить всем эвакуаторным компаниям участвовать в конкурсе, и тендер выиграет тот, кто согласится возить штрафников, скажем, за 1700 рублей, тогда ситуация будет выглядеть здоровей. Но увы – есть ограничения по возможности участия…»

С принудительной эвакуацией как основным методом борьбы с нарушителями парковки не согласен научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаил Блинкин.

«Давно пора ввести в городах платную парковку, тогда и трафик снизится, и нарушителей станет гораздо меньше, – говорит Блинкин. – А эвакуаторы, конечно, дикость. Да, паркоматы, вернее, их обслуживание, буду съедать немало денег, но здесь конечная цель – не заработок, а очистка улиц».

И даже директор Ассоциации спецплощадок Борис Вьюшкин заявил, что самому ему больше нравится идея штрафных квитанций и блокираторов. «Это куда менее громоздко, чем таскать автомобиль на стоянку. Прибегать к эвакуации имеет смысл только тогда, когда машина действительно мешает проезду. Почему это не делается? Потому что наши граждане не любят платить штрафы».

Действительно ли петербургские автовладельцы не оплачивают штрафы?

Как сообщили Online812  в УГИБДД, за 6 месяцев 2012 года ГИБДД Петербурга выписало горожанам более 460 тысяч штрафных квитанций. За это же время управление судебных приставов возбудило 320 тысяч исполнительных производств по нарушителям-неплательщикам (только в области нарушения ПДД). Получается, что из 460 тысяч нарушителей 140 тысяч штрафы заплатили, а остальные – нет. После Нового года мы обещаем запросить в ГИБДД новую статистику, дабы выяснить, стали ли люди аккуратнее платить штрафы, после того как они выросли в несколько раз.

Однако не только опасения о неуплате штрафов могут остановить идею подкладывать штрафные квитанции под дворники, как в Европе. Есть и небольшие законодательные сложности. Борис Вьюшкин так их поясняет:

«Традиционно составление протокола начинается с того, что в него вписывается имя нарушителя. Когда машина стоит в неположенном месте, и кто ее так поставил – неизвестно,  выписать безадресный протокол – невозможно. В случае с фотофиксацией системой "Паркон" (в Петербурге действует несколько таких комплексов. – Н. А.) все делает компьютер: он фиксирует номер и сразу вытягивает из базы данных сведения о хозяине, которые иногда являются достоверными, иногда нет. Еще не факт, что они дойдут до адресата: вдруг он живет не по месту прописки.

Однако закон разрешает штрафовать человека в его отсутствие, только если процесс осуществляется автоматически и фиксируется на видеокамеру, дабы исключить всякий человеческий фактор. Так что распихивание бумажек, адресованных неизвестно кому, написанных неизвестно кем, но с вполне конкретными суммами действительно незаконно».

Однако вполне можно  заменить эвакуатор на блокиратор, снять который полицейский согласится только после уплаты штрафа. Почему же их не применяют?

«Но это же очевидно, – говорит депутат Законодательного собрания СПб, яблочник Александр Кобринский. – Вы предлагаете схему, при которой аффилированные компании не будут иметь никакого дохода. Это одна сторона вопроса. Вторая –  иногда эвакуация является единственным способом расчистить дорогу. Ну и третья причина – у нас все судопроизводство живет в каменном веке. Это в Европе все строится на доверии. Принесли человеку штраф, и никто не сомневается, что он его оплатит. У нас же дорожная инспекция не имеет никакого контакта с судами и приставами. Штрафы не собираются, а если и собираются, то это никто не отслеживает.

У меня недавно был штраф на 300 рублей за неправильную парковку. Без эвакуации. Еще до 1 июля. Я оспорил его в суде, потому что правила не нарушал, и суд принял мою сторону. И через месяц получил определение от судебного пристава, что в отношении меня открыто исполнительное производство, за неуплату этого штрафа. Я, конечно, послал копию судебного заключения в районный отдел УССП, а потом решил, что нужно наложить взыскание на заместителя командира роты ГИБДД, который передал материалы по мне судебным приставам и не отследил, вступило постановление в законную силу. У гаишников нет базы данных судов, у приставов – базы гаишников.

По закону отслеживать собираемость штрафов должен тот орган, который наложил наказание: ГИБДД или суд. У суда это почему-то получается, у дорожной инспекции нет. Выход тут один – общая база данных. И ведь она есть, вот что обидно. Только в безобразном состоянии. ГИБДД ведет свою базу по административной практике так: заносит сведения о нарушителе сразу по составлении протокола, но еще до вынесения постановления. И, конечно, к базе административной практики суды и приставы доступа не имеют. Почему? Неужели это так сложно, в XXI веке, сделать базу единой, чтобы по ней можно было отслеживать судьбу каждого нарушителя, а заодно видеть: какие судьи выносят какие решения, и какие инспекторы кого, где и как штрафуют. Оказывается, нельзя. Проще работать по старинке и нарываться на наказания, как нарвался этот замкомандира роты.

А вы знаете, что если на человека незаконно наложили штраф, то он сможет вернуть свои деньги через Министерство финансов, но на это потребуется год? Ладно, ради торжество истины не жалко. Но водитель получит эти деньги из нашего бюджета, а не с фирмы, которая обогатилась на перевозке машины, и не с гаишника, который сделал ошибку. Я пробовал добиться, чтобы наказывали и чересчур ретивых инспекторов. Но что оказалось? Сначала нужно выиграть дело об административном правонарушении, доказать, что правила ты не нарушал, и штраф был наложен необоснованно.

Потом, чтобы суд только начал рассматривать твою жалобу, направить запрос в структурное подразделение ГИБДД с просьбой прислать дело для изучения. Его могут прислать через месяц, а могут через полгода. А у дисциплинарных правонарушений (мы же хотим привлечь инспектора к дисциплинарной ответственности) тоже есть свой срок давности – те же 6 месяцев. И пока дело пересылается, процесс может закрыться из-за того, что сроки прошли. Конечно, для ГИБДД и чиновников такая ситуация удобна: при такой волоките они чувствуют себя в безопасности и могут без устали трудиться, наполняя карман тем автотранспортным компаниям, с которыми у них есть договоренность».                 

Нина АСТАФЬЕВА

Надоело ездить городским транспортом, а купить автомобиль вы пока не можете себе позволить? Специально для вас прокат автомобилей в Санкт-Петербурге. Подробности предложения на сайте www.autoliga.info.











Lentainform